ЮРИЙ МАСЛЮКОВ: ГОСУДАРСТВО ФАКТИЧЕСКИ ОТКАЗАЛОСЬ ОТ ЦЕЛОСТНОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ

- Юрий Дмитриевич, за последнее время многое переменилось в мире, в том числе и в области экономики. Введен наличный евро, коренным образом изменилась геополитическая ситуация, пошли вниз цены на энергоносители. Видимо, требуется вносить какие-то поправки в экономическую политику страны. Что предлагается в этом плане?

- Главным фактором, вносящим поправки, является время – несмотря на благоприятнейшую внешнеэкономическую конъюнктуру, не были сделаны те решительные шаги к оздоровлению экономики, к которым мы призывали и которых, признаться, ожидали от нового руководства, от правительства в первую очередь. Главный, я бы сказал, концептуальный недостаток экономической политики заключается в том, что в 2001 году государство фактически отказалось от осуществления какой-либо целостной стратегии развития, перейдя к реализации отдельных мер по отдельным направлениям.

В 2000 году были предприняты известные усилия для выработки комплексной стратегии модернизации России, которые связывали с именем Германа Грефа. Хотя отказ от закрепленного Конституцией «социального государства», на чем и строилась стратегия Грефа, наивные мечты о двукратном сокращении бегства капитала и использовании выросшего за счет этого инвестиционного потенциала, легшие в основу программы правительства, подвергались с нашей стороны обоснованной критике, но сами попытки действовать системно и упорядоченно заслуживают все же положительной оценки. Фактический отказ от системного подхода – непростительная ошибка.

- То есть плохая стратегия все же лучше, чем полное отсутствие какой бы то ни было стратегии? Что ж, мы и в самом деле наблюдаем отдельные акты управления, призванные в большей степени укрепить в народе репутацию власти, чем принести какие-то реальные плоды. Наблюдаем некоторую активность власти, в иных случаях, кажется, избыточную. Но разглядеть за всем этим целого не получается. Что ж, его нет, этого целого?

- Вы сами ответили на свой вопрос, но разве задача парламента, той его части, к которой я себя отношу, состоит только в обнаруживании изъянов и создании шумового эффекта? Мы все еще настойчиво и терпеливо стараемся убедить правительство принять ту единственно возможную стратегию, без которой в ближайшей уже перспективе встанет вопрос о самом существовании России как государства. Поверьте, это не внутрисистемный тяни-толкай между ветвями власти, это вопрос выживания всей системы государства.

России сегодня как никогда нужна проработанная до конкретных механизмов комплексная стратегия модернизации.

- Речь, разумеется, идет в первую очередь о модернизации производства?

- Конечно, да, поскольку своего рода «модернизация» производственных отношений и отношений собственности прошла в ходе приватизации. Но как мы все смогли убедиться, серьезных сдвигов в реальном секторе она не принесла даже там, где, казалось бы, можно было ожидать большей мобильности частного капитала по сравнению с государственным управлением. Поэтому сегодня важнейшим элементом стратегии модернизации должна стать программа развития производительных сил России, включающая отраслевой и региональный аспекты. В тех направлениях, где самостоятельной активности бизнеса недостаточно для достижения необходимых для комплексной модернизации результатов, ее необходимо стимулировать мерами государственного регулирования – от традиционного для развитых стран стимулирования экспорта до прямых государственных гарантий.

Программа развития производительных сил должна стать стержнем промышленной политики России, без которой вступление в ВТО даже на самых льготных условиях будет преждевременным – говоря попросту, государство не будет знать, какие отрасли защищать, а какие нет.

Частью промышленной политики должна быть технологическая политика, определяющая, какие технологии государство будет разви-вать и создавать, а какие – импортировать, подчас прекращая ведущиеся разработки как заведомо неконкурентоспособные. Соответственно, технологическая политика будет задавать объективные ориентиры политике в области образования. Следует прикладывать специальные усилия по поиску перспективных российских технологических наработок.

- Существует вопрос, который всегда вызывает споры при формулировании программных документов. Это вопрос собственности, рыночных отношений. Если программа радикально отрицает рынок, то ожидать ее позитивного восприятия по меньшей мере наивно. Если же она ориентирована на реально существующую рыночную среду, то даже записные либералы, такие как Хакамада или Немцов, начинают ее критиковать «слева».

- Я всю жизнь занимался вопросами производства, и исходил из того, какие отношения диктуют сегодняшние производственные отношения. Рыночные отношения сегодня – реальность, и призывать реально действующее правительство так вот взять – и отказаться от них, выглядело бы просто комично. А развитие рыночных отношений невозможно без эффективной защиты собственности. Для этого по-прежнему необходимы декриминализация процедуры банкротства, дополнение судебной реформы мерами, направленными на эффективность решений судов в хозяйственной сфере, обеспечение прозрачности структуры собственности. Здесь за последнее время мало что изменилось, и эти вопросы по-прежнему актуальны как никогда. Отсутствие защиты собственника тормозит развитие производства, но криминаль-ный беспредел сегодня, разрушая как институт частной собственности, так и самый объект собственности, отнюдь не означает, допустим, на-ционализации. Это значит, что некий субъект народного хозяйства просто перестает существовать.

Произвол монополий всех уровней, как естественных, так и обыч-ных, является одной из главных преград развитию России. Представля-ется необходимым разработать и реализовать комплексную , главное, действенную антимонопольную политику, обеспечивающую быстрое и неотвратимое наказание за злоупотребление монопольным положени-ем, реструктуризацию естественных монополий, нормализацию работы фактически бездействующего под прикрытием отдельных «громких дел» Министерства антимонопольной политики.

- Не знаю, уместно ли такое сравнение, но у нас есть «регионы-монополисты», обладающие какими-то уникальными ресурсами. В основном это, конечно, нефть или газ. А есть регионы, в прошлом обладавшие развитой промышленностью, наукой, но в изменив-шихся условиях бесспорно находящиеся в заведомо проигрышной ситуации по сравнению с «регионами-монополистами».

- Необходимо совместно с деловым сообществом разработать действенные программы по развитию депрессивных регионов, не спо-собных самостоятельно воспользоваться благоприятной экономической конъюнктурой, и сокращению угрожающего целостности страны раз-рыва между ними и развитыми регионами. Позитивный опыт СССР из-вестен, но и в США масштабные программы развития депрессивных регионов реализовывались с начала 30-х по конец 70-х годов: при Руз-вельте - Администрация долины реки Тенесси, при Кеннеди - развитие района Аппалачей, затем - развитие Аляски. Мне близка, например, си-туация в Удмуртии, откуда я избран в Государственную Думу. В не-давнем прошлом один из самых мощных промышленных центров – се-годня далеко не богатая республика. Самостоятельно реструктуриро-вать, провести конверсию столь мощного оборонного комплекса, кото-рый там сегодня существует, Удмуртии очень тяжело. Но и законсер-вировать ситуацию, годами делать вид, что ничего не происходит, тоже нельзя. Собственно, кое-что за последние два года нам удалось сделать. Но без государственной программы это будут все те же разрозненные усилия, что мы видим сейчас и на примере деятельности федерального правительства. Пора понять, что социальное расслоение на региональ-ном уровне угрожает целостности государства. Необходимо реализо-вать положение Бюджетного кодекса об обеспечении минимальных со-циальных стандартов. Пока эти стандарты будут разрабатываться, не-обходимо взять курс на обеспечение гражданам России прожиточного минимума, являющегося экономическим выражением права на жизнь.

- Одним из краеугольных камней российской экономики явля-ется военно-промышленный комплекс. Так сложилось, и бессмыс-ленно рассуждать о том, хорошо это или плохо. Пожалуй, в этой области мы имеем несчастье наблюдать в последние два года ка-кие-то особенно хаотические, если не сказать, судорожные движе-ния. Складывается впечатление, что в области ВПК «все идет как идет».

- Есть несколько крупных вопросов управления военно-технической политикой и военно-промышленным комплексом, кото-рые на уровне высшего руководства государства не решаются. В част-ности, бюджетный процесс не позволяет управлять крупными долго-срочными программами по созданию сложных наукоемких образцов вооружения и военной техники. Бюджетный процесс длится один ка-лендарный год, поэтому и заказчикам, и промышленности приходится выдумывать "этапы", кончающиеся 31 декабря, чтобы получить оче-редную порцию финансирования. Поэтому необходимо управлять и финансировать долгосрочные программы на всем жизненном цикле: "НИР – ОКР – создание объекта, подготовка серийного производства – серийное производство – эксплуатация в войсках – утилизация". Отсут-ствуют финансовые резервы, позволяющие немедленно развернуть ра-боты при прорыве в какой-либо области создания средств вооружения и военной техники, где все решают сроки создания и оснащения войск. В настоящее время в структуре исполнительной власти нет органа, ко-торый бы повседневно занимался вопросами формирования военно-технической политики государства и ее реализацией, анализом средств вооружений и военной техники, находящихся на вооружении армий передовых стран мира, сопоставлением их количества и тактико-технических характеристик с аналогичными параметрами российских вооружений. Требуется оценка сроков создания и поступления в войска средств вооружений и военной техники, находящихся в разработке пе-редовых стран мира, сравнением с отечественными средствами, нахо-дящимися в разработке, принятие соответствующих оперативных ре-шений по созданию и производству перспективных разработок. В дан-ной сфере сроки имеют необычайное значение. Требуется заняться раз-работкой план-графиков всех этапов жизненного цикла средств воору-жений и военной техники и принятием экстренных оперативных мер по управлению научно-техническим уровнем. Сейчас вопросами измене-ния тактико-технических требований, прекращения неперспективных ОКР и по началу полномасштабных ОКР по прорывным направлениям ни один орган систематически не занимается. Без этого через очень ко-роткое время мы рискуем обнаружить у себя вместо регулярной армии кое-как вооруженную орду.

Критически необходимо создать при Правительстве на новой ос-нове, в новых экономических условиях Государственную военно-промышленную комиссию, как постоянно действующий орган Прави-тельства с вышеперечисленными обязанностями и ответственностью перед Президентом РФ за их выполнение в заданные сроки, но и с со-ответствующими правами и ресурсами. В том числе финансовым ре-зервом.

- Это выглядит не очень современно. Чем такая структура могла бы отличаться от Военно-промышленной комиссии ЦК?

- Можно создать всего двухзвенную структуру: ВПК Правительства – крупный интегрированный холдинг, а ВПК создать на базе пяти оборонных агентств, сократив их суммарную численность в три-четыре раза. Президентом дано поручение по этому вопросу после совместно-го заседания Президиума Госсовета и Совета безопасности по рассмот-рению "Основ политики РФ в области развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2010 года и дальнейшую пер-спективу". Но хотелось бы видеть и результат. Иначе может получить-ся как обычно: есть проблема - создается толковый документ. И после забывается и о документе, и о проблеме.

- Существующие Таможенные правила создают преферен-ции иностранным грузоперевозчикам и ставят в невыгодные усло-вия отечественных, как в плане стоимости транспортных средств, пересекающих границу, так и налогов на эту стоимость.

- Этот вопрос можно и нужно решить в рамках требований ВТО в пользу отечественных перевозчиков. Должна же быть и польза от этой организации. Вступление в ВТО – это прежде всего не политика, а вопрос целесообразности, если угодно, выгоды.

- И все же, останется по-вашему наша экономика в основном ориентированной на экспорт сырья? Или это явление временное, которое должно каким-либо образом меняться?

- Переход экономики страны к устойчивому инновационно-технологическому развитию может быть обеспечен в среднесрочной перспективе за счет финансовых средств от эксплуатации топливных и других минерально-сырьевых ресурсов. Это данность, обсуждать которую не имеет смысла.

Рост российской экономики в дальнейшем может столкнуться с ресурсными ограничениями, связанными с тем, что объемы добывае-мого сырья будут недостаточны для одновременного обеспечения оте-чественной обрабатывающей промышленности, социальной сферы и потребностей экспорта.

При этом ни одна отрасль народного хозяйства не подверглась, наверно, такому сокращению финансирования как геология. Расходы на воспроизводство минерально-сырьевой базы в федеральном бюд-жете на 2002 году сокращены вдвое (с 12,3 до 7,3 млрд. руб.) по срав-нению с 2000 годом. При этом Россия испытывает дефицит в 20 ви-дах стратегического минерального сырья, в том числе такого как уран, марганец, хром. Поиски такого сырья может вести только государст-во. Нефти, на которой базируется весь наш бюджет, каждый год добы-вается вдвое больше, чем обнаруживается новых запасов.

Нужна государственная поддержка геологии, как в форме госу-дарственного заказа, так и через установления обязательств добываю-щих компаний приращивать запасы сырья в недрах. Для этого прави-тельству нужно внести в Государственную Думу проекты целого ряда федеральных законов. Например, закон «О минерально-сырьевой базе Российской Федерации», в котором следует закрепить основные прин-ципы государственной политики в этой сфере. В частности, установить требования о гарантиях обеспечения страны разведанными запасами стратегического сырья в определенной кратности к ежегодному по-треблению, и соответственно, меры экономического и организационно-го характера для реализации этой задачи. Во-вторых, пожалуй, нужен закон «О нефти и газе». Российская Федерация сегодня – единствен-ная нефтяная держава мира, которая не имеет специального нефтяного законодательства. Соответственно, у государства не хватает инстру-ментов для регулирования этой важнейшей сферы народного хозяйст-ва.

- Обычным камнем преткновения любой модернизационной программы является вопрос инвестиций. Во-первых, где взять, во-вторых чем и как гарантировать.

- Важнейшей задачей в создании законодательной базы инвестиционных процессов в настоящий момент является приведение в соответствии друг с другом ряда кодексов и федеральных законов. В частности необходимо согласование Бюджетного кодекса, Федеральных законов «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», «О бюджете развития Российской Федерации», «О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд», «О государственном оборонном заказе», «О поставках продукции для федеральных государственных нужд». В подготовке такого комплексного законопроекта не обойтись без Правительства и законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. За последние годы в бюджетном законодательстве прошли и некоторые позитивные изменения, которые во многом способствовали прозрачности процедуры исполнения федерального бюджета, его стабильности. Однако здесь осталось еще немало работы. В частности, не решена проблема последовательного разделения бюджета на бюджет текущих расходов и расходов капитального характера. Хотя в Бюджетном Кодексе и определены такие понятия, фактически в федеральном бюджете утверждаются только годовые расходные полномочия главных распорядителей бюджетных средств, как по текущим расходам, так и по капитальным.

Сследовало бы так изменить бюджетное законодательство, чтобы расходные полномочия по капитальным расходам, по расходам на раз-работку и создание сложнейших образцов вооружения и военной тех-ники утверждались на несколько лет.

В этом случае государство создаст необходимые условия для ра-боты промышленности. В тех случаях,когда работы ведутся и за счет привлеченных источников, как это часто происходит в строительстве, такой бюджет послужил бы важнейшей гарантией для привлечения средств банков, для снижения процентной ставки, для оздоровления инвестиционного климата в стране.

- С 1 января 2001 года ставка налога на пользователей автомо-бильных дорог снижена с 2,5% до 1,0%. Значит ли это, что задачи дорожного строительства сократились?

- Нет, две исторические российские беды никуда не делись. Для компенсации потерь территориальных дорожных фондов в 2002 году требуется 62,0 млрд. рублей. Утрата силы Закона Российской Федера-ции "О дорожных фондах в Российской Федерации" означает, что с 1 января 2003 г. отменяется 1%-ный налог на пользователей автомобиль-ных дорог и налог с владельцев транспортных средств. Ликвидируются дорожные фонды. Таким образом, выпадающие доходы консолидиро-ванного бюджета по этим налогам составят 180 – 200 млрд. руб. С уче-том необходимости поиска средств на проведение реформы жилищно-коммунального хозяйства, образования, здравоохранения, финансиро-вание которых осуществляется из региональных и местных бюджетов, наполнение доходной части бюджетов субъектов Федерации и местно-го самоуправления вызывает серьезные опасения. Мне кажется, следо-вало бы рассмотреть вопрос об отсрочке отмены налога на пользовате-лей автомобильных дорог и налога с владельцев транспортных средств и, соответственно, об увеличении ставки налога на пользователей ав-томобильных дорог до 1,5 процента с предоставлением права субъек-там Российской Федерации уменьшать ее до 1 процента. Однако это несколько более частный вопрос, по сравнению с той темой, которую мы заявили вначале. Хотя… В государственном управлении частных, несущественных и неинтересных вопросов не бывает.

Беседу вел Анатолий БАРАНОВ.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Болгары на учениях отказались стрелять по мишеням, напоминающим русских солдат
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам
Рост цен и доходы россиян: главные задачи правительства — Никита МАСЛЕННИКОВ
Новый миропорядок: против России нет шансов — Владимир ГРОМОВ
Как Дональд Трамп внезапно полюбил кровавого маньяка
На Россию надвигается мощнейший холодный фронт
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Звезды призывают молиться за здоровье Хворостовского
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона
Кравчук: Украина "кинула" Россию с Крымом в 1991 году
Это всё: парад в день независимости Украины примет глава Пентагона