Кто обнулил сеть структур Навального

Суд взыскал 500 тысяч рублей с Леонида Волкова за клевету в адрес бизнесмена Евгения Пригожина. Бежавшего в Прибалтику активиста, находящегося в межгосударственном розыске по уголовному делу о вовлечении несовершеннолетних в незаконные митинги, обязали удалить порочащие предпринимателя сведения. Этот иск является одним из целой волны заявлений, поданных Пригожиным против членов ФБК*.

Многие годы оппозиция в России находилась в условиях вседозволенности, работая с иностранными правительствами и фондами на подрыв конституционного строя. Мягкость и пробелы в законодательстве РФ позволяли антироссийским силам расти и крепнуть, создавая новых акторов будущей революции. Одним из них предполагалось сделать Алексея Навального и его структуры. С 2011 года он выстраивал систему юрлиц, набирал уличный актив и наращивал медийность.

Однако сейчас структуры Алексея Навального в России оказались полностью разгромлены, а оставшиеся пока еще на свободе члены ФБК* (иноагент, признан экстремистской организацией и запрещен по решению суда) вынужденно бежали за границу. Фактически эра Навального закончена, а вялые попытки вести хоть какую-то активность из Европы со стороны его ближайшего окружения рассчитаны исключительно на сбор донатов и редкие подачки от западных спонсоров.

Как получилось, что годами выстраиваемая система из десятков штабов (структурное подразделение ФБК*, признаны экстремистской организацией и запрещены по решению суда) и юрлиц по всей стране рухнула как карточный домик и кто запустил процесс разрушения?

За качество ответили

ФБК* и Навальный существовали благодаря низкосортным, но визуально красивым "фильмам-расследованиям", за которые получали десятки миллионов рублей, в том числе в криптовалюте от заказчиков как внутри страны, так и за ее пределами.

Несколько раз Навальному приходилось отвечать за них в суде, где фигуранты вбросов успешно выигрывали, но не наносили оппозиционеру и его структурам никакого вреда, а он лишь получал от этого рекламу и еще большее количество просмотров. Так продолжалось вплоть до 2019 года, пока компания веселых фейкометов на нарвалась на иск в 1,4 миллиарда рублей от одного из столичных поставщиков питания.

Предсказуемо компания выиграла процесс и доказала упущенную выгоду после фейкового расследования Навального, ФБК* и юриста Любови Соболь. Суд взыскал с них суммарно 88 миллионов рублей и постановил удалить материалы из Сети.

Возмещать ущерб ответчики не планировали, поэтому призвать их к ответу решил Евгений Пригожин, выкупивший долг Навального, Соболь и ФБК* у компании, сделав их своими личными должниками.

В долгах как в шелках

Ответчики попробовали уйти от обязательства выплачивать долг Пригожину: Соболь переписала все имущество вплоть до сумочек и шуб на супруга, но юристы Пригожина добились признания брачного договора недействительным. В ФБК* стали приходить судебные приставы и изымать всю технику в рамках долга, а Навальный решился на отчаянный шаг — ликвидация ФБК*.

О закрытии фонда и переходе на другое юрлицо он объявил в июле 2020 года, а уже в августе был отравлен. Как полагает ряд СМИ со ссылкой. На источники, близкие к ФБК*, убийство заказали его же спонсоры и кураторы, с которыми он не согласовал свое решение.

Несмотря на множество телодвижений, попытки оспорить решение суда или избавиться от имущества, долг так и висит на каждом из ответчиков. Каждый из них должен Пригожину почти 30 миллионов рублей.

На этом долге Пригожин не остановился. Он затаскал верхушку ФБК* по судам, заставляя отвечать за каждое оскорбление чести и достоинства, а суммы компенсаций по каждому иску заявил в 5 миллионов рублей. Так он продолжил планомерно загонять ближайшее окружение Навального и его самого в долговую яму, которую постепенно засыпал землей в виде новых и новых исков. В комментариях для СМИ он называл это процессом воспитания, сравнивая с приучением домашних животных к лотку.

Признание ФБК* иностранным агентом позволило и дальше планомерно привлекать фонд к ответственности и неоднократно добиваться крупных штрафов за отсутствие маркировки на ресурсах фонда.

Атака по всем фронтам

Однако суды являлись лишь одним из инструментов разбора структур Навального по винтикам. Пригожин задействовал все свои ресурсы, включая связанные с ним СМИ. Они на постоянной основе публиковали материалы о деятельности ФБК* и ведущих членов организации.

Они анализировали финансирование структур, деятельность членов фонда, их связи с западными элитами и фондами. Пригожинские СМИ публиковали расследования о встречах Навального с американскими и европейскими политиками и технологами, связях с иностранными спецслужбами, теневых схемах финансирования и использовали инсайды от источников в штабах и самом ФБК*. Корреспонденты ездили по следам шикарных отпусков Навального за границей, задавали острые вопросы и заставляли членов ФБК* убегать от камер.

Они вытащили на свет Марию Певчих, называемую вероятной отравительницей Навального и сотрудницей Ми6, и заставили членов ФБК* признать не только факт ее существования и знакомства с ней, но и ее роль в организации.

Отдельного внимания заслуживает то, что гендиректор флагманского издания РИА ФАН неоднократно обращался в Прокуратуру и РКН с просьбами проверить деятельность структур Навального и добился требования ГП к РКН заблокировать последний живой проект ФБК* "Умное голосование", связав его с деятельностью признанных экстремистскими штабов Навального и директором ФБК* Иваном Ждановым. В итоге главный повод для сбора пожертвований и инвестиций западных спонсоров, рассчитывающих на ослабление позиций "Единой России" в Госдуме, окажется недоступен.

Кроме того, по обращению ФАН к ответственности за организацию незаконной акции 14 февраля 2021 года привлекли главу сети штабов Навального Леонида Волкова. Об этом он сообщал в Твиттере и выкладывал фотографии соответствующих документов.

Скрин документа
 

СМИ Пригожина проводили расследования и о черной бухгалтерии ФБК* c растратой донатов на личные нужды верхушки ФБК*. В итоге были заведены уголовные дела об отмывании денег и мошенничестве с растратой более 350 миллионов рублей из пожертвований не по назначению. В случае, если следствие докажет вину Навального, срок его пребывания в колонии по делу "Ив Роше" может существенно увеличиться, и в 2023 году оппозиционер на свободу не выйдет.

Что дальше?

Длительное время отношение власти к оппозиции и действующее законодательство оставляли широкое поле для деятельности антироссийских сил. Любые попытки ограничить или предотвратить атаки на государственность вызывали громкую реакцию со стороны коллективного Запада, что создавало дополнительную напряженность.

Поэтому в условиях санкций и международного давления на Россию частная инициатива Пригожина оказалась эффективнее. По некоторой информации, Пригожин смог повлиять и на изменение российского законодательства в части иностранных агентов и борьбы с ними, а юридическая служба РИА ФАН использовала это для борьбы с иностранными изданиями, добиваясь их внесения в списки иноагентов и нежелательных организаций. Так, нежелательной была признана НКО, на которую зарегистрировано издание "Проект.медиа", а иностранным агентом была признана латвийская "Медуза"*. В настоящий момент также ведется проверка в отношении "Важных историй" и Романа Анина.

Открытая борьба подконтрольных Пригожину ресурсов с западными агентами информационного влияния, в том числе со СМИ и НКО, чья деятельность финансируется из-за рубежа, является дополнительным подтверждением того, что все это — звенья одной цепи.

Но планомерная работа по уничтожению ФБК* и его членов позволяет предположить, что даже полный крах его структур не остановит бизнесмена. РИА ФАН продолжит писать статьи, гендиректор издания продолжит обращаться в компетентные органы, а сам Пригожин продолжит душить оппозицию исками.

Новые проекты будут попадать под информационную и юридическую атаку до тех пор, пока уровень токсичности окончательно не заставит спонсоров ФБК* отказаться от инвестирования в уже мертвый фонд. Навальный, вероятно, получит дополнительные сроки за мошенничество и создание организации, покушающейся на права граждан, а его ближайшее окружение окончательно загрызет друг друга, пытаясь поделить оставшиеся бюджеты.

ФБК* — только часть интересов Пригожина в войне с западными агентами влияния. Получил ли Пригожин карт-бланш на эту деятельность, как достижение внешнеполитических целей по всему миру или это его личная инициатива здесь в России, — вопрос открытый. Однако можно сказать однозначно, что вложенные ресурсы оправдывают себя. Запад теряет инструменты воздействия на российское общество и информационное пространство, что позволяет снизить давление на российские власти и уровень вмешательства во внутренние дела страны.

* иноагент, признан экстремистской организацией и запрещен по решению суда