Евразийский экономический союз на перепутье после уроков Минска

Вокруг немало тех, кто с ностальгией вспоминает о жизни в Советском Союзе, который, увы, канул в небытие. Однако и сегодня есть Союз, только входит в него не 15 республик, а 5 стран, и называется он Евразийский экономический союз — ЕАЭС.

Возрождение СССР в том или ином виде — ночной кошмар для коллективного Запада. Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон в 2012 году на этот счёт напустила ужасу, отметив у нас "некий сдвиг в сторону повторной советизации региона" и пообещав "разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это". Не зря Дональд Трамп называл её "Лживая жуликоватая Хиллари" (Lying Crooked Hillary). Строго по рецептам этой дамы, полной ненависти к России, и другого русофоба, автора книги "Великая шахматная доска" Збигнева Бжезинского в 2014 году в Киеве был срежиссирован государственный переворот. Украинским политикам и думать запретили о возможной интеграции в любые объединения на постсоветском пространстве. Продолжение этой истории мы видим сегодня в Белоруссии. Во всяком случае, попытка "цветной революции" и ничем неприкрытое желание разорвать давние устоявшиеся связи с Россией налицо.

Но, как говорится, собака лает, а караван идёт. Интеграция стран, входящих в ЕАЭС, стимулирует:

  • рост национальных экономик за счёт объединения ресурсов,
  • конвергенции промышленных потенциалов,
  • свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы ("четыре свободы"),
  • взаимной адаптации лучших практик в экономической политике,
  • усиления позиций на международной арене и т. д.

Макроэкономический эффект от такой интеграции проявляется в таких выгодах, как уменьшение издержек и снижение цен на товары, стимулирование здоровой конкуренции и наращивание производства благодаря увеличению спроса, повышение производительности и рост окупаемости новых технологий благодаря увеличенному объёму рынка.

Во всяком случае, в начальный период становления Таможенного союза и Единого экономического пространства взаимная торговля росла бешеными темпами: так, с 2010 по 2014-й годы её объёмы выросли на 60%, а товарная структура стала более диверсифицированной. Но состояние и темпы развития ЕАЭС на сегодняшний день не внушают особого оптимизма. Если в 2017 году темпы роста взаимной торговли составили 27,4%, то в 2018-м лишь 10%, а в 2019 роста не случилось вообще. Министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Сергей Глазьев видит проблему в стагнации российской экономики, на долю которой приходится 87% валового внутреннего продукта ЕАЭС.

По мнению министра и академика, плохую службу сыграла ограничительная денежно-кредитная политика российского Центробанка: в условиях потери рентабельности многие предприятия обрабатывающей промышленности вынуждены были свернуть свои инвестиционные программы или становились банкротами.

Союз компромиссный республик свободных

Однако не стоит относить все успехи или неудачи в развитии ЕАЭС на счёт одной России. Хоть она и выступает в данном объединении в роли тяжеловеса, есть ещё 4 государства-члена ЕАЭС — Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия, активность либо пассивность которых тоже много значат. Сама версия договора о создании Союза, вступившего в силу в январе 2015 года, носила компромиссный характер и ряд задуманных мер не был осуществлён в полном объёме. Это относится, в частности, к созданию единого финансового регулятора, политике в области торговли энергоносителями и проблеме существования изъятий и ограничений в торговле между участниками Союза.

Высказывания лидеров государств-членов ЕАЭС по кардинальным вопросам подчас звучат диссонансом.

Президенту России Владимиру Путину он видится как модель наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной "связки" между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом. Власти нашей страны благосклонно относятся к идеям создания валютного союза ЕАЭС и Евразийского парламента.

Однако Белоруссия и Казахстан выступили однозначно против введения единой валюты и "наднациональных надстроек". Мы ведь создаём экономический союз, поэтому не должно быть унификации в политической сфере и неуместно говорить о введении единой валюты, отмечал белорусский президент Александр Лукашенко в период формирования Союза.

"Мы еще к этому не пришли, — подчеркнул он, — мы ещё не ощутили жесточайшую необходимость этого".

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев также говорил о недопустимости "политизации создаваемого союза" и требовал отмести те направления деятельности, которые не относятся к экономической интеграции. Главное для него — политическая независимость и суверенитет.

"Как суверенные государства мы активно сотрудничаем с различными странами, международными организациями, не ущемляя взаимных интересов, — заметил Нурсултан Назарбаев. — Союз не должен мешать нам в этом направлении".

Лишь вместе мы сила!

Несмотря на такое робкое движение, почти по принципу "шаг вперёд, два шага назад", ЕАЭС как региональное объединение вызывает интерес у многих третьих стран. По словам министра иностранных дел Сергея Лаврова, порядка 50 стран выразили желание сотрудничать с Евразийским экономическим союзом. Изначально намечалось его сопряжение с китайской инициативой "Один пояс и один путь", призванной связать Китай с ЕС железнодорожной сетью. В ходе различных международных форумов Владимир Путин выступал с идеями о сопряжении ЕАЭС, АСЕАН и ШОС ("интеграции интеграций") и создании большого партнёрства в Евразии, в которое могли бы войти ЕАЭС, Китай, Индия, Пакистан, Иран и другие государства континента.

Соглашения о зоне свободной торговли с ЕАЭС уже подписали Вьетнам, Иран, Сингапур и Сербия. О пользе кооперации с третьими странами красноречиво говорит пример Вьетнама: уже в первый год действия соглашения прирост товарооборота с ним составил 36%. По решению Совета ЕЭК, начата работа по подготовке таких соглашений с Монголией и Индонезией. Эксперты спрогнозировали, что устранение таможенных барьеров с этими странами обеспечит рост торговли, соответственно, на $250 и $1,4 млрд.

Как считает министр по интеграции и макроэкономике Сергей Глазьев, ключевым вызовом является наличие решимости в принятии институциональных решений для повышения эффективности ЕАЭС. Роль ЕЭК была бы более действенной, обладай она функциями стратегического планирования, с правом разрабатывать и реализовывать наднациональные программы и проекты. Настала пора для подготовки системы мер по переходу на расчёты в национальных валютах во взаимной торговле и обсуждения предложений по введению единой наднациональной расчётной единицы.

В ближайшее время ожидается окончательное утверждение Стратегических направлений развития евразийской экономической интеграции до 2025 года, которые включают концептуальные положения и 330 мер, сгруппированных в 11 системных блоков. Они призваны полностью устранить барьеры на пути взаимной торговли, выстроить эффективную систему управления и финансирования совместных проектов, развить экспортоориентированные сектора экономики, сформировать цифровое пространство ЕАЭС и многое другое.

Неудачная попытка "цветной революции" сразу после президентских выборов в Белоруссии привела в бешенство русофобствующих политиков из Евросоюза и США. В Европарламенте подавляющим большинством принимаются резолюции с призывами о всё более жёстких санкциях против наших стран. Ничтоже сумняшеся они наделяют себя правом "назначать" в президенты суверенной страны, входящей в ЕАЭС и Союзное государство, того, кто им более приятен и угоден. Хотелось бы, чтобы эти события послужили уроком для всех политических элит в странах евразийского пространства: только решимость в создании собственного центра силы позволит им обрести вес и авторитет перед лицом агрессивных сил коллективного Запада.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...