Сергей Жуков: Космос - не бюджетная нагрузка

Может ли отечественная космонавтика, отказавшись от бюджетного финансирования, зарабатывать деньги на собственное развитие? И что для этого необходимо сделать? Об этом продолжение беседы главного редактора Pravda.Ru Инны Новиковой с президентом Московского космического клуба, руководителем космического кластера фонда "Сколково" Сергеем Жуковым.

—Наверное, каждый ребенок в Советском Союзе мечтал быть космонавтом…

— Я из этого поколения, я родился в Джезказгане — это примерно 200 километров по прямой от Байконура. Отец меня выносил в степь, когда шли запуски ракет… Я из того поколения, которое думало, что надо летать в космос, и было уверено, что мы по пыльным тропинкам скоро пойдем по другим планетам и около Земли не останемся, безусловно.

— Тем не менее наше поколение уже в сознательном возрасте встретило начало 90-х годов, когда страна получила страшнейший удар по всем возможным направлениям — гуманитарным, техническим, военным, образовательным. Я не представляю, какая сфера не пострадала в 91-93-е годах после революции. Специалисты космической отрасли считали, что нанесен такой удар, после которого страна просто не сможет восстановиться… Оказались позади Индии, на "почетном" шестом месте, а были на первом. Сейчас идет процесс возрождения. Хочу вас попросить охарактеризовать, что сегодня происходит с космической отраслью.

— Я застал 90-е годы, и был в свое время одним из участников первой реформы, когда было создано первое космическое агентство. В 90-е годы было катастрофическое недофинансирование. Это привело, в числе прочего, к тому, что смыло буквально волной молодое, среднее поколение. Это — известный факт, и в космической науке, промышленности, людей среднего поколения сегодня очень немного.

Читайте также: "Без вида из космоса мы жизни не мыслим"

Мы не обновлялись технологически. У нас по большому счету не было новых разработок. Отрасль в силу того, что стало меньше денег, должна была выбрать приоритеты, определить свое место на мировом рынке. А она этого не сделала и старалась максимально как-то поддерживать предприятия, идти широким фронтом, а это, конечно, сделало ускоренным отставание.

Ну и в итоге, мы что имеем? Мы имеем сегодня пилотируемую космонавтику, да, мы участники МКС, у нас очень небольшая роль на рынке связи, у нас совершенно крошечная доля на рынке дистанционного зондирования Земли, мы имеем одну из двух полных навигационных систем, в полном объеме, я имею в виду GPS и нашу ГЛОНАСС. Да? В отстающем плане, конечно, Galileo и "Компас".

Мы, к сожалению, совершенно упустили наземное использование — точнее, наземного рынка. Мы не производим по-серьезному оборудование и мало участвуем в этом, ну и так далее. Поэтому положение сегодня тяжелое.

— У меня в гостях в "Клубе главного редактора" был Магомед Амарович Толбоев. И он говорил о том, что в том числе положение было такое тяжелое, потому что американцы все достижения космической отрасли пускали в науку, в промышленность, в потребительский рынок, и поэтому все технологии там отыгрывались, приносили прибыль. А у нас была "страшная военная тайна", поэтому мы на все наработанное, созданное, когда кончились деньги, вынуждены были повесить большой замок и закрыть на ключ. Это так?

— Полагаю, что во многом он прав. Безусловно, американцы сами считают, что в ХХ веке величайшим их достижением или одним из величайших, было не только создание атомной бомбы, в технической сфере, а космическая программа — полет на Луну, создание системы трансферных технологий, они эту систему начинали, кстати, еще в XIX веке в сельском хозяйстве, когда там шел обмен опытом передовых экономических хозяйств, и занималось этим вполне себе государственное ведомство. Американцы — стараются коммерциализировать и делают это более успешно, являются пионерами во многих отраслях.

Читайте также: Магомед Толбоев: "Россия для россиян"

У них был первый коммерческий спутник еще в начале 60-х годов, у них связь коммерческая, дистанционное зондирование Земли хотя и дотационная отрасль в известной степени, но очень много отдает для коммерческого использования и так далее. Они первыми начали попытки суборбитальных полетов, то есть вот в этом смысле — да. А у нас подобные разработки — это бюджетная нагрузка.

— Да, а вас считают сторонником коммерческой космонавтики…

— Я хочу сказать, что я — сторонник развития космонавтики как таковой. При этом я понимаю, что за счет средств бюджета развиваться невозможно. Да, мы в космическом кластере Сколково в течение трех лет стараемся закладывать основы коммерческой космонавтики. У нас на сегодняшний момент 112 компаний и, прежде всего, можно отметить малое спутникостроение или производство компонентов для этих спутников.

Мы занимаемся навигацией, наземным зондированием Земли. Космической связью или связью Телекома уже наземного, потому что вот это, мы считаем, ростки нового. Если вокруг Земли использовать, скажем так, ближний космос, могут возникать компании, которые будут производить товары, услуги. Я надеюсь, не быстро, но возникнут, как сейчас у американцев это и есть, коммерческие компании, которые будут в состоянии вкладывать деньги в дальнейшее освоение хотя бы околоземного пространства. Это очень важно.

— То есть, как у нас раньше был один большой Аэрофлот, потом появилась масса маленьких компаний, которые начали осваивать этот рынок. В итоге резко упала, вы помните, безопасность, качество обслуживания, появились контрафактные запчасти, появилось много всего, что было связано, как раз с коммерческой выгодой. Возникло, если не противостоянием, то соревнованием, так скажем. Не случится подобное? Вот у вас больше ста компаний, и я понимаю, что не все они российские, да?

— Нет, они все российские. По закону о Сколково они должны быть все российскими. Учредителями может быть любое юридическое или физическое лицо из любой страны мира. С Аэрофлотом пример не очень удачный, потому что я, все-таки, говорю о производственной части, о тех, кто создает что-то, а не об операторской части.

— Хорошо, тогда поясните дальше, вот вы дали грант, чтобы они что-то разработали, и это может быть очень востребовано. Права на изобретение остаются у кого?

— Права у самой компании.

— А ваша роль тогда какая? Вы в данном случае просто стрелочники получаетесь, да?

— Понимаете, мы — институт развития. Что дает Сколково? Дает беспрецедентные налоговые льготы на 10 лет — нулевой налог на прибыль, нулевой на имущество, 14 процентов — единый социальный налог, нулевая таможня, нулевой НДС. С другой стороны — да, правда, меньшей части своих резидентов удается получить гранты. Интеллектуальная собственность принадлежит самой компании, это сделало государство специально.

— То есть той компании, которая получила грант…

— Она может даже не получать грант, она просто становится резидентом и с этими налоговыми льготами работает. Другое дело, эту тему тоже можно достаточно долго обсуждать, ведь сейчас часто приходят с тем, что принадлежит государству, было разработано, скажем, в рамках бюджетного заказа коллективом на территории какого-то академического научно-исследовательского института. Мы требуем, чтобы отношения с правообладателем были урегулированы. Если есть права третьих лиц, их надо будет покупать. Но в итоге замысел-то ведь какой? Чтобы не просто, например, какой-то коллектив научно-производственного объединения создал дочку, подпитался сколковским грантом, а результаты забрал себе.

Замысел другой — чтобы мы выращивали действующие компании, действующие коллективы, которые смогут потом воспроизводить технологии, создавать новые, которые будут зарабатывать деньги, платить их в бюджет. Люди должны оставаться в России. Будет вырастать новое поколение, и в какой-то степени мы, может быть, таким образом создадим свежую кровь для большой космонавтики.

Сегодня мы знаем с вами, что создана объединенная ракетно-космическая корпорация. Вся промышленность государственная космическая будет собрана туда. Но большие корпорации по определению не инновационны. Они, конечно, обладают эффектом масштаба, это будет большой дредноут, мощный, будем надеяться, что там эффективным образом оптимизируют разработки, производство, и такая крупная компания сможет лучше конкурировать на зарубежном рынке, вообще, на мировых рынках. Но новое надо выращивать на небольших огородиках сбоку. И вот, когда репка большая вырастет, ее можно будет…

— Ну, я знаю такой подход — это правильный подход.

— Американцы, кстати, так и делают. Они не "Боинг" перестраивают, они дают деньги компаниям, и таким образом они выращивают на старте много команд. Компания, созданная в 2001 году, ей всего-то 13 лет, а она уже запускает на своих ракетах корабли МКС, а собирается делать сверхтяжелые ракеты, точнее, скоро запуски уже будут.

Они собираются из своего "Дракона" сделать пилотируемый корабль, и все это делается, практически все, в рамках одного большого ангара в нескольких километрах от аэропорта Лос-Анджелес. И американское правительство не пошло по пути перестройки космического департамента "Боинга", а нашло выход таким образом.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Москва отказывается быть "козлом отпущения" в деле крушения МН17
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Иордания передумала: вместо 10 млрд проекта Росатом ждет лишь маломощный реактор
Москва отказывается быть "козлом отпущения" в деле крушения МН17
Четверо российских военных погибли, трое ранены при обстреле в Сирии
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
НАТО готов предать свои принципы, лишь бы навредить России
Иордания передумала: вместо 10 млрд проекта Росатом ждет лишь маломощный реактор
Путин: новому правительству работать помогут простые граждане
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
НАТО готов предать свои принципы, лишь бы навредить России
Открытие ученых позволит превратить скромного самца в мачо
Встреча представителей России и НАТО состоится в конце мая