Мистика "чёрного" октября

"Октябрь уж наступил...". Вряд ли классик думал, что эта его строчка станет нарицательной, и спустя две сотни лет Россия будет буквально вздрагивать, поминая срединный осенний месяц. Дважды в ХХ веке именно российский октябрь приковывал мировое внимание, внося в историю планеты события, достойные не последнего места в списке главных вех мировой цивилизации. Во всяком случае, благодаря влиянию, оказанному на эту самую цивилизацию.
Сначала был октябрь 17-го. (Был, конечно, и октябрь 77-го. Принятие брежневской Конституции СССР. Поговаривали даже, что день специально подгадали под "три семерки", созвучные популярному народному напитку. А еще, мол, в политбюро постоянно ощущали дискомфорт оттого, что называющаяся "Великой Октябрьской" революция празднуется в ноябре. Вот и надо любимый месяц осчастливить достойным красным днем календаря...). А в конце века случился октябрь 1993-го...

Десять лет прошло. И вот что странно. Август 91-го помнится почему-то объемнее и четче, чем осень 93-го.

Чаще всего из глубин памяти поднимаются телевизионные кадры: крушащий витринное стекло в Останкино тягач, матерящийся едва не в камеру генерал Макашов, горящий дом на Краснопресненской набережной, который методично "обрабатывают" танковые орудия. И зеваки, пришедшие поглазеть на чадящий парламент. Понимаете — люди, то есть мы с вами, российский народ, ходили, как в театр, посмотреть на свою же собственную начинающуюся гражданскую войну. Менталитет...

А вот дни "до" тех локальных боевых действий в центре столицы недавней сверхдержавы и случившееся после — помнятся лучше.

С начала сентября раскол в обществе, в том числе и на Ставрополье, обозначался все четче и четче. Особенно ярко это было видно на примере городского совета, где большая часть депутатов, избранных еще по совет-скому законодательству, провозгласила себя сторонниками Хасбулатова и Верховного совета. В том числе и руководство.

Все время происходили какие-то заседания и совещания, депутатские слушания, на которых шло откровенное промывание мозгов в пользу одной конкретной стороны конфликта. Принимались решения и постановления в поддержку "конституционного парламента" с резкими выпадами в адрес знаменитого ельцинского указа и самого главы государства.

Я и сегодня четко вижу лица тех, кого нынче принято именовать сторонниками Хасбулатова. Не испуганные, нет — обреченные. Но — не жертвенные. Как будто эти люди нутром чуяли, что малой потасовкой, голым декларированием поддержки тех, кто решил оставаться в Белом доме ("Ах, у них отключили электричество и воду!.."), ничего радикального добиться не удастся, надо идти на самые решительные действия. Но кто возьмет на себя ответственность? И кто поведет, поставив на кон все?! Судя по развитию событий, таковых на местах не нашлось. Да и в столице тоже.

А потом была маленькая московская война. Мы ее смотрели по телевизору. И снова в глазах телевизионные кадры: в них те, кого нам представляли как "батальон РНЕ", озверелые фанатики, насмерть забивающие милиционера, вожди, которым не терпится всех и каждого снова построить по ранжиру и заставить упорядоченной массой шагать в очередное светлое будущее. То ли с Ельциным, то ли без...

Еще помню насмерть озадаченных (пусть будет так) сторонников президента, призывающих москвичей выйти на улицы. (Под пули?!) Защитить демократию. Защитили.

И началось вовсе непонятное. Те, кого совсем недавно обвиняли в государственной измене, отбыв всего-ничего по российским меркам в Лефортово, вышли на свободу по амнистии. Которую объявил новый парламент, созданный по Конституции, которую они не хотели. Вышли вчерашние оппозиционеры из тюрьмы, и — в большинстве своем — замолчали. А чего говорить, если можно на плечах своей горькой судьбины вновь обрести депутатский статус и продолжить "бороться за народное счастье".

В общем, борются. И те, и другие. Недавние сторонники и противники. В меру сил и желания. Порой — бок о бок, в единых командах. Поскольку приоритеты изменились. Или политические ориентации. Или — конъюнктура? И неизвестно, снятся ли им по ночам те, кто пал на улицах Москвы во время октябрьских событий 1993-го. Кстати, сколько их было, павших, до сего дня точно не установлено. Хотя некоторые утверждают, что сотни.

Увы, это тоже в нашем менталитете. Не знать или, точнее, не хотеть знать.

Но вернемся опять в те дни. Вот уже Ельцин "победил" Хасбулатова. Вот уже идет усиленными темпами ремонт "белого дома" на Краснопресненской набережной, а вчерашние депутаты ВС, не поддержавшие "мятежников", по одному, а то и целыми группами "всплывают" в самых разных министерствах и ведомствах на солидных постах. А что Ставрополь? Здесь дела еще "круче". Представители недавнего большинства в местном Совете едва не осаждают администрацию города, остававшуюся на стороне президента. Цели две: выказать лояльность и с неподдельным пылом сдать жгущие руки удостоверения народных депутатов...

До сих спор стыдно за господ-товарищей.

Большое видится на расстоянии, подметил поэт. А ведь верно: пока событие не отдалилось по реке времени на столько, чтобы перестать быть частью личной истории каждого, трудно ждать единого, или хотя бы общего, к нему отношения.

А пока у каждого из тех, кто лично пережил те дни десять лет назад, своя история. В ней масса дат и событий. Страну же продолжают сотрясать ветры перемен. Возможно, это продлится до того времени, пока История наша не станет общей. Для всех.

Михаил Цыбулько

Источник: Ставропольская правда "> Ставропольская правда

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.