Михаил Александров: С Турцией надо играть по-серьезному

Что из себя представляет Турция на мировой арене? Не много ли на себя берёт? Зачем ей понадобилось лезть в Карабах? Как России надо вести себя с этим сложным партнёром? Почему Ильхам Алиев, несмотря на успешное наступление в Нагорном Карабахе, так легко и быстро согласился остановить боевые действия? На эти и многие другие вопросы ответил ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров.

Читайте начало интервью: Карабахский гамбит Турции не удался

— Михаил Владимирович, вы считаете, что России с Турцией надо дружить, исходя из своих интересов, при этом держать ухо востро, а не надо быть рубахой-парнем и откровенно бросаться в объятия. Получается это у наших властей?

— Турция — это опытный дипломатический игрок. Рассматривать Турцию как какую-то второстепенную страну — типичная ошибка недалеких политиков, которые плохо знают историю и не умеют анализировать события.

Турция — бывшая империя с многовековой историей. У них — отличная дипломатическая школа, отработанные приемы, огромные мировые связи.

Во времена Советского Союза Турция действительно была не на первых ролях, потому что тогда сложилась биполярная система — мощнейшие советский и западный блоки.

Турция была вписана в западный блок, поэтому была вынуждена следовать определенным правилам игры внутри него. Хотя даже внутри западного блока она еще временами фрондировала — Северный Кипр оттяпала.

Но сейчас, когда эта система развалилась и формируется многополярная система, Турция вернулась к своим традиционным методам. Понимая заинтересованность Запада в себе Турция восстанавливает свое влияние на Ближнем Востоке, в Восточном Средиземноморье, в Северной Африке. Теперь она пытается и в Закавказье усилить свои позиции.

Поэтому, конечно, с Турцией надо играть по-серьезному, использовать все возможности нашей дипломатии и опыт нашей дипломатической школы.

Турецкая партия России в Сирии

И мы неплохо эту турецкую партию разыгрывали, начиная еще от операции в Сирии. Может быть, мы слишком много денег вложили в сотрудничество с Турцией.

Причина этого — недальновидность руководителей наших финансовых компаний и групп, которые не знают истории, традиций других стран и плохо понимают геополитику. Им бы деньги побыстрее заработать, особенно, если это финансируется из госбюджета.

"Газпром" и "Росатом" вложились в Турцию очень серьезно. Вместо того, чтобы делать вид, что мы сейчас крупно вложимся, только чуть попозже, а самим ничего не платить. Турки так очень любят делать.

Они много обещают, обещают, опять обещают и так далее. Вот — один проект, второй, а тут — и ещё следующий… И годами всё это они обещают, а потом, в итоге ничего не получается или получается пшик какой-то. 

Но если брать дипломатический аспект в целом, то мы с Турцией очень неплохо вели игру. И нам удалось в определенном смысле позволить Турции получить автономность внутри западного альянса.

Эрдоган этим пользуется, вызывая очень серьезное недовольство, прежде всего США и Франции. Их просто бесит такое независимое поведение Турции, а нам это выгодно.

— Вы похвалили Алиева за то, что он мудро себя повел, не дал туркам получить то, что они хотели в ходе недавней Карабахской войны, и быстро согласился на заключение мира. Но почему он так себя повел? Статус Карабаха не определен, не понятно, что дальше делать. Вот если бы он не прекратил наступление, а завоевал бы весь Нагорный Карабах, таких проблем бы не было. Все-таки почему он остановился?

— Причин на самом деле много.

  • Главная — не так уж сильна азербайджанская армия.

Хотя им удалось достичь определенных успехов, но у них уже заканчивался наступательный порыв, армия выдыхалась, это было хорошо видно.

  • Боезапас Азербайджана тоже подходил к концу.

Современные системы вооружений и боеприпасы заканчивались и взять их было неоткуда, потому что Россия поставлять бы не стала.

Турция могла продолжать поставлять, но только для своих систем. К тому же по воздуху много не поставишь, уж не говоря о том, что это — очень дорого.

Поэтому боевые действия вскоре сильно затормозились бы, потому что возник бы так называемый снарядный голод. Он всегда возникает в продолжительных войнах.

  • Потом — на носу зима.

В Карабахе уже первый снег выпал в горах. Зимой снег перекрывает перевалы. Видимость — отличная, там не замаскируешься, не спрячешься.

Они делали сильный упор на диверсионные группы, которые шли через горы. А теперь они были бы как на ладони. Когда холодно, там уже невозможно существовать. Надо хотя бы разводить костры, а это сразу обнаруживает эти группы.

Началась бы затяжная война. Очень вероятны были бы перебои с продуктами и всем остальным. Отряды, замерзающие где-то в ущелье, могли бы окружить и уничтожить. То есть — продолжать войну было очень рискованно. Алиев эти риски понимал. Мир был нужен всем.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен