Эрнесто Ферленги: эпидемия в Италии — почти третья мировая война

Насколько широко представлен итальянский бизнес в России? Что происходит сейчас в связи с коронавирусом? Сколько было итальянских бизнесменов в России, и сколько осталось? Что сегодня происходит в Италии? Почему именно Италия оказалась в Европе под главным ударом? — Много пожилых людей? Особенности системы здравоохранения? Беспечность и общительность жителей? Что делается для нормализации ситуации? Как в Италии оценивают помощь ЕС и России?

На все эти и многие другие вопросы главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой в прямом эфире ответил председатель комитета по энергетике Ассоциации европейского бизнеса (АЕВ), президент Ассоциации итальянских промышленников в России, со-президент Форума-диалога Россия-Италия Эрнесто Ферленги.

Эрнесто, несмотря на то, что вы находитесь в Москве, из-за карантина мы беседуем по скайпу. Тема у нас — итальянский бизнес в России. Но все-таки начнем с того, что происходит в Италии.

Италия первой приняла на себя основной удар коронавируса в Европе. У вас сейчас положение — намного тяжелее и критичнее, чем было в Китае. Как живут итальянцы на карантине, что происходит в Италии с бизнесом, как страна сражается с коронавирусом?

— Да, мы страдаем, Италия страдает. Конечно, это, можно сказать, почти третья мировая война. Подобной чрезвычайной ситуации никто не видел уже больше 50-ти лет. В Италии первая же вспышка привела к заражению 54 тысячи людей, из них 28 тысяч сразу поместили в больницы. Заполнены больницы и сейчас. У нас — очень высока смертность от коронавируса.

КОВИД-19 меняет весь мир

И самое плохое, что это — системная проблема. Никто не может понять, как ее решить, как можно хотя бы ограничивать количество зараженных и умерших. Их число только увеличивается. Поэтому здесь — не только гуманитарные элементы, это — социальные элементы, в результате кардинально меняется весь мир.

Это мы понимаем не только по нашему опыту в Италии, в целом в мире — достаточно большой уровень зараженных. И конечно, экономические и финансовые последствия будут очень глубокими и тяжелыми. Без сомнения, это — не только финансовый кризис, который был в 2008 году.

Почти все заводы у нас закрыты. Итальянский премьер-министр оставил только предприятия, непосредственно связанные с производством оборудования, которое в первую очередь необходимо для итальянской медицины и санитарии, больниц и клиник, тому подобных нужд и заведений.

Закрытие производств создает очень большую нагрузку на нашу экономику, которая уже и так была под большим напряжением. Наш национальный долг был уже очень высок — 130 процентов ВВП. За его обслуживания ежегодно Италия платит больше 64 миллиардов евро процентов.

И трудно сказать, когда будет возвращаться уровень спроса в стране и в мире, а наша страна — большой экспортер, мы отправляли за рубеж продукции больше чем на 500 миллиардов евро. При этом Италии в целом не хватает ликвидности, дешевых и длинных денег.

А когда не хватает того, другого и всего вместе, то будет особенно тяжело.

Другие страны, конечно, тоже в сложном положении. Поэтому последствия будут достаточно тяжелые, и долгое-долгое время все будут жить при этих новых условиях.

— В Италии очень важная статья бюджета — туризм, который сейчас рухнул до нуля, и совершенно неизвестно, когда сможет начать восстанавливаться и какими темпами. Сколько процентов составлял туризм? И что теперь будет с отраслью и бюджетом?

— Туризм у нас составляет 13 процентов ВВП, в цифрах это — больше 200 миллиардов евро ежегодно. В Италии каждый год бронируется в среднем 400 миллионов ночей туристами. Это — больше 200 миллионов туристов. 30 процентов ночей они бронируют как раз до июня месяца.

Италия считает убытки

Эти 30 процентов от 200 миллиардов евро уже точно потеряны. Если будет также продолжаться до конца года, значит, потери будут близки к 200 миллионов евро.

В Италии больше четырех миллионов людей работают в индустрии туризма.

Это в основном — молодое поколение, сезонная рабочая сила, которые, к сожалению, теряют рабочие места и страдают в первую очередь.

Есть разные сценарии и прогнозы. Но все специалисты предсказывают, что ущерб, который нанесет коронавирус, будет очень большой. Оценки сильно разнятся — в диапазоне между 250 миллиардов евро и 650 миллиардов евро. Это зависят, во-первых, от длительности процесса.

Если эпидемия закончится до конца июня, то будет сравнительно небольшой ущерб. А если такая ситуация сохранится до конца года, то потери могут достичь 650 миллиардов евро. 35-40 процентов всего нашего ВВП.

Конечно, после этого будет еще очень глубокий и длинный кризис.

Как раз новые поколения будут страдать в первую очередь, потому что не будет хватать инвестиций в развитие производства и для реализации социальных проектов. Не будет возможности:

  • развивать именно необходимую инфраструктуру,
  • создавать новые больницы,
  • новые школы,
  • развивать новое мировоззрение.

Поэтому, к сожалению, если в этом Евросоюз не придет нам на помощь, Италии и другим странам будет крайне тяжело самостоятельно спасти себя.

— Вы говорите, если Евросоюз не придет на помощь, но ведь такая эпидемиологическая и экономическая ситуация — практически по всей Европе.

— У Германии и Франции долг составляет — в размере 60 процентов ВВП. А долг у сопоставимой с ними по экономике и населению Италии — в два с лишним раза больше — 130%. Поэтому диапазон возможностей разных стран — несколько сотен миллиардов евро.

Германия объявила о поддержке, финансовой помощи в адрес социальной сферы и в адрес компаний в размере 550 миллиардов евро. А итальянское правительство смогло выделить только 50 миллиардов евро. В 11 разменьше.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Как коронавирус повлиял на итальянский бизнес в России?