Одесса страдает, но приспосабливается

Как будет развиваться ситуация в Одессе после сноса барельефа маршалу Жукову? Городские власти — инициаторы сноса или жертвы активности националистов? Будут ли они руководствоваться законом и восстанавливать историческую справедливость?


Одесса ждет сигнала от Кремля?

Об этом "Правде.Ру" рассказал политический обозреватель ИА News Front, бывший главный редактор одесской телекомпании "Академия", экс-начальник отдела разведуправления штаба Одесского военного округа Юрий Селиванов.

Читайте начало интервью:

Снос барельефа Жукову — провокация украинской власти

Почему одесситы не защитили Жукова?

Одесса против нацизма, но молчит. Почему?

— Юрий Борисович, украинские власти сейчас оправдываются за снос мемориальной доски маршалу Георгию Жукову. Мэр Одессы Геннадий Труханов сначала сказал, что это беспредел и что он будет как-то восстанавливать этот барельеф. Но потом нашлись люди, которые сказали, что этот снос и был организован по распоряжению областной администрации и конкретного военкомата. В общем, нашлись люди, которые подписали данный приказ, ссылаясь на закон "О декоммунизиции", хотя даже в этом скандальном акте совсем не указано, что должны сноситься памятники конкретным людям, которые участвовали в сражениях с фашистами, а только упоминаются какие-то кагебешники, которые якобы подавляли именно украинство.

А маршалу Жукову поставили эот барельеф как начальнику Одесского военного округа, поэтому он вообще не подпадает под этот закон. Но тем не менее сейчас это варварство власть уже пытается как-то оправдать.

Каково ваше мнение на этот счет? Все же сама власть дала добро на это, а теперь оправдывается или это была инициатива каких-то еще сил? И какие вообще подходы на Украине к этому и другим подобным событиям?

— Понимаете, есть такая как бы тенденция, девизы и лозунги про независимость и свободу у (извините за выражение) дерьма, которое сейчас правит Украиной. Вот это постоянное упоминание к месту и не к месту, что они — это одно, а там — уже другие как бы самостоятельные, и все отдельные от других, и третье, пятое, десятое…

На самом деле, на мой взгляд, это все, собственно говоря, составные части одного и того же пазла, назовем это так. Это в целом вся такая власть, которая сейчас правит Украиной. А суть этой власти заключается в том, что они думают только о себе, но подстраиваются под общую тенденцию.

Поэтому они и уничтожают эти памятники под самыми экзотическими, я бы сказал, идиотскими предлогами. Это так и есть, потому что на самом деле по факту это не декоммунизация, это фашизация Украины. То есть то, что на самом деле запрещено тем же самым законом. Это борьба с теми, кто сокрушил нацизм в мировом масштабе.

Это как понимать на самом деле? Это надо понимать следующим образом: у власти сейчас находятся прямые потомки тех же гитлеровцев, и для них Жуков, тот же Маринеско и все остальные советские воины, которые сражались за освобождение Украины от фашизма, — это противники, враги. Какие могут быть памятники противнику в захваченной ими стране? Я это только так понимаю.

И, кстати, этот памятник далеко не первый, который совершенно не подпадает ни под какие определения, кроме вот этой чисто фашистской деятельности во славу дивизии СС "Галичина" и самого Адольфа Алоизовича Гитлера. Вот так. Это все надо понимать в том черно-белом варианте, хотя мы уже давно проехали все это, сейчас другие времена, но они все это хотят вернуть.

— Вы полагаете, что и дальше будет продолжаться такая тенденция на уничтожение памятников?

— Если этот режим не будет уничтожен, то почему бы им дальше не двигаться в том направлении. Конечно же, это будет продолжаться, хотя бы потому, что и сам режим в целом, и конкретные исполнители таким образом зарабатывают себе на жизнь. Это, может быть, для кого-то и странно прозвучит, но это так. Я имею в виду, что, по сути, последний ресурс нынешней Украины и украинской власти — это русофобия, потому что экономику они уничтожили, в основном, кстати, за счет разрыва экономических связей с Россией.

Западу, в частности Евросоюзу, они оказались в этом плане совершенно не нужны, и поэтому все, чем они могут торговать, — это своим статусом антироссийского военного плацдарма. Поэтому что им теперь остается делать? Поэтому, если этот режим будет дальше, то так и будет. Да, все это будет только усугубляться все больше и больше.

— Все же конкретно по этой ситуации что можете сказать? Ведь мэр Одессы говорил и писал, что, каким памятникам быть в Одессе, каким нет, будут принимать исключительно одесситы. Он сейчас какие-то шаги будет предпринимать в связи с произошедшим? Кернес предпринимал после таких случаев. Он подал в суд и вернул проспекту имя того же маршала Георгия Жукова, вернул барельеф, который там тоже был снесен. Геннадий Труханов будет так же действовать или нет?

— С утилитарной точки зрения, скажем так, у него в руках есть для этого достаточно мощные рычаги. Более того, он руководитель города. Он имеет абсолютно тесную, я думаю, рабочую связь с городским советом Одессы.

— Там ведь, кстати, и петиции какие-то от городского совета уже были по этому поводу.

— Городской совет Одессы правомочен на территории города как муниципальная отдельная единица принимать такого рода решения, то есть механизм для того, чтобы восстановить эту ситуацию в нормальном виде, в принципе есть. Но будет ли это делать Труханов в этой ситуации, учитывая то, что, например, при его же мэрстве, примерно года три назад, тот же городской совет принял постановление о признании Российской Федерации врагом Украины...

— Так ведь в верхах украинской власти постоянно говорят и пишут, что Россия — агрессор.

— То есть, как я уже говорил, все ориентируются на некую общеполитическую выгодную реальность. Вот если она в положительном смысле изменится, тогда сразу появится очень много желания у того же Труханова и многих других, чтобы делать все противоположное. Пока они, видимо, не очень активны в этом плане.

Читайте окончание интервью:

Украина против расследования одесской трагедии. Почему?

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев