Источник Правда.Ру

Тайна "Дельфина": к 100-летию первой катастрофы на подводных лодках России

В Петербурге во вторник пройдет день памяти экипажа подводной лодки "Дельфин". Как сообщили в пресс-службе Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников ВМФ, у захоронения экипажа "Дельфина" на Смоленском православном кладбище, отреставрированного к этой дате, пройдет траурный митинг, возложение венков, будет отслужена поминальная лития. Мероприятия завершит торжественное прохождение роты почетного караула и оркестра. С создания "Дельфина" ведёт отчёт хроника подводного флота России. В середине в середине XIX века Морское ведомство предприняло несколько попыток обзавестись подводным боевым кораблём. Однако уровень техники того времени не позволил добиться существенных в военном отношении результатов. Перелом наметился в 80-х годах XIX века, когда во Франции появились подлодки с гребным электродвигателем и батареей аккумуляторов. В этот же период шведский конструктор Норденфельд и английский инженер Гаррет создали несколько типов лодок с паровой машиной. Оружием всех этих кораблей служили самодвижущиеся мины Уайтхеда (торпеды). В сентябре 1889 года Морской учёный и Морской технический комитеты вынесли решение "по предмету объявления конкурса на устройство миноносца, способного плавать под водой", но управляющий Морским министерством адмирал Н.М.Чихачёв отказался утвердить это решение. В 1892 году С.К. Джевецкий предложил Морскому ведомству проект "подводно-надводного" миноносца с паровой машиной и электродвигателем. В США фирмы Холланда и Лэка построили несколько типов подводных лодок с двигателями внутреннего сгорания на лёгком топливе. Появились такие лодки и во французском и английском флотах. У руководства российского Морского министерства возникло стремление ликвидировать нарастающее отставание в этой области морских вооружений.

Проектирование.

19 декабря 1900 года главный инспектор кораблестроения, член Морского технического комитета Николай Евлампиевич Кутейников составил "комиссию по проектированию полуподводного судна". Её возглавил Иван Григорьевич Бубнов, корабельный инженер, преподаватель Николаевской морской академии и конструктор на Балтийском заводе. Михаил Николаевич Беклемишев — офицер-минёр и электрик, преподаватель Минного офицерского класса, командир миноносца. Иван Семёнович Горюнов — инженер — механик, отделенный начальник и преподаватель Морского инженерного училища. В целом, проектирование первой подводной лодки явилось делом величайшей трудности, ведь в то время в России отсутствовали разработки по основным вопросам теории подводной лодки. Полный комплект чертежей миноносца разработал чертёжник Яковлев. Главными размерами проектируемой лодки, или, как ее именовали в документах тех лет, "миноносца N 113" (по надводному водоизмещению), были: длина — 19,6, наибольшая ширина — 3,59, среднее углубление — около 3 м, водоизмещение надводное — 113, подводное — около 123 т. Клепаный корпус в сечениях по всей длине имел круглую форму и выполнялся из никелевой стали с толщиной обшивки прочного корпуса — 8, легкого — 4 мм. Надводный ход обеспечивался бензомотором мощностью 300 л., подводный — электродвигателем 120 л.с. Вооружение состояло из двух наружных рамных торпедных аппаратов конструкции С.К.Джевецкого. Для организации постройки лодки образовали Строительную комиссию в составе и И.Г.Бубнова, М.К.Беклемишева и И.С.Горюнова. Непосредственно руководство постройкой возлагалось на Бубнова. 5 июля 1901 года " миноносец №113" заложили на вновь оборудованном стапеле рядом с большим каменным эллингом Балтийского завода. Ориентировочная стоимость работ- 220 000 рублей. В конце лета Путиловскому заводу заказали листовую и профильную никелевую сталь для корпуса подводной лодки. Все необходимые для постройки лодки изделия завод мог заказать как внутри страны, так и за границей: аккумуляторы, гребной и вспомогательный электродвигатели и компрессор — из Франции, бензомотор — из Германии. Воздухохранители изготовил Обуховский завод Морского ведомства. 26 февраля 1902 года М.Н.Беклемешев представил список команды — "люди здорового сложения, хорошего поведения и некурящие, все выразили желание служить на подводной лодке" - 2 офицера и 8 матросов. Список матросов первой команды "Дельфина" Самостоятельные машинисты — Георгий Ругэ, Марцелий Мер, минные квартирмейстеры: Иван Гладков, Василий Акулов, минные машинисты: Григорий Боэр и Григорий Рожнов, рулевые: Пётр Ветошкин, Иван Паробейкин, Лука Ларин. Вскоре команду зачислили в состав 8 флотского экипажа. Подлодку зачислили в состав судов флота 14 сентября 1902 года под названием "Миноносец №150" а в конце месяца командиром был назначен капитан II ранга Беклемишев. Помощником его стал лейтенант А.О.Гадд, недавно закончивший курс Водолазной школы в Кронштадте. В мае 1903 г. миноносец № 150 спустили на воду. Утром 8 июня 1903 года миноносец №150 отошёл от стенки Балтийского завода и взял курс в Финский залив. Не очень удачный рулевой привод требовал больших физических усилий при управлении лодкой, поэтому рулевым ставили самого крепкого матроса. Отличительными сочетаниями флагов стали: на кормовой мачте — Андреевский, на носовой — брандвахтенный. В тот период электромотор был единственным двигателем и приходилось заряжать батарею от заводских динамо. 16 августа на Балтийском заводе ожидали прибытия "высочайших особ" - руководители Морского ведомства показали императору и миноносец №150. Николай II осмотрел корабль, выслушал краткие пояснения Бубнова и пожелал Ивану Григорьевичу "успеха при дальнейших постройках". Приказом поМорскому ведомству №176 от 7 октября миноносец №150 зачислили в III ранг судов и причислили к 8-му флотскому экипажу Балтийского флота. В конце января 1904 года была "высочайше дарована" сумма в 50 000 рублей для поощрения служащих, отличившихся при постройке миноносца № 150. Главные участники работ И.Г.Бубнов и М.Н. Беклемишев получили 24 500 и 19 500 рублей наградных. По три тысячи рублей получили И. С. Горюнов и А.Д.Долголенко.

Боевая единица.

Начавшаяся в ночь с 26 на 27 января 1904 года русско-японская война сделала необходимой отправку миноносца № 150 по железной дороге в Порт-Артур. Дело отложили до весны но в мае японская армия блокировала Порт-Артур, перерезав железную дорогу. Невзирая на неоднократные требования наместника на Дальнем Востоке адмирала Е.И.Алексеева прислать миноносец №150, его оставили на Балтике для обучения вновь набираемых команд. В начале июня подлодки, строящиеся на Балтийском и Невском заводах, получили имена. Миноносцу №150 присвоили наименование "Дельфин". 6 июня он вступил в кампанию 1904 года и использовался как учебный корабль. 16 июня планировалось очередное учебное погружение у стенки Балтийского завода. Лодка была перегружена (почти втрое, из 34 матросов лишь четверо принадлежали к штатной команде "Дельфина", остальные были новичками). При погружении перегруженная лодка опускалась быстрее обычного и в люк хлынула вода. Из лодки успели выскочить трое матросов, в том числе 2 рулевых, находящихся под люком. Всего спастись удалось 12 человекам. Не пожелал спасаться лейтенант Черкасов, замещавший командира Беклемишева, с ним погибли ещё 24 человека. Комиссия, расследовавшая причины трагедии, нашла их в "совокупности неправильных действий лейтенанта Черкасова". Повреждения оказались не столь уж велики: подмоченные электромоторы, разбитые приборы, необходимость переборки механизмов. Техническое несовершенство "Дельфина", а также полное отсутствие на нём спасательных средств осталось "за кадром", не стали заводить и судебного дела — всё это для того, чтобы не отпугивать людей от недавно начатого перспективного дела. Авария высветила и нравственную ответственность конструктора, а кроме того, роль психологической подготовки подводников ко всяким неожиданностям.В общем же, история нанесла тяжкий удар по системе подготовки команд строящихся подводных лодок. Единственный учебный корабль стал на ремонт до осени. Похоронили погибших моряков на Смоленском православном кладбище. Могилы А.Н.Черкасова и братская — матросов и ныне сохраняются благодаря заботе современников. Несмотря на пережитое, никто из спасшихся не пожелал оставить подводное плавание. Не уменьшилось и количество желающих служить на подводных лодках. Лодка затонула до оформления приема в казну. Поэтому, чтобы искусственно не увеличивать общую стоимость за счет ремонта, Балтийскому заводу дали особый наряд на ее восстановление. На лодке заменили аккумуляторную батарею, изменили надстройку, увеличили высоту командирской рубки, оборудовали крышку люка противовесом. В середине августа командиром лодки был назначен призванный из запаса лейтенант Г.С.Завойко — весьма бравый и усердный офицер, хорошо управлявший миноносцем и внушавшим полное доверие.

На Дальневосточном театре.

Зимой 1904 года И.Г.Бубнов спроектировал для подводных лодок типа "Дельфина" и "Касатки" шестнадцатиостный железнодорожный транспортёр. Всю подготовку транспорта для перевозки лодок выполнил Путиловский завод. 15 ноября в час дня эшелоном №602 были отправлены на Владивосток "Дельфин" и "Сом". Как это не удивительно, но лодки уходили на войну без оружия — заказанные мины в срок не прибыли. Через Байкал лодки вместе с транспортёрами перевезли на пароме — ледоколе 11 декабря, а 29 декабря эшелон № 602 благополучно прибыл во Владивосток. "Дельфин" спустили на воду 14 января у мыса Эгершельд, сборочные и наладочные работы заняли ещё месяц и проходили " при необыкновенном усердии команд и офицеров". Рапорт о готовности лодки командир Завойко подал 6 февраля 1905 года, во льду бухты сделали майну и 12 февраля "Дельфин" успешно произвёл пробное погружение. Лодку удалось вооружить, для чего переделали несколько мин Уайтхеда образца 1898 года из имевшегося в порту запаса. Уже 14 февраля "Дельфин" и "Сом" вместе с транспортом "Камчадал" перешли в бухту Патрокл практиковаться в подводном плавании. К 21 марта "Дельфин" совершил дальние выходы для изучения театра: на юг — к острову Рейнеке и на восток — к Аскольду. 4 мая лодка вернулась во Владивосток из похода, где вела разведку берега западнее мыса Поворотного и бухты Гайдамак — в походе обнаружилась неисправность привода вертикального руля. По возвращении в порт сдали торпеды и стали готовиться к ремонту привода: перекачали топливо и вскрыли горловины в кормовой дифферентной цистерне. Утром 10 мая команда перебиралась жить на транспорт. На лодке оставались вахтенные: машинный квартирмейстер Сюткин и минёр Хамченко. Командир строго запретил кого-либо допускать на лодку. Но вскоре после 10 часов появился гость — унтер-офицер с одного из миноносцев, земляк Хамченко. Зашёл он из любопытства, так как подумывал перейти в подводники. Вопреки запрету гостю разрешили осмотреть "Дельфин". Он первым спустился по трапу, следом полез Хамченко. По словам Сюткина, секунд через двадцать произошел сильный взрыв, после чего Хамченко выскочил наверх. Его голова, шея, кисти рук были обожжены. Из лодки повалил густой тёмный дым, вода захлестнула люк и лодка затонула на глубине 13 метров. Происшествие показало, что служба в отряде поставлена скверно, а дисциплина слаба. При поднятии лодки взорвались гремучие газы внутри корпуса. Газы взрывались ещё пять раз — 10,11,12 мая, после чего основательно пострадавшую лодку вытащили на берег. 8 октября 1905 года "Дельфин" закончив ремонт, вышел на испытания. По-прежнему им командовал Г.С.Завойко. Зимой 1906 г. "Дельфин" и большая часть лодок стояли во Владивостоке. На лодке силами команд и портовых рабочих выполнялся текущий ремонт. Весной из-за карточных долгов застрелился командир "Дельфина" Г.С.Завойко "он был добрый малый и прост в обращении с матросами, но слишком много пил..." - вспоминал М.П.Сюткин. "Слово "подводник" было ругательным во Владивостоке. Лодки были совершено запущены по причине отсутствия офицеров и нижних чинов в течение почти всего 1906 г. Деньги, выданные авансом на целый год были растрачены офицерами или разобраны в долг. Имущество наполовину расхищено, потеряно и сгорело при пожарах" - писал капитан 2 ранга Магнус, назначенный начальником отряда в декабре 1906 года. Изменения к лучшему медленно начались в 1907 г., когда стали прибывать офицеры — выпускники Либавского учебного отряда подводного плавания. Закончился самый напряженный, острый и неоднозначный период освоения подводных лодок на Дальнем Востоке. В сентябре 1907 г. Морское министерство ввело новую классификацию и "Дельфин" причислили к классу подводных лодок. Осенью он проводил тренировки в Славянском заливе. На лодке сохранялся неполный штат — 9 человек и кампания 1907 г. получилась короткой всего 2 месяца с небольшим. К лету 1908г. сложилась практика боевой подготовки лодок, которые обыкновенно стояли и проводили тренировки в бухтах Новик, Воевода, Разбойник и Славянском заливе. В сентябре 1908г. прошли первые маневры с участием подводных лодок: они выходили на учебные атаки на крейсер "Аскольд". В мае 1909г. после докования (переделка надстройки, ремонт бензомотора и замена части электропроводки на мастерской "Ксения"), "Дельфин" совершил испытательный переход в бухту Житкова и обратно. В течение лета 1909 года "Дельфин" проводил тренировочные походы вдоль побережья, минные стрельбы. В плане ремонта с осени 1909г. по апрель 1910г. переделали вентиляцию балластных цистерн с отводом воздуха за борт, заменили аккумуляторную батарею ( прежняя служила с 1902г.). Минные аппараты Джевецкого были заменены на новые — системы Подгорного, что позволило повысить точность стрельбы. Летняя компания была посвящена отработке маневров лодок ("Сом", "Щука", "Кефаль", "Дельфин") так, как предполагалось в боевой обстановке. В 1911г. "Дельфин" в начале апреля закончил текущий ремонт (как обычно средств не хватало) и к маю были проведены испытания и первые тренировочные выходы в Амурский залив. 28 июня на "Дельфине" случилась авария: после принятия полного запаса топлива, бензин самотёком попал в трюм и когда с наступлением сумерек зажгли лампу, под мотором возникло пламя. Однако батарею успели закрыть мокрым брезентом, лодку загерметизировали, огонь без доступа воздуха погас, ничего существенного не повредив. Однако авария послужила еще одним подтверждением крайней опасности бензина на лодках. В октябре "Дельфин", "Скат", "Налим" зимовали на плавдоке. Основой жизни моряков зимой были многочисленные ремонтные работы, занятия по специальностям в школе дивизиона, вахты на лодках и дежурства на берегу. Культурная программа ограничивалась общеобразовательными лекциями, посещениями кинематографа и катка ... В апреле 1912 года, во время летних походов, обнаружилась сильная изношенность мотора, поэтому в конце октября на совещании инженеров Владивостокского порта было принято решение установить дизель на "Дельфин" по окончании компании в 1913г. Зиму 1912.-13гг. "Дельфин" находился на берегу. Для выгрузки валов бензомотора и гребного электродвигателя сняли рубку и в крышку люка врезали ниппели для аварийной подачи воздуха от водолаза, а рубку связали с машинным отделением звонковой сигнализации. В компанию 1914г. лодка вступила в мае. Команда состояла из двух офицеров и 18 нижних чинов. К июню на палубе установили нактоуз с компасом рядом с выносным штурвалом вертикального руля. При этом изменили проводку вентиляционных труб, убрав высокий воздухозаборник. С нижним компасом были вечные проблемы, так как сильное влияние поля батареи не позволяло вполне уничтожить его девиацию.

Первая мировая война.

После объявления военного положения 20 июля 1914 года, дивизион подводных лодок перешел во Владивосток для получения боевых мин и полных запасов. Начались учебные минные стрельбы в бухтах Житкова, Новик, Разбойник. В ноябре лодка стала в ремонт. 9 декабря при зарядке батареи от динамомашины "Ксении" на "Дельфине" произошел взрыв газов. Пострадало большая часть аккумуляторов, а единственный человек, находившийся на лодке, вахтенный электрик Сивалев получил легкие ожоги лица. Комиссия, созданная для расследования признала причиной аварии искру в патроне одного из светильников. Командир лодки Леман отделался выговором, хотя он "ни разу за всё время зарядки лично не проверял действия нижних чинов...". Испытания летом 1915г. показали, что общее время погружения сократилось до 10 минут, с 4-х до 3-х минут уменьшилось время перехода под воду из позиционного положения. Всё это стало возможным благодаря переделке вентиляции балластных цистерн весной, во время ремонта. В этой компании участвовали практиканты — гардемарины Морского корпуса. В конце 1915г. в дивизионе остались две подводные лодки: "Дельфин" и "Кефаль", причём "Дельфин" требовал капитального ремонта, а на "Кефаль" тратить средства уже не решались. 6 февраля командующий флотилии контр-адмирал И.И.Шульц поставил вопрос о переводе "Дельфина" в район боевых действий. Его мнение совпало с инициативой Морского генерального штаба в середине 1915г.: усилить оборону Кольского залива подводными лодками. В 1915г. в Архангельск перевели две лодки дивизиона подводных лодок особого назначения, которыми командовал старший лейтенант И.И.Ризнич. Эти подлодки типа "Холланд — 27В" имели водоизмещение всего 35 тонн и были мало пригодны для тяжелых условий Севера. Одна из них, № 2, при попытке буксировке в Александровск — на Мурмане, была выброшена на камни. Уцелевшую лодку № 1 вернули в Архангельск. В марте 1916г. МГШ предложил перевезти в Архангельск "Дельфин", а затем обе лодки " в тихое летнее время" отправить в Александровск. Предстояло доставить "Дельфин" по железной дороге до Вологды, затем на барже по рекам Сухона, Юг и Северная Двина перевезти к месту назначения. Министр этот план утвердил. "Дельфин" при погрузке постарались максимально облегчить — сняли часть оборудования, облегчив лодку до 73 тонн. К 30 апреля лодка была готова к отправке. Однако во время сборов допустили оплошность: случайно вместе с другими грузами отправили в Петроград крышку люка "Дельфина" и его внешние вентиляционные трубы. 23 мая эшелон вышел на Котлас, куда прибыл к 20 июня. Лодку погрузили на баржу, а её имущество — на вторую баржу. В Архангельск Караван прибыл 25 июня. В военном порту на лодку установили рубку, рули, гребной вал с винтом и поменяли часть листов наружной обшивки. Отсутствующую крышку люка пришлось заменить временной. Сборку механизмов предполагалось выполнить в Александровске силами мастерских "Ксении". 22 июля пароход "Сума" с "Дельфином" на буксире вышел в Александровск . Караван конвоировал ледокол "Вайгач".

"Дельфин" в Заполярье.

30 июня приказом Морского министра "Дельфин" включили в состав судов дивизиона подводных лодок особого назначения. К этому времени подлодку № 2, лежащую на камнях у Иоканьги, окончательно признали в безнадёжном состоянии и исключили из списков флота. Помимо "Дельфина" в Александровске находилась лишь подводная лодка № 1. При сборке механизмов на "Дельфине" выяснилась необходимость замены компрессора, выработавшего свой ресурс. Главное управление кораблестроения заказало новый агрегат заводу Лесснера. В Александровск его прислали в декабре. Продолжались поиски крышки люка и труб — их нашли в Петрограде и отправили в Архангельск, где они затерялись вторично. Вмешательство Морского министра, посетившего в начале октября Александровск, помогло ускорить дело — 20 октября недостающие детали попали на свой корабль. Жизнь и служба на Севере в те годы была нелегка, особенно страдали матросы от недостатка витаминов в рационе. В 1917г. многие из команды "Дельфина" болели цингой, пришлось уволить в отпуск по болезни около половины моряков. Тем не менее, к весне "Дельфин" привели в состояние боевой готовности, однако в море выходить ему не пришлось — в начале апреля с обоих подлодок дивизиона по приказу начальника Кольского района сняли команды для приведения в порядок механизмов на кораблях дивизиона сторожевых катеров. Надзор за лодками поручили команде "Ксении". В ночь с 25 на 26 апреля поднялся сильный шторм. Волны выбили кранцы между корпусами и лодку № 1 повредило ударами об ограждения горизонтальных рулей "Дельфина". Лодку № 1 успели перетянуть ближе к берегу, где она и затонула, а "Дельфин", не смотря на расшатанные сальники, удалось удержать на плаву, лишь нижняя часть якоря гребного электромотора побывала в воде. Лодку подготовили к обсушке, но через два дня командующий флотилии Северного Ледовитого океана обратился в МГШ с предложением признать обе лодки окончательно не пригодными для боевой службы. Из Петрограда ответили, что их можно пока использовать для обучения команд лодок типа АГ, прибывающих из Америки на Север. Между тем, частью подводников укомплектовали корабли дивизиона сторожевых катеров. После февральской революции в дивизионе создали комитет, который на собрании 8 июня принял обращение к подводникам Балтики "с просьбой перевода оставшегося личного состава в полном составе на лодке Балтийского моря". Туда же предлагалось отправить ценное оборудование. Приказом Морского министра от 10 августа 1917г. подводные лодки № 1 и "Дельфин" предписывалось сдать к порту, в этот же день был подписан приказ о расформировании дивизиона. А 23 августа обе лодки исключили из списков флота. Часть оборудования "Дельфина" отправили на Балтику, часть осталась на Севере. Не сохранилась и серебряная закладная доска -её забрал один из офицеров, позднее эмигрировавший. Корпус лодки отбуксировали в Мурманск и оставили на береговой полосе территории торгового порта. После окончания гражданской войны известный подводник Л.А.Белецкий обследовал Мурманский порт и поднял вопрос о дальнейшей судьбе "Дельфина". В рапорте командира дивизии подводных лодок Балтийского моря Я.К.Зурабова на имя командующего флотом говорилось: "...крайне желательно...дедушку русского подводного флота спасти от разрушения и хранить с почётом, как хранят в Киле немцы первую лодку своего знаменитого изобретателя Бауэра". Зурабов просил указаний на перевозку корпуса "Дельфина" в Петроград. Ответ штаба флота, полученный в начале февраля 1921г. обескураживал: "...подлодка "Дельфин" уже продана Латвии и в введении Моркома не находится, интерес к ней, как к историческому памятнику отходит на второй план под давлением более важных... боевых интересов, экономического кризиса и расстройства транспорта...". Чиновники Морского комиссариата явно не хотели лишних хлопот. Через несколько лет корпус "Дельфина" сдали на слом.

Командиры "Дельфина".

Первым командиром был М.Н.Беклемишев. Август 1904г.- из запаса призван лейтенант Г.С.Завойко. 1906г. командирами были: лейтенанты Желтухин, Петров, Домерщиков. Февраль 1907г. — выпускник Либавского отряда, лейтенант В.Ф.Дудкин. 1911г. — старший лейтенант Проффен. Апрель 1913г. — временным командиром был назначен штабс-капитан по Адмиралтейству Н.А.Игнатов. Ноябрь 1913г. — лейтенант Н.М.Леман. Январь 1915г. — мичман (с 1917г.- лейтенант) Д.А.Дрейер. Служба "Дельфина" продолжалась 15 лет — на Балтике, Тихом и Северном Ледовитом океанах. И хотя не довелось ему атаковать вражеские корабли, это не уменьшает значение первенца подводного флота России. Постройка и служба этой лодки дали богатый материал для создания последующих поколений подводных лодок "русского" типа. На "Дельфине" обучались наши первые подводники, закладывались первые приемы, методы, навыки, обычаи подводного плавания. А его создатели воспитали поколение инженеров и ученых, заложивших впоследствии основы современного подводного флота России.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

Это свершится совсем скоро, буквально на днях. "Аллея правителей" пополнится бюстом первого президента России Бориса Ельцина. Избежать этого уже невозможно...

Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина

Пока Россия ведет на дипломатическом фронте войну с США и Великобританией, ближайшие союзники Москвы по СНГ начали постепенно сближаться с Вашингтоном.

Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Комментарии
Лондон обнародовал имя "отравителя" Скрипалей
Простые британцы просят у России извинений за "дело Скрипаля"
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Германия настаивает на приглашении России на саммит "Большой семерки"
Без лишнего шума: о чем поговорили глава Генштаба и главком НАТО
Мельница мифов: побоище, которого не было
Германия настаивает на приглашении России на саммит "Большой семерки"
Будет стоять: зачем Москву украсят бюстом Ельцина
Стрельнешь - утопим: подлодки ВМФ России загоняли субмарину НАТО
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Турция золотой запас из США вывезла. А что Россия?
Лебедю подрезали крылья: США запретили въезд русской балерины
Германия настаивает на приглашении России на саммит "Большой семерки"
Подлодка США ушла от российской субмарины и ударила по Сирии
"Будущее мира": Ялта подводит итоги международного экономического форума
ОЗХО добралась до сирийской Думы для изучения "химатаки"
Зачем главком НАТО срочно встретится с главой Генштаба РФ
Без лишнего шума: о чем поговорили глава Генштаба и главком НАТО
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США
Астана и Ташкент дрейфуют в сторону США