Меламед: "Дым и отходы остаются в регионах, налоги уходят в столицу"

Есть ли у нас региональная политика в целом и в экономическом плане? Почему Москва и Санкт-Петербург просто сказочно опережают другие регионы по уровню жизни? Почему крупнейшие предприятия работают в регионах, а зарегистрированы в столице и платят налоги в ее бюджет? Хватит ли кормить Кавказ? Почему он раньше кормил себя сам, а потом его подсадили на дотации? Нужна схема распределения производств, перерегистрация предприятий в регионы деятельности и многое другое. Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии "Правды.ру" Инне Новиковой рассказал генеральный директор Международного центра развития регионов Игорь Меламед.

Читайте начало интервью:

— Игорь Ильич, жители регионов очень недовольны и считают, что Москва жирует, в Москве — все богатые, потому что сюда вытягиваются деньги из регионов. Проблема в том, что федеральные чиновники заседают в Москве. Это — самая распространенная точка зрения. Как вы оцениваете? Действительно ли только федеральная власть виновата во всех перекосах на местах?

— Я думаю, что в этом плане наша жизнь в Москве сейчас изменится. Во многих регионах сегодня смотрят на Москву, в первую очередь, как на источник и очаг распространения новой коронавирусной инфекции. Я очень надеюсь, что все-таки это Москву после этой пандемии немножко изменит.

В 1990-е годы многие предприятия действительно были просто вынуждены перерегистрироваться из регионов в Москву. Это был неизбежный процесс. Им нужно было быть ближе к деньгам и центрам принятия решений.

Сегодня это совсем не обязательно. Я думаю, что теперь цифровизация страны и телекоммуникационные возможности позволяют немножко вернуть предприятия на места, чтобы они регистрировались не только в Москве. Сегодня не нужно обязательно находиться в центре физически.

— Руководителям крупнейших предприятий, которые уже зарегистрированы в Москве, зачем сейчас перебираться в провинции, где находятся основные производства? Им же все равно, как будет развиваться регион, кому платить налоги. Им важно, как оптимизировать налоги.

А новые предприятия — в основном малый и средний бизнес. Даже для небольших регионов они значимых налогов не дадут. Может быть, власть сама должна организовать и запустить процесс перерегистрации?

— Сегодня вертикаль власти у нас устроена так, что инициация крупных решений идет сверху вниз. Регионы могут лишь ставить вопросы в федеральных органах власти. Но инициация таких решений, конечно, должна идти снизу в центр. Просто необходимо поднимать такие вопросы.

Справедливая доля для регионов

Если мы реально хотим развивать регионы, то действительно должны ставить жесткие условия, чтобы предприятия регистрировались по месту своей деятельности. Все эти механизмы, которые делают консолидированные группы металлургов, их надо постепенно вводить повсеместно.

Регионы свою долю налогов от предприятий, работающих на их территории, несомненно, должны получать. Это должна быть планомерная политика.

Так же, как и то, что деньги, которые выделяются непосредственно на развитие, должны проходить через региональные бюджеты, а не только идти напрямую на какие-то программы, а вдогонку бюджет региона должен тоже пытаться помогать этому предприятию, чтобы выдержать условия софинансирования.

Тогда это будет решение комплексное. В таком случае можно будет спрашивать и с губернатора, что он делает для развития региона.

— А что вы думаете про особое отношение к кавказским регионам? Были и сейчас есть такие разговоры, что хватит кормить Кавказ, в одну Чечню вбухивается больше, чем в несколько областей Центральной России. Это — распространенное заблуждение или они действительно финансируются намного больше, чем другие регионы?

— Многие регионы Северного Кавказа в советское время были самодостаточными, потому что имели крупные предприятия и прочее. Тот же Грозненский НПЗ был крупнейшим на юге России, и та же Чечено-Ингушетия перечисляла в общий бюджет очень приличные налоговые отчисления. Дагестан был самодостаточным и имел, в том числе, громадную оборонку.

Ни плана, ни схемы…

Потом было перераспределение таких заказов. Оборонка практически полностью ушла с Северного Кавказа и сконцентрировалась в определенных местах, негативно отразилось на этих регионах. НПЗ сегодня в Грозном тоже нет. Теперь работы нет практически на всем Северном Кавказе, потому что там нет крупных предприятий.

Была надежда, что Северный Кавказ сможет хорошо жить за счет туризма. Возможно, это когда-нибудь и будет, но только в далекой перспективе. Сейчас это — иллюзорная надежда, потому что туристам хочется все-таки немножко больше уверенности, что здесь ничего не произойдет, что все будет спокойно.

Схемы распределения производства по территории страны нет. Поэтому и получается, что очень трудно обеспечить самодостаточность субъекта Федерации, если в нем нет источников дохода.

Это сегодня актуально не только для того же Северного Кавказа, но и для большинства других республик и областей по всей стране. Поэтому там получается избыток рабочей силы, местные жители вынуждены уезжать и искать работу за пределами своих субъектов.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...