Русские требуют не льгот, а равноправия

Трудовая миграция порождает много проблем — от бытовых до государственных. Отношение к приезжим, судя по социологии, с каждым годом становится хуже. Насколько объективен процесс миграции? И можно ли обойтись без завезенной рабочей силы? В эфире "Правды.Ру" рассуждает Юрий Московский, директор проектов Фонда развития международных связей "Добрососедство", ответственный секретарь Общественно-консультативного совета при УФМС РФ по Москве .

— Сегодняшний разговор посвящен теме мигрантов. В первую очередь, эмигрантов нелегальных, потому что миграция это очень большое понятие, эмигранты бывают разные. Может мы сразу определимся в понятиях…

— Да, давайте с терминами сразу определимся, иначе вести разговор будет очень-очень сложно. Потому что, когда говорят о миграции, как таковой у нас часто путают внешнюю миграцию и внутреннюю. Всех смешивают в одну кучу. Опять-таки, путают понятие "нелегальный эмигрант", потому что, я не знаю, как там по всей стране, но общественный консультативный совет при УФМС России по городу Москве, например, нам данные регулярно предоставляет.

Смотрите видео

В Москве, собственно, нелегальных эмигрантов относительно немного, больше стоит проблема нелегально работающих, и это принципиально важно. Потому что примерно из миллиона иностранных граждан, которые находятся в Москве, по квоте работают где-то 200 000 человек, ну, чуть поменьше, по патентам где-то 200 с небольшим тысяч, а остальные, находящиеся в Москве, кроме студентов, школьников, они так или иначе тоже работают, они же не просто так живут. 200-300 тысяч нелегально работают. Но у нас часто все проблемы иностранцев в России сводятся к дворникам из Средней Азии.

— А в связи с чем такой вывод? Может эти дворники постоянно перед глазами у москвичей?

— Вы правильно сказали, что они перед глазами. Потому что у нас в Москве в секторе ЖКХ занято порядка 100 000 человек, из них дворников во всех областях 50-60 000 работает. Количество кажется относительно небольшим, а постоянно перед глазами мелькают. А потом, есть же такое свойство человеческой психологии, человек обращает внимание на доселе непривычное.

У меня, например, моя одноклассница в Канаде живет. Она в конце 80-х вышла замуж за ливанца. Это к вопросу о миграции, о правильной организации миграции. Я спрашиваю Лену: "Ты долго-долго не была на родине, что удивило в Москве, в России?" "В Москве меня удивило большое количество белых лиц в метро. У нас все совершенно не так". То есть опять разные взгляды, мы выделяем своим глазом одно, она — совершенно другое. Это свойство психологии.

— Вот Канаду вспомнили. Может, это наше будущее, они же опережают нас?

— В чем-то опережают, в чем-то не опережают. В плане организации миграции в Канаде, именно организации миграционных процессов, нам, конечно, нужно их опыт брать и перенимать. Так Канада фактически федеративная страна. Там масса своих проблем, но я беседовал с людьми, они говорят, что этнической, расовой неприязни нет. Там есть проблема Квебека, да. Там есть социальные проблемы. Но проблемы межнациональных отношений и межрасовых отношений у них нет. То есть канадское правительство путем различных программ привлекает высококвалифицированных специалистов. Им удалось этого добиться, причем китайская миграция довольно большая, например, но тем не менее, отторжения у жителей не вызывает.

— Там еще много украинцев, их уже не считают мигрантами?

— Опять-таки, что такое мигранты? Международная организация по миграции МОМ, например, считает мигрантом любого человека, который не родился на территории данной страны. По их данным, таких у нас 12 000 000 человек.

— Не владение языком, не религия, а именно…

— Да, родился на территории страны или нет. Но у нас уникальная ситуация — Советский Союз распался на много государств. Поэтому посмотрите депутатов Госдумы, например, я уже говорил на эту тему, на списки наших многих политиков, они же не родились на территории современной Российской Федерации, они родились в Киеве, в Минске, в Ташкенте, на территории Эстонии, в Риге.

— Но если русский родился или украинец, скажем, в Ташкенте, мы не считаем его мигрантом. Для нас мигрант совсем иное.

— Мы не считаем. Международная организация по миграции считает. Поэтому, когда говорят 12 000 000 мигрантов — это МОМ определил по международным стандартам. По нашим данным в Москве порядка миллиона иностранных граждан, может чуть поменьше, около 600 000… Просто вдумайтесь: что такое миллион иностранных граждан только в Москве?

Читайте также: "Только москвичи и недовольны мигрантами"

— Для такого мегаполиса, как Москва это…

— Это колоссальное количество. На Манежную площадь в свое время вышло 5 000 человек. Помните эти события? Тут же мы считаем всех. Не только выходцев из Средней Азии, тут украинцы, американцы. Американцев в Москве, граждан США, порядка 10 000. 30 000 студентов.

— Это входит в миграцию?

— Входит. Я еще раз говорю, собственно, из государств Средней Азии называют разные цифры, наверное, тысяч где-то 400. Может быть 450. Это я говорю про граждан. Потому что часть людей уже стали российскими гражданами. Они в статистику УФМС не попадают. Но если смотреть статистику переписи населения, там цифры на порядок ниже, чем те, что я называю. Причем эти цифры особо не меняются со времен переписи 2002 года. То есть парадокс-то в чем. Многие цифры выдуманы, они взяты с потолка. И когда я представителям говорю, вот почему евреи не попрятались, а таджики все попрятались, они мне на это ничего не могут ответить.

Помните, какой был шум относительно этнических кварталов, этнических районов в Москве. Я готов поспорить, что мне не назовут ни один этнический район в Москве. Туда, как уверяют, куда таксисты отказываются ездить…

- Парк "Кузьминки", к примеру.

— Ну парк, извините, это не жилой район. Я знаю много домов, где живут армянские беженцы. Но это опять же дома, да их много, действительно. Есть несколько общежитий. Но это не район и это разные вещи. Принципиально.

— То есть вы считаете, что таких этнических районов, как в Риме, Париже у нас нет?

— Нет! У нас в Москве запретительный барьер поставили — цена на жилье. Поэтому есть подвалы, например, где живет огромное количество иностранных граждан и российских граждан. И не обязательно это дворники или низкоквалифицированные рабочие. Там банковские работники живут, приехавшие на заработки.

Парадокс-то в чем. У нас смешение колоссальное. У нас, в отличие от многих стран мира, нет кастовой системы, которая там установилась. У нас есть, конечно, богатые районы, но у нас в этих же районах, если говорить про Москву, в центре живут и очень бедные пенсионеры в очень дорогих квартирах. Этого в мире нет, на самом деле. Я говорю про реальность. Я не говорю, хорошо это или плохо. Реальность такова. Поэтому у нас полная мешанина в этом плане идет.

Поэтому, если говорить про миграцию, которая беспокоит людей, как таковая, — лица чужие, непривычные.

— Вы считаете, миграция у нас все таки этническая, а не религиозная? То есть, прежде всего этническая неприязнь?

— Да, этническая, она не религиозная. У нас на религию никто внимания не обращает. Это реальность. Но вот выходцы с Кавказа, официально россияне, не мигранты, но вызывают довольно сильное неприятие. Да, я бы даже сказал расовая.

— На порядок выше всех остальных?

— Вопрос не этнический, с научной точки зрения… Вот лицо мне не нравится. Помните анекдот? Бьют не по паспорту, а по физиономии. И это связано со многими факторами, это можно проводить исследования. Москва с этим уже сталкивалась, просто все уже забыли. Вот берем Москву конца 19 века, население города почти миллион человек. В нынешних границах где-то миллион двести тысяч, там деревни вокруг.

— Кстати говоря, тогда дворниками были татары.

— Дворники были татары, но Москва на 95 процентов была русским городом. Более того, она была европейским городом в этом плане. Татары — это была экзотика. Потому что люди ехали из деревень татарских, скажем так. К 1941 году при СССР национальный состав был порядка 84 процента были русские, потому что русскими стали те, кого до этого называли и малороссы, белорусы и великороссы, а вот евреев было 6-7 процентов, а татар 2-3. И мало кто знает, это вызывало тоже большую напряженность.

Советское правительство с этой проблемой справилось. В том числе жесточайшими мерами. Это отдельно смотреть надо на ту политику, которая проводилась. Но вы представьте, у вас города численно выросли за 10 лет в 2-3 раза. Вот берем город Рыбинск. Население в Рыбинске было 20 000 человек, а к 41-му году там было 100 000 человек. За 15 лет. Вот это был рост, вот это был миграционный кодекс. Причем в города люди ехали из сельской местности.

— Та самая "лимита" семидесятых?

— Правильно! Так это же люди сельской культуры, как правило, русские, владеющие русским языком, религия тогда не играла роли, имела значение стереотипность поведения. Горожанина было видно. Посмотрите фильмы прошлых лет: 40-х годов, 30-х годов. Человек, приезжающий из деревни, и как он ведет себя в городе, как он город воспринимает. Это совершенно другое мировосприятие. Это был конфликт культур.

— А нынешняя миграция прибавляет к этническому и расовому еще и столкновение культур?

— Это главное. Если раньше люди из села приезжали в маленький город, например, или в большой город, а потом уже переезжали в столицу. Но была какая-то точка подскока, что называется. Сейчас же напрямую в крупный город. К нам из Средней Азии сейчас, с Северного Кавказа идет сельская миграция. Со всеми вытекающими последствиями. И несут с собой модель поведения среднеазиатского кишлака или кавказского аула, начиная от одежды и кончая религиозными обрядами. Да к тому же — это касается выходцев из Азии, в первую очередь, безобразно владеют русским языком.

Колоссальное значение имеет владение языком. Первый взгляд, когда встречают по одежке, а потом человек говорит, точно так же как мы, без акцента. И этот человек перестает восприниматься как чужой. Кстати, та же самая проблема с русской диаспорой, которая живет за рубежом. Они-то думают, что владеют английским прекрасно, но русский акцент видно сразу. И они удивляются, почему их не воспринимают. А вы воспринимаете в своей среде человека, который говорит с жутким акцентом?

Вот и факторы отчуждения, переходящие в неприязнь и ненависть. Подытоживая — москвичей, жителей крупных российских городов настораживает в мигрантах внешний вид, язык, культура, поведенческие нормы в быту.

— Преодолимо ли это неприятие?

— Русский народ очень мощная нация. Они интегрировали и адаптировали, действительно, всех. Все волны миграционные. Не сразу, через два, три, четыре поколения….

— Каким образом?

— Самым естественно-лирическим. Юноша общается с девушкой, тем более в условии мегаполиса, проходит время, нарождается второе поколение…

Я как-то говорил, на территории бывшего Советского Союза было порядка 7 000 000 евреев, по переписи 1956 года было 5,6 миллионов евреев. Сейчас с Российской Федерации выезд-въезд был колоссальный. Они просто растворились в русской массе, в Москве 57 000 по переписи осталось. Было колоссальное количество городских немцев, была целая категория городских немцев в начале 20 века. Ну кто-то помнит, что бабушка была немка… Первое время приезжий общается со своими, а потом его жизнь затягивает, ему становится не до этого. Он женится, знакомится, просто перестает ходить на свои собрания. Еще раз говорю, у нас нет этнических кварталов…

— Какова должна быть государственная политика в отношении мигрантов?

— Необходимо отсечь ту миграцию, которая представляет потенциальную опасность, связанную с пандемией, например. То есть человек, прежде чем прибыть в Российскую Федерацию, должен пройти хотя бы первичный медосмотр. Сделать флюорографию, предоставить справку на СПИД, на заразные заболевания, о которых мы забыли, но которые в 90-е возродились в Центральной Азии.

Второе, необходимо жестко отсекать контингент, который вызывает определенные проблемы. Если человек нарушает правила административного учета, больше его в Российскую Федерацию лет на пять не пускать. Их просто административно высылать.

— За счет государства высылать назад?

— Почему за счет государства? Они самовыездом выбывают, им просто ставят в паспорте отметку. Как правило, уезжают сами. У нас ежегодно депортируют порядка 300 человек, а высылка более 30 000, то есть просто они сами уезжают.

Несколько лет назад, например, таким образом было вывезено несколько тысяч китайцев за счет китайского правительства. Это было связано с "черкизоном". Там просто не устраивали эти показные акции под камеру, а тихо, спокойно решили этот вопрос.

— А если он пересечет границу, получит там новые документы и снова приедет?

— А сейчас для этого введена дактилоскопия. Мы вышли на другой технический уровень.

— Получается, что государство должно вкладывать средства?

— Естественно, оно вкладывает средства. Может необходимо побольше, чтобы не было очередей. Система налаживается. Дактилоскопия началась с этого года. Сейчас все, получающие разрешение на работу, в обязательном порядке проходят дактилоскопию.

Но, на мой взгляд, необходимо ввести тоже самое для патентников, официально приглашенных по квоте. Они тоже должны проходить дактилоскопию и медицинский осмотр.

— Но как это все спланировать, миграция зачастую стихийна, ее надо регулировать…

— Миграция не идет самотеком, это легенда. Есть пограничники на входе, есть квотирование. Вот квоту в Москве уменьшили, а квоту в Санкт-Петербурге увеличили. В Санкт-Петербурге стало иностранных граждан больше, потому что человек, предприниматель, стремится к легализации, ему проблемы-то не нужны.

Я почему говорю о нелегальных мигрантах? У нас разрешительный порядок регистрации, процентов 10, кстати, не регистрируется, это нормально. А основная масса регистрируется, потому что проблем не хочет. Это как с правами, можно же и без прав на машине ездить. Но 2-3 раза проедешься и надоест, пойдешь и получишь права. Причем они будут настоящие. То же самое с миграционными документами.

Здесь, конечно, необходимо порядок наводить, в частности, штрафы на работодателей очень велики, и это хорошо, я считаю. В Москве, например, за нелегально работающего полтора миллиона штрафа. То есть, 4 нелегалов у вас обнаружили, 6 миллионов заплатите. Мне говорят, что дают взятку, но на них тоже деньги нужны. Поэтому люди стараются нанимать на работу легально.

Надо четко понимать, что законов приняли много хороших, и необходим спрос с тех людей, которые законы эти исполняют. Потому что те дополнения, которые сейчас законодательно пытаются свести, это, на мой взгляд, в ближайшее время такие косметические вещи. Потому что основные вещи уже сделаны. Это дактилоскопия та же, будут введен въезд по загранпаспортам. Сейчас начнет действовать программа по ряду специальностей, профессий, когда человек обязан сдавать экзамены по русскому языку. Если он не знает язык, то он просто не имеет права приезжать в Российскую федерацию.

Повторю, все меры уже узаконены. Давайте их исполнять.

Но, действительно не хватает рабочих рук, особенно на низкоквалифицированных работах, кто бы что ни говорил, есть масса работ, которые не требуют квалификации. На сегодня почти 3000 вакансий дворников. Наверное, где-то их не хватает, а где-то не устроиться. В Москве вакансий на рабочие места работодатели подали порядка 170 000.

У нас, слава богу, высокий уровень образования, у российских граждан 10-классное, а половина потом еще в ВУЗах учится. Так что миграция обусловлена объективной экономической необходимостью, и решать ее проблемы надо серьезно, основательно и надолго.

— И последний вопрос, как вы считаете, возможны ли еще социальные взрывы, конфликты, подобные Пугачевскому?

— Все зависит от правоохранительных органов в первую очередь. Они должны обязательно реагировать на обращения граждан. Если сигнал поступает, а правоохранительные органы на него не реагируют, надо увольнять виновных с работы без пенсии, без права зачисления в трудовой стаж и так далее. Потому что в этом корень проблем. Как говорил один товарищ "русские не требуют преимуществ, они требуют равноправия".

…А каково ваше мнение? Так ли уж необходима трудовая миграция, за которую надо платить ростом социальной и этнической напряженности? Или, учитывая уровень безработицы, граждане России — жители крупных городов могут решать свои проблемы сами? Напишите нам, пожалуйста.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Что делать России с мигрантами?
Комментарии
The Times: Путин снова сделал американцев дураками
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Болгария предложила России отремонтировать 15 "МиГов"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times: Путин снова сделал американцев дураками
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Посол Польши на Украине: Россия — наш общий враг
Красное колесо: Солженицына увековечили не вовремя
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
The Times объявило конкурс издевок над спортсменами России
Россия запретит Западу присваивать Луну, Марс и астероиды
Нет сдачи: Россия не может нанести МОК ответный удар
"Ужас, позор и скорбь": елка в центре Киева привела украинцев в шок. Видео
"Ужас, позор и скорбь": елка в центре Киева привела украинцев в шок. Видео
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Посол Польши на Украине: Россия — наш общий враг
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Максим Шевченко: "Они предпримут все попытки сорвать ЧМ-2018"
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры