О каких деталях договорились Путин и Эрдоган?

Эрдоган выторговал у Путина по Сирии или наоборот? Сирия при поддержке России бескровно получила под контроль свои ранее занятые боевиками довольно приличные и стратегически важные территории.


Что Эрдоган выторговал у Путина по Сирии

О каких деталях дальнейшего обустройства Сирии Реджеп Эрдоган и Владимир Путин говорили в Сочи в течение шести с половиной часов? Каких договоренностей они достигли? И есть ли в этом торге место США?

Об этом "Правде.Ру" рассказал востоковед-тюрколог Евгений Бахревский.

Читайте начало интервью:

Политические игры: кого считают террористами?

Россия — Турция — Сирия: новая ось?

Самая большая проблема курдов — отсутствие единства

— Евгений Владиславович, вы считаете, что у России и Турции по Сирии в основном все уже заранее было оговорено. О чем же Путин с Эрдоганом говорили более шести часов? Какие детали обсуждали? Какие будут дальнейшие действия?

— Я думаю, речь идет, прежде всего, об устройстве Сирийской республики заново, потому что конституционный процесс начался. Важную роль имеет конституционная конференция. Турция, несомненно, хочет играть активную роль в новом устройстве Сирии, хотя она до сих пор не сменила очень враждебную риторику по отношению к Башару Асаду.

Иначе как режимом сирийскую власть турки не называют. И, в общем-то, это, опять же, понятно, если взглянуть на ситуацию с турецкой стороны. Конечно, для них это прежде всего алавитский режим, который, так скажем, стоит над основным арабско-суннитским населением страны. Туркам это ближе.

— Но почему такая упертая ненависть? Можно же помогать арабам-суннитам и оказывать влияние на ситуацию в целом.

— Конечно. Но турки хотят, чтобы там была более сбалансированная власть, чтобы власть не принадлежала только алавитской группировке, чтобы она была распределена между разными группами населения достаточно справедливо, по их мнению.

— Поэтому провинция Идлиб Турцией поддерживается? Там их проксиформирования, которые они будут втягивать в управление государством?

— Это далеко не факт. Потому что в Идлибе, как известно, собраны самые разнообразные группировки. В общем, это был такой сливной бачок всех исламистских группировок, которые раньше действовали по всей территории страны. Турки обещали с этим всем разобраться. Мы неоднократно высказывались, что они все это делают невнятно и долго.

То есть я думаю, что это для самой Турции — большая головная боль и с налету, с поворота решить эту проблему совершенно невозможно. Это надо очень долго делать. И они, как я понимаю, нацелились как раз на такой серьезный и длительный процесс — на то, что будут разбираться с этим не месяц, а какой-то приличный срок по времени.

Хотя, конечно, там сейчас достигнут огромный успех. И я считаю, что это действительно наша большая победа. Она состоит в том, что мы практически бескровно взяли под контроль огромные территории. Я имею в виду в данном случае — сирийская армия с нашей помощью. Потому что мы, конечно, составляем значительный элемент помощи сирийцам.

Но все-таки основное действие осуществляет сама сирийская армия, ну и, опять же, всякие разные отряды: шиитские, иранские, пакистанские, афганские и прочие, которые у нас не считаются экстремистскими группировками, потому что они достаточно вменяемы и нашими союзниками в данном случае являются.

Хотя почему-то не уверен, что какая-нибудь арабская, исламистская группировка по своей сути чем-нибудь отличается от каких-нибудь пакистанских шиитов, которые туда приехали точно с той же целью — воевать, как они утверждают, за веру, а попросту, резать суннитов. Как-то это все всегда неоднозначно.

— Действительно ли это наша победа? Трамп утверждает, что это чисто его и частично общеамериканская победа, хотя их там и рядом не было.

— Что у Трампа в голове, мы можем себе более-менее представить только по одному источнику — это его предвыборные обещания, которые он, как ни странно для американской политики, в общем-то, выполняет и достаточно планомерно делает все, что обещал. Вот он обещал в частности и теперь, как минимум, предпринимает какие-то конкретные шаги по выводу американских войск из той зоны конфликта, из места, где только один песок, как он говорит.

— Америке неважно присутствие на этих территориях?

— Это тоже очень важная часть этого вопроса. Потому что до последних нескольких лет Америка действительно очень сильно зависела от поставок углеводородов с Ближнего Востока. Сейчас Америке это в принципе не очень нужно и не очень интересно. Поэтому все аналитики говорят, что грядут действительно большие изменения в регионе, потому что американцам здесь, собственно говоря, нет особого смысла держать армию, инфраструктуру.

— Американцам же действительно уже очень дорого содержать всю свою зарубежную военную инфраструктуру, в том числе в Сирии. Зачем им это?

— Да. Но будут ли они уводить свои базы оттуда — это еще большой вопрос. Потому что для того же Пентагона это вопрос принципа. Я не думаю, что им будет приятно убирать свои базы из региона, где они давно хорошо сидят и считают, что они здесь хозяева, все контролируют и такое положение должно сохраняться и дальше.

Читайте продолжение интервью:

Восстановление Сирии: благотворительность или дележ пирога?

Россия мощно вошла на Ближний Восток 

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев