Главный транспортный узел Евразии: интриги, скандалы, компромиссы

Наконец-то Ташкент и Ашхабад договорились: две столицы достигли компромисса в многолетней конкурентной борьбе за право играть ключевую роль в региональных транспортных проектах. МИД Туркмении выразил недовольство планами строительства железной дороги между Узбекистаном и Таджикистаном в обход туркменской территории. После этого официальный Ташкент поспешил заявить: Узбекистан не собирается строить железную дорогу в обход Туркмении.

Еще в древние времена возникла поговорка: "Восток — дело тонкое". На протяжении веков султаны и падишахи восточных династий подозревали друг друга в закулисных сговорах. Сегодня, в XXI веке, недоверие между столицами стран Центральной Азии сохраняется. Так, в Ашхабаде с ревностью следили за двусторонними переговорами между Ташкентом и Душанбе, куда не посчитали нужным пригласить представителя правительства Туркмении. А ведь речь на переговорах не в последнюю очередь затрагивала судьбу Туркмении. На повестке дня — строительство новых участков железной дороги между Узбекистаном и Таджикистаном с последующим выходом на мировой рынок.

Ашхабаду тут помогла география: часть железнодорожного полотна пройдет через территорию Туркмении. Однако источники, близкие к консультациям Ташкента и Душанбе, предали огласке неприятное для туркмен сообщение: узбеки и таджики, чтобы не усилить роль Ашхабада в регионе, хотят строить участок дороги в обход туркменской территории.

Эта новость чуть было не привела к дипломатическому скандалу: МИД Туркмении выразил недовольство и назвал появившуюся в СМИ версию "недоразумением".

Ташкент явно не был заинтересован в ссоре с близким соседом, и заместитель председателя правления АО "Узбекистон темир йуллари"("Узбекские железные дороги") Даврон Дехканов поспешил опровергнуть слухи. "Узбекистан не намерен строить железную дорогу в обход Туркмении", — подчеркнул он.

"Мы все потребности перевозок грузов в Таджикистан осуществляем по железнодорожной линии через пограничный переход Кудукли в Сурхандарьинской области, — продолжил узбекский чиновник. — Никаких задержек нет, грузы доставляются своевременно, поэтому такой особой потребности в строительстве новых участков нет".

Таким образом, Ташкент и Ашхабад достигли компромисса в многолетней борьбе за право играть роль ключевого транспортного центра Евразии.

Сначала на эту роль претендовал Ташкент, у которого более развитая транспортная инфраструктура. Однако Ашхабад решил не отставать: за короткий срок были построены два современных международных аэропорта в городах Ашхабад и Туркменбаши (бывший Красноводск).

Туркмения также пытается заручиться поддержкой Душанбе для начала реализации амбициозного проекта строительства железной дороги Таджикистан — Афганистан — Туркменистан.

Однако продолжающаяся гражданская война в Афганистане вызывает опасения у потенциальных инвесторов проекта. В частности, недавно Азиатский банк развития, который собирался финансировать строительство афганского участка, вышел из проекта. Так что пока денег на строительство магистрали нет.

Примечательно, что в марте 2017 года свой первый зарубежный визит после своего избрания на пост президента Узбекистана в декабре 2016 года Шавкат Мирзиёев совершил в Ашхабад.

Шавкат Мирзиёев и Гурбангулы Бердымухамедов — ровесники, им обоим по 60 лет. И у двух странах много общего. Например, Узбекистан и Туркмения отказались войти в созданный по инициативе Москвы Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Обе страны также не являются членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Возможно, это не простое совпадение, а своего рода сигнал из Москвы: Владимир Путин в ходе своего недавнего турне по Центральной Азии не посетил с визитом Ташкент и Ашхабад, но при этом побывал в Душанбе, который участвует в основных интеграционных проектах СНГ.

В Ашхабаде Мирзиёев и Бердымухамедов подписали договор о стратегическом партнерстве между Республикой Узбекистан и Республикой Туркменистан. Они высоко оценили сотрудничество двух стран в экспорте природного газа по трубопроводу Туркмения — Узбекистан — Казахстан — Китай.

Но при этом лидеры двух стран вопреки ожиданиям не отменили визовый режим между Узбекистаном и Туркменией. Так что не все преграды для интеграции двух соседних стран устранены. И повод для недоверия все еще сохраняется. Такое на Востоке — не редкость.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен