Для Китая нашли "его Косово"

Запад готовит новое восстание против Китая. До сих пор не улеглись страсти вокруг антикитайского восстания в Тибете, срежиссированного на Западе. Однако Пекину больше стоит опасаться действий не опекаемого ЦРУ Далай-ламы, а повторения мятежа в соседнем Синьцзяне. Лучшего места для нанесения удара по Китаю не существует. Между тем Синьцзян всегда являлся зоной стратегических интересов России, и в этом случае ей не удастся остаться в стороне.

Синьцзян может стать новым местом, где отозвался Косовский прецедент. Напомним, что исторически он был не только крупнейшей по территории, но и самой многонациональной провинцией Китая с преобладанием мусульман. Самые влиятельные из них – уйгуры (45,8%), китайцы или ханьцы (40,4%), казахи (6,9%), дунгане (4,4%) и монголы (0,9%).

Нередко совместное проживание на одной территории представителей народов с разной культурой и религией автоматически создаёт опасный момент для возникновения конфликтов. Не является исключением и Синьцзян.

Окончательно Китай закрепился в населенном мусульманами Синьцзяне лишь в первой половине XIX века. Однако местные жители не раз восставали против китайцев, что усиленно подогревали правители соседнего Кокандского ханства. Стабилизации ситуации способствовало завоевание Средней Азии русскими войсками. При этом Россия и Китай совместно подавляли сепаратизм в 1864–77 годах в Киргизии и в районах проживания "китайских" дунган и уйгур.

Ситуация фактически повторилась в 1930-е гг. В 1931 году началось синьцзянское восстание, продолжившееся почти четыре года. Против китайцев выступили уйгурские повстанцы Ходжи Нияза и 36-я дунганская дивизия генерала Ма Чжу-Ина. Установить спокойствие китайским властям удалось лишь в 1935 году и только при помощи бежавших в Синьцзян белогвардейцев армий атаманов Анненкова и Дутова, а также подразделений Красной армии и войск ОГПУ.

В 1937 году совместными усилиями перешедших на сторону советов белогвардейцев, китайцев и частей красной армии было подавлено новое восстание на юге края, в Кашгаре.

В очередной раз СССР участвовал в боевых действиях против "реакционных сил" "прозападного" Чан Кай Ши Москва. Москва просто использовала мусульман, создав для этого Восточно-Туркестанскую Республику, что не помешало "советским товарищам" поучаствовать в их же подавлении в конце 1940-х гг.

Однако мечта о собственном государстве продолжала жить у мусульман Синьцзяна все эти годы. Впрочем, в условиях тоталитарного режима Мао бороться против Пекина они не могли. Ситуация изменилась в начале 1990-х гг. с распадом СССР и образованием в Средней Азии независимых мусульманских государств. Всё это не могло не всколыхнуть уйгуров, дунган и представителей других народностей, исповедующих ислам, к новому этапу борьбы за свою независимость.

В регион из соседнего Афганистана стали проникать исламисты, которые попытались создать в Синьцзяне независимое государство "Восточный Туркестан". Как ни покажется странным, но многие из них пользовались поддержкой западных спецслужб. Однако лишенный демократических иллюзий Пекин почему-то не принял этого во внимание и самыми жесткими мерами к концу 1990-х гг. подавил начавшееся восстание. Выброшенные в самые затерянные уголки провинции китайские десантники беспощадно вычистили их от сепаратистов.

Почему же Пекин так цепляется за эту провинцию? Напомним, что еще сам Мао говорил по поводу этого края: "Китай скорее согласится отдать Пекин, нежели Синьцзян". С одной стороны, Китаю и без того катастрофически не хватает свободных территорий, а с другой стороны, эта провинция богата полезными ископаемыми и в первую очередь энергоресурсами – нефтью и каменным углем.

Стоит заметить, что Запад отлично учитывает значение Синьцзяна, и уже не раз пытался использовать его для борьбы против Китая. Для чего ему это нужно? Чтобы перенаправить растущую мусульманскую мощь против другого противника. И синьцзянское направление является одним из звеньев в цепи подобной стратегии. Другие звенья, как известно, российский Северный Кавказ, Балканы и пр.

И в Пекине прекрасно понимают, что одними силовыми мерами дело не решить. И там прекрасно понимают, чем ему грозит появление китайского варианта Чечни" и умело сочетают "кнут" (жесткую бескомпромиссную борьбу против сепаратистов и исламистов) с "пряником". Так, например, центр активно проводит реформы: те же уйгуры вовсю вовлекаются в управление краем. Но модернизация заметно буксует. В городах прогресс налицо, экономика края растет, доход на душу населения увеличивается, но на селе, где живет большинство мусульман, реформы малозаметны.

И в том же оазисе Кашгар и Турфанской долине они как раз и служат причиной недовольства. Местные и зарубежные проповедники заявляют о том, что эти реформы нужны одним лишь китайцам и направлены на то, чтобы уничтожить культуру коренных народов и окончательно колонизировать Синьцзян.

Впрочем, для сторонников независимого мусульманского государства ситуация пока складывается безрадостная. Местная интеллигенция, живущая в крупных городах и лишенная исламистских настроений, оторвана от народа и придерживается прокитайской ориентации. Разумеется, при определенных условиях она бы выступила организатором антикитайских волнений. Однако пока ее представители прекрасно отдают себе отчет в том, что при таких условиях вооруженная борьба равносильна самоубийству, поскольку китайцы шутить не любят.

И положение в крае по сравнению с мятежными 1930-ми годами совсем иное, когда процент китайского населения края по сравнению с мусульманским был ничтожно мал. Тогда на одного китайца приходилось восемь мусульман. И фактически, на протяжении второй половины XIX –первой половины ХХ веков власть Китая над "синьцзянской Вандеей" удерживалась лишь благодаря русским штыкам. Теперь же соотношение "сил" благодаря переселенческой политике Пекина заметно изменилось: фактически, численность китайского и мусульманского населения сравнялась и теперь центру есть на кого опереться в борьбе против сепаратистских устремлений.

Однако что бы не делали власти страны для закрепления мятежного региона, он еще будет регулярно напоминать о своем существовании, поскольку имеются зарубежные силы, кровно заинтересованные в разжигании "Китайского Косово". И если раньше возмутителями спокойствия выступали афганские талибы, то теперь на смену им пришел более серьезный враг – страны НАТО, занявшие военные базы "по соседству" в странах Средней Азии, откуда и исходит главная угроза территориальной целостности страны.

Тем более, что уйгурские повстанцы помогают тем же талибам в Афганистане, а это может послужить основанием для вмешательства США и Запада вообще в "синьцзянские дела". Заметим, что муссирование "уйгурского вопроса" в СМИ, активизация сепаратистских организаций, выступающих за "создание Уйгурского государства" является заранее спланированной провокацией со стороны западных спецслужб, пытающимися сыграть на противоречиях между США, Россией и Китаем.

И в условиях возникновения Косовского прецедента Синьцзянский вопрос имеет особое значение. В возникновении независимого буферного "Уйгурского государства" заинтересованы все среднеазиатские государства, опасающиеся поглощения мощным Китаем. Тот сдавлен на сравнительно небольшой для его нынешней численности населения территории и рано или поздно "по техническим и физическим причинам" будет вынужден ее расширить. И вот на этом и пытаются сыграть заокеанские проповедники, которые в случае чего не постесняются распространить Косовский прецедент на Китай.

Каким образом следует поступать России? С одной стороны, Москва может использовать это для ослабления растущего влияния Китая. Однако, сделав это, она может проиграть вдвойне: поссориться с Пекином и не "помириться" с Вашингтоном. Тем более, что обе страны входят в Шанхайскую организацию сотрудничества. С другой стороны, открыто поддержать Китай в борьбе против "синьцзянских мусульман" не стоит, раз уж мы пытаемся рядиться в тогу "защитников ислама во всем мире", а потому лучше не экспериментировать и ограничиться заявлениями, что происходящее в западном Китае является внутренним делом этой страны.

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Новый шантаж Турции: совместные ЗРК С-500
Российские МиГ-29 защитят небо над Сербией
Сборная России одержала первую победу на домашнем чемпионате мира
Станислав Говорухин: "Ругают? Значит, работаем дальше..."
Почему Чингиз-хан был справедливей и честней Дмитрия Медведева
Спутник "Глонасс-М" выведен на расчетную орбиту
Стало известно, кого не коснется пенсионная реформа
Патрик Бьюкенен: "Трамп видит, как Америку доят союзники"
Трамп все же объявил войну Китаю. Цена вопроса - $50 млрд
Запугать не получилось: англичане рассказывают о приеме на ЧМ-2018
Запугать не получилось: англичане рассказывают о приеме на ЧМ-2018
Почему Чингиз-хан был справедливей и честней Дмитрия Медведева
Трамп все же объявил войну Китаю. Цена вопроса - $50 млрд
Станислав Говорухин: "Ругают? Значит, работаем дальше..."
Трамп все же объявил войну Китаю. Цена вопроса - $50 млрд
Стало известно, кого не коснется пенсионная реформа
Стыд какой: на плакате прибалтийской армии изобразили медведя
Трамп все же объявил войну Китаю. Цена вопроса - $50 млрд
Стыд какой: на плакате прибалтийской армии изобразили медведя
Плыл три недели, чтобы умереть: котенка, который прибыл в Шотландию в закрытом контейнере, усыпили
Российские МиГ-29 защитят небо над Сербией