Какая валюта нужна Евразии

В условиях низких цен на нефть страны Евразийского экономического союза испытывают серьезные экономические проблемы. Как пережить временные трудности и почему так важен валютный союз, предложенный президентом России Владимиром Путиным, в эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал завкафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Плеханова Константин Ордов.

— Константин Васильевич, на встрече в Астане в марте Владимир Путин предложил главам Белоруссии и Казахстана создать валютный союз. Как вы считаете, готовы ли страны к валютному союзу экономически и политически?

— Я думаю, что уже все предпосылки созрели к тому, чтобы это предложить и перейти к плотному обсуждению самого переходного периода. Это важно, нужно и полезно. Поэтому перспективы у этого есть. Но боюсь, что к этому не готовы инфраструктуры и сами страны.

— Говорят, что для того, чтобы создавать валютный союз все страны должны экономически развиваться одинаково. Как вы считаете, действительно ли этот признак должен присутствовать? И будут ли трудности из-за того, что развиваются страны по-разному?

— Безусловно, без этого обойтись не удастся. Европейский экономический союз берет истоки в 1994 году, это — уже долгая история, плавно и последовательно происходило объединение. У нас было формирование единого Таможенного союза, где единые таможенные правила существуют, долгое время развивалось единое экономическое пространство, где вырабатывались единые, в том числе и валютные правила, определялись принципы, на основании которых эти правила можно было бы сформировать, денежно-кредитная политика, налоговая политика. Так что работа не может в какой-то ограниченный период закончиться, идет процесс, развитие в этом направлении уже давно идет и не останавливается, несмотря ни на что и ни на какие экономические условия.

— Вы считаете, что инфраструктура не готова. А что можно и нужно сделать, какие изменения нужно внести для того, чтобы приблизить создание валютного союза?

— До настоящего времени, как я понимаю, эту задачу перед собой всерьез не ставили. Здесь важно понимать, что у нас национальная валюта является одним из основных источников суверенитета. Поэтому важно, чтобы психологически мы и наши коллеги были готовы поделиться частью своего суверенитета для того, чтобы на общих основаниях к общему благу решить этот вопрос положительно. Когда речь идет о союзе равных экономик, то на паритетных началах все понимают, каким образом сделать справедливо, все распределить между участниками.

Но, к сожалению, экономика Армении существенно отличается от экономики России. Их доля, их участие будет минимально, поэтому и их интересы будут учтены постольку поскольку, не всегда будут с ними считаться. В этом смысле выстроить паритетные условия сотрудничества бывает крайне сложно. Мы видим это постоянно в дискуссиях с Белоруссией, когда кто-то доволен таможенными правилами, а кто-то пытается их поменять в процессе игры. Это является результатом отсутствия единых интересов и понимания интересов экономических.

Я надеюсь, у нас будет максимум 6-7 участников Евразийского экономического союза. Поэтому не будет возможности кому-то позволить существовать за счет других. Мы должны сосуществовать вместе, внося каждый свою лепту, вклад в общее развитие. Только на этих условиях у него есть смысл и перспективы.

Население в рамках Евразийского экономического союза увеличится по сравнению с населением России на 50 процентов, а значит, расширятся рынки, которые будут нацелены на приобретение товаров, произведенных внутри ЕврАзЭса. На 30 процентов импорт увеличивается. Это тот импорт, который мы должны заместить. Мы имеем все основания считать, что можем это сделать, и это позволит нашим экономикам развиваться.

— Плюс усилится экономическое влияние стран на мировой арене.

— Здесь экономические вопросы уже больше переходят в политику. А важно, чтобы мы все могли иметь инструмент, который позволял бы и в экономическую плоскость перевести эти сложные ситуации, в те выгоды, которые получают страны в результате объединения.

Доллар для нас не должен существовать, когда мы живем внутри своей собственной страны, покупаем продукцию, произведенную у нас же в России или у наших коллег в рамках Единого экономического пространства. Единственное, когда мы с вами поедем летом отдыхать, тогда мы с вами вспомним о том, что существует какой-то курс для того, чтобы приобрести валюту и там ее потратить. А вот внутри страны это как раз нам позволит гораздо в меньшей степени зависеть от доллара, от евро, от любой другой валюты.

— А можно как-то ориентироваться на валютный союз Европы? Ведь и там экономики были и остаются неравнозначны по своему развитию, тем не менее евро держится достойно.

— Они шли к этому гораздо дольше. Этот пример для нас должен являться показателем и предметом исследований, в том числе недостатков. Мы видим, что происходит с Грецией. Реально обсуждается вероятность выхода Греции из Евросоюза. Как и плюсы, так и недостатки присущи любой системе. В результате кризиса они обостряются и проявляются негативным образом. Важно, чтобы это не стало желанием одних поправить свое экономическое положение за счет других. Мы пытаемся проанализировать, не будет ли такой союз для нас дополнительным бременем. Я убежден, что не будет.

Выбирать из существующих валют, мне кажется, самым неправильным. Это приведет лишь к разладу общей экономической системы и непониманию. Не случайно Евросоюз перешел к новой единой валюте, прежде договорившись, каким образом будет обеспечена эмиссия, кто будет распоряжаться, в каких объемах имеют право страны пользоваться результатами этой эмиссии.

— Что нам нужно сделать для создания новой валюты?

Для этого надо перейти к унифицированной финансовой системе — как государственной, так и негосударственной, создать единые таможенные правила, выработать единую денежно-кредитную политику, единую фискальную политику, единую бюджетную политику, по меньшей мере согласованную. Это позволит нам предметно и понятно обсуждать как раз сами этапы перехода к единой валюте. Сейчас, к сожалению, мы можем только гипотетически сказать, что в 10-15-летний срок эта проблема могла бы быть решена.

С 1994 года наше главное достижение — Таможенный союз, внутри которого еще существует противоречия, не все урегулировано, негармонизированы системы ставок и налогов. Пока что еще переходные периоды проходят в экономиках. Капитал ищет там, где ему выгоднее, где ему интереснее. Именно поэтому Казахстан достаточно существенно выигрывает в настоящее время от объединения. Нужно время, чтобы придти к единому знаменателю, и уже исходя из него, дальше решать и делать тот пирог, который нам всем хотелось.

По моей информации, в Казахстане экономическая ситуация все-таки лучше. Частный бизнес там имеет хоть какой-то вес и значение. А собственно в процессе кризиса именно малые предприятия склонны к нахождению оптимальных методов управления, реструктуризации, они становятся более устойчивыми, чем крупные предприятия, зависящие от заемного капитала, от внешних рынков и конъюнктуры. Ведь они ориентированы прежде всего на импорт, а не на внутреннего потребителя.

Для нас единственное утешение, что в этом у нас есть огромный потенциал для развития. Сейчас объем инвестиций в экономику Казахстана превышает российский удельный показатель. Это характеризует экономику Казахстана, как более эффективную по отношению к российской.

— Откуда в Казахстан идут инвестиции?

Существует версия, что Китай активно нацеливается на то, чтобы использовать потенциал экономики Казахстана и каким-то образом обеспечить его участие в сфере своего влияния. Другие азиатские страны тоже активно инвестируют. Казахстан не попал под санкции. Для нас-то основная проблема с инвестициями заключается в том, что зарубежные рынки ограничили нас в доступе. Может быть, отчасти туда идут те инвестиции, которые планировалось направить в Россию.

— Сергей Лавров в Латинской Америке сказал, что Россия заинтересована в интеграции Евразийского экономического союза и латиноамериканских объединений. Но это же другая сторона Земли. В чем и насколько полезно может быть такое взаимодействие?

— Это может создать дополнительные экономические выгоды для участников союза. Естественно, как результат, это позволит сплотиться в едином понимании смысла всей этой организации. Это — важно. Но всегда возникают проблемы, когда нет общих границ. Хотя мы живем в глобализованном мире, уже давно экономика не так сильно привязана к территориальному расположению стран, но такие гигантские расстояния, конечно, дополнительная сложность, которую надо учитывать. Но если проанализировать структуру импорта продовольственных продуктов на российский рынок, то мы удивимся, насколько доля Латинской Америки стала высока.

Особенно сейчас, когда мы приняли антисанкции по отношении к производителям Европейского союза. Здесь потенциал существует, есть выгоды экономические, к ним надо стремиться и это абсолютно оправдано.

Читайте также:

В Европе нет лидеров, в ЕАЭС лидеры все

Может ли ЕАЭС превратиться в СССР?

РФ поддержит изгнание доллара с Востока

ТС противопоставит доллару алтын

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Валютный союз укрепит ЕАЭС?
Комментарии
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Почему мужчины ведут себя с женщинами как идиоты?
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
ЦБ рассказал о действиях, когда США возьмутся за долг России
Запад перейдет с алкоголя на синтетику, чтобы не испытывать похмелья
Врачи поставили точку: злоупотребление смартфоном чревато раком
Путин поблагодарил Трампа за данные о террористах в Петербурге
Запад перейдет с алкоголя на синтетику, чтобы не испытывать похмелья
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Запад перейдет с алкоголя на синтетику, чтобы не испытывать похмелья
Запад перейдет с алкоголя на синтетику, чтобы не испытывать похмелья
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Российские хоккеисты сменят герб на форме на силуэт игрока
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Российские хоккеисты сменят герб на форме на силуэт игрока
Российские хоккеисты сменят герб на форме на силуэт игрока
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры