От ЕАЭС к Большой Евразии: преодолевая трудный путь

Большая игра Запада по сдерживанию России ведётся много лет, а сегодня, кажется, достигла своего апогея. Хорошо, что у России есть два крепких союзника — армия и флот, но было бы ещё лучше иметь в своём окружении побольше дружественных стран, объединенных на базе успешной экономической интеграции. Одним из таких перспективных объединений является ЕАЭС, который в будущем имеет все шансы соединить два полюса Большой Евразии.

Евразийский экономический союз за шесть лет своего существования успел сделать немало, учитывая яростное противодействие Запада любым попыткам интеграции на постсоветском пространстве. В 90-е годы, в то время как страны Старой Европы активно сотрудничали в рамках Евросоюза, у нас вовсю шли дезинтеграционные процессы. Но рано или поздно приходит и время собирать камни.

На прошедшей недавно встрече глав правительств стран ЕАЭС в Алма-Ате было отмечено, что экономике "пятёрки" в пандемийном 2020 году удалось избежать худшего варианта развития событий. По данным ЕЭК, общий ВВП стран союза в прошлом году снизился на 3,9% по сравнению с 5,6% у развитых стран. По прогнозу комиссии, в этом году ожидается восстановительный рост на уровне 3,2%.

Даже в условиях пандемии коронавируса коллективный Запад продолжал делать всё, чтобы притормозить экономическое развитие "пятёрки": в ход шли нарастающий вал санкций, протекционизм и недобросовестная конкуренция. В этой связи межправсовет поручил ЕЭК разработать и внедрить механизм ответных мер в отношении третьих стран на территории ЕАЭС, например, в виде повышения пошлин или приостановления преференций.

Смысл имеет лишь защищенный рынок

Доля ЕАЭС в мировом ВВП сравнительно скромная — всего 3,7%. Этот показатель у Китая, США или ЕС — примерно в 4 раза больше. Союз ставит перед собой цель подняться с нынешнего восьмого места по ВВП и войти в пятёрку ведущих экономик мира. В силу масштабов своего рынка Россия является ядром ЕАЭС. Мировой кризис, начавшийся в 2008 году и обострившийся в 2014-м, спровоцировал отход от правил "свободной торговли", войны санкций и торговых ограничений. Если говорить о нанесённом союзу ущербе, то основной удар пришёлся на Россию. Дальнейшее развитие стало невозможным без адаптации под новые правила игры, выработки единой политики по наращиванию протекционизма и защите своих производителей.

По мнению руководителя Центра политэкономических исследований Института нового общества Василия Колташова, такие важные задачи, как создание евразийских надстроечных органов и обеспечение баланса интересов участников интеграции, требуют общего принятия перемен, вызванных мировым кризисом 2008-2020 годов. Всем нужно осознать, что имеет смысл строить лишь защищенный рынок или систему, где будут ликвидированы бреши для притока контрабанды и лишнего импорта, затрудняющие возрождение индустрии и ускоренное развитие сельского хозяйства.

"Национальные администрации небольших стран не всегда сознают неотвратимость выстраивания новых правил, — считает Василий Колташов. — Ослабление рубля в 2014–2016 годах или в 2020-м показывает, как тяжела нагрузка на российскую экономику и что именно этой нагрузкой продиктована неуступчивость Москвы в некоторых вопросах, и в то же самое время её готовность работать единым фронтом, но так, чтобы никто не паразитировал на российском рынке".

Чтобы обеспечить рост экономики, ЕАЭС следует всё больше замыкать заказы внутри союза и формировать цепочки дружественных экономик, где все поддерживают друг друга закупками. Здесь также возникают задачи создания единого цифрового пространства в зоне ЕАЭС и перевода экономики на новый технологический уклад. По мнению экспертов, евразийская цифровизация должна включать расширение автоматизации производства, торговли и коммуникаций, замещение внешних цифровых продуктов своими (или основанными на свободном патенте) и освобождение от интеллектуальной собственности недружественных государств — прежде всего США. Развитие собственных аналогов позволит ограничить чрезмерное распространение американских программ и ресурсов. Ведь подлинная цифровизация в рамках ЕАЭС не ограничивается автоматизацией каких-то процессов, а создаёт рыночные ниши для евразийских продуктов.

Реиндустриализация и реализация крупных инфраструктурных проектов могли бы стать основой роста как России, так и всей "пятёрки". Евразийская интеграция, необходимая для выживания и развития экономик, способна вести от малых национальных администраций к более крупному государственному строению. Одним из важных условий этого является формирование политического единства различных этносов, живущих и взаимодействующих в едином экономическом и правовом пространстве — то есть нации. Во всяком случае только большое и сильное государство может обеспечить протекционизм и плановость развития.

Мудрый преодолеет весь путь

Укрепление цепочек в торговле, отраслевой кооперации, технологиях и управлении внутри ЕАЭС становится условием успеха в строительстве Большой Евразии. Союз должен органично встроиться в экономическую архитектуру макрорегиона, стать центром её развития, играя роль эффективной связки между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. В последние годы товарооборот с АТЭС рос, тогда как с ЕС он стабильно падал. В результате объёмы торговли с двумя ключевыми партнёрами в 2020 году впервые фактически сравнялись на уровне приблизительно 37%. Таким образом, Евразийский союз получил равноценные торговые балансы с двумя важными экономическими полюсами, став своеобразным мостом между ними.

В руководящих структурах ЕАЭС придают большое значение сопряжению евразийской интеграции и китайской глобальной инициативы "Один пояс, один путь" ("ОПОП"), а также концепции Большого Евразийского партнёрства. Раскрытию колоссального потенциала взаимовыгодного сотрудничества весьма посодействовало бы развитие транспортно-логистической инфраструктуры. Говоря о транспортном соединении Европы и Китая, нельзя не отметить большой логистический дисбаланс: морем оборачивается 95% грузов, а железнодорожным транспортом — от 2,5% до 3,5%. Однако перевозки по железной дороге имеют большой потенциал для роста благодаря таким своим преимуществам, как скорость и стабильная конъюнктура ценообразования.

Сухопутные маршруты, проходящие через территории стран "пятёрки", наиболее оптимальны, и есть большой лаг для наращивания транспортного потенциала, что принесло бы хорошие доходы задействованным компаниям и помогло бы загрузить инфраструктуру. Но, как утверждают представители ЕЭК, у Европы пока отсутствует стратегический подход к развиию транспортно-логистических коридоров в Евразии, инициатором которого является Китай. Предложенный китайскими партнёрами проект по объединению отдельных точек экономической активности в Евразии в единую цепь, к сожалению, пока не нашел реального воплощения. Геополитические интриги мешают полноценной интеграции региональных проиводственных цепочек и каналов транзита в трансрегиональные цепочки добавленной стоимости.

Другой важный аспект сопряжения ЕАЭС и "ОПОП" — расширение финансового сотрудничества, включающее интенсификацию использования национальных валют во взаимных расчётах, разработку цифровых валют и формирование платёжных систем нового типа. Как утверждает министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Сергей Глазьев, платёжно-финансовая инфраструктура для сотрудничества между государствами-членами ЕАЭС и КНР во многом уже создана, не достаёт лишь стимулов к её использованию.

По приблизительным оценкам, в регионе Большой Евразии проживает около 59% населения мира и здесь же производится более 60% от всего мирового ВВП. Хоть и не быстрым шагом, но поступательно ширится сеть диалогов между ключевыми игроками в Евразии, что отражает идею "интеграции интеграций". Как гласит китайская пословица, сильный преодолеет преграду, мудрый — весь путь.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Редактор: Ирина Гусакова