Хакан Аксай: Москва увлеклась отношениями с Лукашенко

Сможет ли война с Грецией повлиять на рейтинг Эрдогана, в чем разница между Белоруссией и Турцией и будет ли Москва вмешиваться в события в Минске, рассказал ведущему "Правды.ру" Икбалю Дюрре журналист, политолог, специалист по турецко-российским отношениям Хакан Аксай.

Читайте начало интервью:

Война ради выборов

— Хакан, могут ли быть в Турции досрочные выборы?

— Мы днем и ночью об этом говорим, мнения разные. Официально будут выборы 25 июня 2023 года. Власть говорит: никаких досрочных выборов. Но, поскольку экономический кризис, то рейтинг власти падает. А что же будет через год-два?

Некоторые говорят: если один-два дня повоевать с Грецией — поднимет ли это рейтинг власти? А может, на стороне Азербайджана повоевать, если Россия позволит?

Я не знаю, может быть, власть тоже так думает. Это всё возможно, но очень трудно из-за слабости властей, из-за экономической ситуации.

"Эрдоган не Лукашенко"

— Эксперты считают, что события в Белоруссии и на Кавказе связаны с Россией. То есть это воспринимается как угроза именно в адрес России. Поэтому заявления Анкары об этом имеют большое значение для Москвы, чем высказывания о событиях в Сирии. Это надо учитывать (это мой маленький совет из Москвы вам в Турцию). В данный момент Турция поддерживает Минск. Если Запад введет санкции против Белоруссии и России, не изменит ли Турция свою риторику в пользу Запада?

— После выборов в Белоруссии 9 августа из международных телеграмм-поздравлений первая была из Китая. Потом поздравили:

  • России (не очень тепло),
  • Казахстан,
  • Турция.

У Лукашенко и Эрдогана взаимная симпатия. Так же как и у Эрдогана и Путина. Есть черты у некоторых лидеров, которые их сближают. Они это чувствуют.

— У меня впечатление, что пройдет лет пять, и все лидеры мира будут похожи на господина Эрдогана. У него магическое влияние. Кто с ним общается, со временем в политическом смысле становится похож на него. Трамп, например.

— Я не знаю, кто из лидеров оказывает на других большее влияние, но, видимо, один из претендентов — Эрдоган.

Белоруссия и Турция — это разные категории. У нас, несмотря на все антидемократические явления, все-таки есть демократические традиции. У нас невозможно сделать выборы и на следующий день заявить: всё, получили 80%. Ради справедливости скажу, что Эрдоган не Батька. Кто на кого будет похож через пять лет, не знаю. Кто останется из них, не знаю, но труднее ситуация у Александра Григорьевича. Он исчерпал возможности во многом. Слишком долго держался у власти, 26 лет. Сейчас новый срок еще, но не знаю, сможет ли он закончить его без проблем.

Вопрос, насколько внешние силы могут воздействовать. В Турции левые говорят: Запад управляет женщинами из оппозиции. Кто-то где-то слышал, что Лукашенко как Советский Союз, левый социалист. Значит, все другие — силы империализма. Но там разные политические силы, и очень много ошибок допустил Лукашенко. В последние годы почти ничего не делал, чтобы не создавалась такая ситуация, как сейчас.

Теперь Лукашенко стал последним диктатором Европы, и во многом его судьбу будет определять Москва.

Но для Москвы это сложно, потому что миллионы протестуют против Лукашенко. Москва раньше ошибку допустила на Украине, поддерживая Януковича. Есть Янукович — есть Украина. Вот нет Януковича — нет Украины. Получили такой результат. Я не знаю, как в Белоруссии ситуация изменится. Но Запад, кроме прибалтийских стран и Польши, не особо вмешивается. США своими проблемами занимаются. Поэтому поле удобное для Москвы, но сложное. Москва, спустя десятилетия правления Лукашенко, не имеет своего лидера. Может быть, Москва увлеклась отношениями с Лукашенко, и своих сил нет. Не знаю, в ближайшие годы Москва эту ситуацию для себя "исправит" ли (в кавычках "исправит").

В ближайшие годы будут большие изменения в Белоруссии, потому что очень много народа вышло на улицы.

Не когда объявили результаты выборов, а когда власть начала действовать силой. У меня есть друзья из Белоруссии. Это очень спокойный народ, но после насилия у них настроение изменилось. Всем будет сложно: и внешним игрокам, и Лукашенко.

— Москве не то что сложно. Просто она хочет по-хорошему. Да, у Москвы тоже есть проблемы экономические, политические, как у всех. Но до сих пор она ведет политику конструктивную, напрямую не вмешивается. Делает дипломатические заявления, всех призывает к миру. Боюсь, вдруг завтра Москва скажет: "Всё, надоело. И так нет никакого международного права. Я у себя в зоне влияния (бывший СНГ) сделаю, что хочу. И на Кавказе будет так, как я вижу. И в Белоруссии". Что тогда будет? И кто помешает?

— Такого не может быть. В 2014 год случилась ситуация с Крымом. Влияние санкций мы ощущаем до сих пор. Если бы не было Крыма, может быть, сейчас в Москве усилили бы свои позиции те, кто за захват Украины.

Поэтому Москва даже на своем поле должна думать о многом.

Культура и туризм

— Почему появилось представительство города Измира в России? Чем оно будет заниматься?

— Надеюсь, что останусь журналистом, поскольку 35 лет этим занимаюсь, и политологом. Мне предложили в феврале представлять Измир в России и СНГ. В середине марта мы хотели офис открыть в Москве (хороший, с видом на российский МИД, на Смоленскую площадь), но мне пришлось вернуться из-за коронавируса. Сейчас работу возобновили, я недавно был в Москве.

Есть такое понятие, как дипломатия между городами. Это международное понятие, относительно новое, но очень важное. Между городами должны быть связи:

  • торговля,
  • туризм,
  • культура,
  • социум.

Они могут пользоваться своим опытом. В один из первых наших визитов в Москву по поводу смарт-системы мы посмотрели интересный опыт россиян: можно ли это в Измире использовать в сотрудничестве с русскими.

Спросите любого россиянина, куда он хотел бы поехать или где последний раз отдыхал за границей. Это Анталья. Анталья в Турции — это как отдельная страна. Туристы в Турции знают:

  • Бодрум (недалеко от Измира),
  • Мармарис,
  • Стамбул.

Но про Измир — третий город, второй порт Турции, красивый город на берегу Эгейского моря — мало знают. Новый мэр решил для начала открыть в 5-6 странах представительства Измира. Это новое решение для Турции. Причем первоначальные планы нашего мэра были — США, Брюссель, Китай и так далее, но так получилось, что в Москве мы открылись раньше всех и потом началась пандемия — сейчас я единственный международный представитель. Будем развивать отношения с российскими городами. Они будут знать больше об Измире, и измирцы тоже будут больше знать о России и ездить туда. Сейчас у нас отношения с десятью российскими городами и регионами.

Думаю, что кроме военных и политических вопросов, именно такие контакты интересны и за ними будущее.

Беседовал Икбаль Дюрре

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Куратор: Олег Артюков