"Законы и обычаи войны" переписывают на полях сражений

Европейские политики так ничему и не научились за сотни лет

5:18

Россия всегда была миролюбивой страной. Если она и нападала, то это была ответная реакция на агрессию соседей. Но чаще всего от русской стороны шли предложения о мирных переговорах. Пусть не "о вечном мире", но хотя бы о "перемирии на пять лет".

Если сейчас перечислять о мирных предложениях времён Советского Союза, то даже в Интернете не хватит места. И всё же, как не удивительно, но это была наследственная политика ещё царской России.

Проще объявить войну, чем предложить мир

Манифест государя императора (Николая II) 12 августа 1898 года об ограничении вооружения государств, составляющий одну из блестящих страниц всемирной истории конца позапрошлого века, имел свои последствия — мирную конференцию в Гааге на следующий год. Как манифест, так и конференция привлекли общественное внимание к вопросам международного права. И не вина России, что через 14 лет разразится Первая мировая война, которая оставит на полях сражений миллионы людей.

Европа металась из стороны в сторону. Одни мечтали создать некие Соединённые Штаты Европы, другие видели в создании всемирной монархии единственную власть, которая поможет мирно сосуществовать государствам. Но на то он и монарх, чтобы править самолично. Были и другие, которые ничего не меняя, предлагали основать некий конгресс (наподобие нынешнего ООН), который мог бы разрешить все межгосударственные споры мирным путём. Не будем перечислять инициаторов этих инициатив. Их много, и чаще всего они также брали сторону сильнейшего в годы войны, но международное право войны и мира всё же обретало свои очертания.

Одни выступали за создание постоянного мирного конгресса, другие предлагали создать некое постоянное международное правительство. Третьи выступали за создание постоянного судебного учреждения, которое разрешало бы все споры между странами не военной силой, а силой справедливости и убеждения. Утопия? Но это было, есть и будет. Другое дело, на чьей стороне будет сила.

По сути, такой же вердикт всем начинаниям войны и мира ставили дореволюционные юристы. Они полагали, что

"все эти проекты неудачны, так как независимость каждого государства не может быть согласована с какой-либо властью, поставленной над всеми государствами".

Действительно, глядя на прежние или нынешние реалии, разве США или другие страны Европы, чувствуя за собой силу, в первую очередь, экономическую и военную, захотят отказаться самостоятельно распоряжаться своей властью? Это удел слабых, которым грозит потеря независимости.

"Законы и обычаи войны" переписывают на полях сражений

И всё же, мало кому хочется воевать. Поэтому даже накануне начала Первой мировой войны международные правоведы отмечали, что общность интересов отдельных государств, лежащая в основе международного союза, должна усиливаться по мере развития цивилизации. А развитие экономики ещё больше сделает взаимозависимость стран друг от друга.

Давно указывали, что международная торговля, международное судоходство, телеграф, железные дороги, выдача преступников, защита авторских прав должны бы объединить Европу. Но история нередко показывает обратное. Европейцы не доросли до этого. И как верно отмечали юристы прошлого: если мы до сих пор воюем между собой, значит международное право войны и мира возможно только между культурными народами и невозможно между варварскими племенами. Как между цивилизованными и варварами. И здесь неважно, кто победит. Проиграют все.

Наши предки это понимали. Но, чаще всего, как и от нас с вами, все мысли и предложения уходили в песок. Кстати, очень напоминает нынешний парламентаризм. Любой.

Вот и мечтали в песок профессора старого МГУ Комаровский и Богаевский "облагородить" войну. В частности, речь шла о том, чтобы сделать войны редким явлением, хотя бы в Европе. А уж если война идёт "в исключительных случаях", её последствия должны быть "по возможности ограничены и смягчены". Здесь также стоит напомнить графа Милютина, который на петербургской конференции в 1868 году призывал запретить употребление на войне разрывных пуль. А мы уже тридцать лет возмущаемся пулями с урановым сердечником. Здесь также стоит отметить, что англичане на конференции в Гааге тогда же заблокировали тему разрывных пуль — впереди были войны с суданскими туземцами и белыми бурами в Южной Африке.

Когда-то в ходу была "Брюссельская декларация о законах и обычаях войны". Но, судя по нынешним сообщениям о расстреле и пытках пленных, мирного населения, угроз применения оружия массового уничтожения, европейские политики так ничему и не научились за сотни лет.

Автор Сергей Лебедев
Сергей Валентинович Лебедев — внештатный корреспондент Правды.Ру
Куратор Любовь Степушова
Любовь Александровна Степушова — обозреватель Правды.Ру *