Театр абсурда по Сэмюэлу Беккету

Cэмюэл Беккет написал пьесу "В ожидании Годо" будто бы назло самому себе. Устав от неуспехов и поисков, от собственной прозы, безденежья, дискуссий, он перевел время и мысль на язык немоты, на язык, в котором почти нет привычного, понятного, клишированного смысла. Кто мы, куда идем? Критики увенчали эту странную пьесу-притчу титулом самой авторитетной и значительной пьесы ХХ века.

"В ожидании Годо"

Как уж они эту формулу, этот титул-название вывели — вопрос отдельный. Но вывели, сформулировали — и дали миру. И "В ожидании Годо" стала пьесой-провозвестником. Считается непристойным ее ругать. Неумным не знать. По всем правилам хорошего культурного тона ирландец Беккет представляет собой отдельный пантеон. Великий, могучий, загадочный и неопровержимый.

Израильский драматург и режиссер Йеошуа Соболь предложил поставить эту пьесу на сцене театра "Идишпиль". Возник проект театров "Фриндж" и "Идишпиль". Родился спектакль, который совершенно иначе, на иной лад трактует знаменитую пьесу.

Соболь сделал эту загадочную, несценичную пьесу историей еврейского народа. Предложил — и в этом нет ничего нелогичного, далекого от убеждений и рассуждений Беккета — рассмотреть материал в свете антисемитизма, положения евреев, их вечного ожидания то ли Мессии, то ли смерти, то ли погрома.

Годо — фантом, призрак, гибрид Мессии и фашиствующего диктатора. Некто или нечто, к чему устремлены думы евреев, которым страшно, тревожно, которые символически, духовно живут между границами, странами, идеологиями, языками.

Дуэт актеров Дори Энгеля и Юваля Рапопорта

Йеошуа Соболь перевел пьесу Беккета на идиш. Декорации и костюмы выполнила Эдна Соболь. Миша Чернявский и Инна Малкин деликатно и стильно, мощно и аскетично осветили пустошь, бивуак, черную дыру, в которой ждут и томятся Владимир (Дори Энгель) и Эстрагон (Юваль Рапопорт). Шаркающая, астматическая, захлебывающаяся музыкальная тема Одеда Гдира дает ощущение удушья, тоски, безвыходности. Тени бегут по полям, по мерзлому миру.

По пустоте. И только деревце пытается жить, выбрасывая одинокий листок. И в эту пустую глушь, в это "нигде", которое того и гляди снесет с лица земли очерелной артобстрел, входят еще и Поццо, и Лаки. Хозяин и слуга. Мучитель и жертва.

Враги. Связанные одной цепью существа. Поццо (Эмануэль Ханун) ведет себя брутально, верховодит, дразнит, мучает Лаки. Лаки же (эту роль пронзительно и лирично играет большой еврейский актер, мастер нежных и ироничных красок Бодо).

Потом сменится ветер, что-то сместится — и уже Лаки будет водить своего мучителя на привязи, размахивать гранатой, молча бить кнутом доску, а потом взорвется вместе со своим врагом…И еще появится мальчик. И расскажет, что Годо непременно придет. Не сегодня. Завтра. И что он, хозяин Годо, бьет брата этого мальчика. Каждый день. И путники — странники замолкают. И пустота укрывает их. Разобщенные, одинокие, они никуда не попадают и ничем не защищены.

Победа театра

И странно вспоминаются слова Беккета о том, что любовь есть следствие печали, а дружба — следствие малодушия. Дуэт актеров Дори Энгеля и Юваля Рапопорта — отдельная тема и отдельный знак успеха. Они так серьезно и упоительно, мягко и эксцентрично играют путь без движения, время без пауз, жизнь без цели, что тоска и боль резонируют с текстом. Этим путаным, бесхребетным, сложным, непривычным текстом.

И замешательство, страх, тайна, невозможность понять суть движения, вся эта бессмыслица существования в актерской пластике, умении слушать и слышать партнера, в прекрасном созвучии с задачами и идеями режиссера обретают смысл и вещую правду. Что-то происходит.

И это "что-то" не что иное, как победа театра. Умный и точный спектакль. За пять лет в Париже — со дня первой постановки — "В ожидании Годо" посмотрели пять миллионов зрителей. Мир снова и снова стоит на грани катастрофы. Снова идет бой. Люди ищут ответы. Пытаются покончить с собой. Идут к дереву, чтобы глянуть на листок. И — ждут. Нас кто-то встретит на дороге. Или нет? Беккет многозначен, таким же вышел спектакль, поставленный Йеошуа Соболем. Абсурдный спектакль. Как сама идея ставить театр абсурда на уходящем, замирающем, смолкающем языке. На идиш.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Театр «Шалом» отпраздновал 25-летие

Представитель группы либерал-демократов в Парламентской ассамблее Совета Европы датчанин Майкл Ааструп Йенсен потребовал от России выполнения условий, чтобы делегация нашей страны могла вернуться в ПАСЕ. При этом он обвинил Россию в шантаже.

Депутат ПАСЕ выдвинул России ультиматум

Представитель группы либерал-демократов в Парламентской ассамблее Совета Европы датчанин Майкл Ааструп Йенсен потребовал от России выполнения условий, чтобы делегация нашей страны могла вернуться в ПАСЕ. При этом он обвинил Россию в шантаже.

Депутат ПАСЕ выдвинул России ультиматум
Комментарии
Европейская полиция будет останавливать прохожих в дорогой одежде
Почему россиянам нельзя видеть "Смерть Сталина"
Глава ВТБ: новые санкции США станут объявлением войны
Давос и ныне там: Россия выходит из "семейного" бизнеса
Давос и ныне там: Россия выходит из "семейного" бизнеса
Названа причина массового недопуска спортсменов из России на Олимпиаду
Британская студентка повергла в шок профессора, оправдав коммунизм
Боевой резерв: что будет, если США тронут российские активы
Ноев ковчег: похоже, его снова нашли
Макаревич рассказал о еще одной катастрофе в России
Депутат ПАСЕ выдвинул России ультиматум
Без США и Европы: Россия создаст свою орбитальную станцию
Глава ВТБ: новые санкции США станут объявлением войны
В Эстонии обнаружили угрозу России в Арктике
Без США и Европы: Россия создаст свою орбитальную станцию
Без "Акул": почему списали в утиль самые мощные АПЛ в мире
Британцы опубликовали поход якутянина на рынок в 50-градусный мороз
Генерал СБУ: Ту-154 Качиньского сбили боевые маги Путина
Макаревич рассказал о еще одной катастрофе в России
Акт агрессии: что сделает Россия с попытками Украины сорвать ЧМ-2018
Боевой резерв: что будет, если США тронут российские активы