Лукашенко определяет вектор Белоруссии и не факт, что он будет российским

Почему Лукашенко не перестаёт быть многовекторным

Многовекторность Александра Лукашенко раздражает, но она экономически оправдана. Многовекторность, это не просто слова — это деньги.

Украинский вектор как продолжение американского

Президент Белоруссии Александр Лукашенко во вторник принял депутата Верховной рады от партии "Слуга Народа" Евгения Шевченко. Казалось бы, зачем ему эта встреча — не по рангу, тем более с учётом незначительного объёма бизнеса у запорожского "варяга".

Однако это способ донести до Киева, который сократил до минимума всякое общение и не признал Лукашенко президентом, свои озабоченности.

Как всегда президент Белоруссии начал с приятной новости. Он подчеркнул, что Белоруссия "никогда, даже в этой ситуации, не делала плохо для Украины", и когда Украина "попросила электричество", "его дали сколько нужно".

"Так же по звонку Зеленского мы поснимали топливо со своих предприятий, перебросили в прошлом году на посевную украинцам. Мы помогаем соседним украинским областям. Сейчас меньше — границу позакрывали. Но помогаем. Раньше вообще перебрасывали технику и сеяли, и убирали соседям. Готовы и сейчас это делать, если у нас какие-то есть возможности", — сказал Лукашенко.

После того, как был обозначен, действительно, большой вклад в экономику Украины, Лукшенко перешёл к плохой новости. Он посетовал, что в ответ Украина фактически "наложила запрет на белорусские товары примерно на $300 млн".

"Ну, а если мы закроем для Украины некоторые позиции и вещи? Вы же понимаете, что Евросоюз у вас всё не возьмет и даже не возьмет то, что пообещал. Он дает вам квоты, которые вы выбираете буквально за первый квартал — годовую квоту и что дальше?", — сказал Лукашенко.

Глава Белоруссии умело шантажирует, но он не учитывает, что Киев подневолен Вашингтону. Отметим, что белорусским предприятиям нефтянки американские минфин и минторг только что вернули санкции, а, например," Белнефтехим" (Мозырский НПЗ) является одним из ключевых поставщиков на Украину битума (70%), используемого для приготовления асфальтобетонных смесей. Много поставляется и дизельного топлива — до 30% украинского рынка.

Теперь украинские предприятия, покупающие у Белоруссии продукцию нефтехимии, рискуют получать штрафы от американских надзорных органов, а Киев получит выговор.

При этом, товарооборот Белоруссии и Украины составляет примерно $3-4 млрд в год, Украина занимает второе место как торговый партнёр Белоруссии, а среди торговых партнеров Украины Белоруссия занимает четвертое место. То есть, есть за что бороться и что сохранять, тем более, что экономическая ситуация в Белоруссии на грани дефолта — долги в $45 млрд выплачивать нечем.

Российский вектор кажется определяющим

Но половина этих долгов — по российским займам. Поэтому этот вектор у Александра Лукашенко тоже присутствует и пока превалирует. Москва просит у него политической поддержки — пожалуйста.

На встрече с Шевченко глава Белоруссии сделал реверанс и в сторону России, признав, что нормализация ситуации в Донбассе, зависит только от Украины.

"Пусть, может быть, с завтрашнего дня, если пойти по Минским соглашениям и так далее, где-то немножко зацепит у кого-то нервы, украинские какие-то интересы. Но, поверьте, в среднесрочной перспективе Украина выиграет", — сказал Лукашенко.

Отметим, что сам Евгений Шевченко 15 декабря призвал решать проблемы с Россией по принципу "пацанских разборок".

Экономические связи с Россией у Белоруссии тоже очень тесные, Москва — это первый партнер Минска по всем направлениям. Поэтому Лукашенко цепляется и за связи с Россией, и за связи с Украиной, но если та последует за санкциями США, то многовекторность Минска будет исчезать в сторону российского вектора.

Этот процесс не будет быстрым, очевидно, что это понимает президент Владимир Путин, терпеливо встречаясь с Лукашенко.

Рано думать, что Путин додавит Лукашенко

Александр Лукашенко пытается выйти из-под "мягкой силы" России — и с Азербайджаном и с Индией в этом месяце провёл переговоры, но это выглядит пока не очень внятно в экономическом плане — на уровне меморандумов о торговых поставках. Но если он пообещает партнёрам приватизационные жирные куски белорусских экспортных предприятий — тому же Китаю, например, то ситуация может измениться. И инвестиции потекут, и с долгами помогут расплатиться, и рынок свой откроют.

Но это будет рискованной попыткой уйти от проекта союзного государства с Россией. Договор утверждён, ратифицирован и из него выход только на референдуме. А кто знает его результаты?

Англичане тоже были уверены, что референдум по Брекситу — это пустая формальность.

Александр Лукашенко не лукавит, когда говорит о заботе о белорусах, Он понимает, что ситуация в связи с тем, что Россия начала считать деньги, которые тратит на Белоруссию, а США давят по линии его смещения — критическая.  Вероятно, скоро мы услышим о его судьбоносном решении, тем более он его анонсировал.

Читайте по теме: Песков: Москве и Минску предстоит жить в состоянии "внешней угрозы"

Лукашенко приедет к Путину: о чём побеседуют президенты

Белоруссия на пороге исторических событий

 

Автор Любовь Степушова
Любовь Александровна Степушова — обозреватель Правды.Ру *