Протокольное поручение Горбачёва о закрытии ЦК КПСС

В августе 1991 года был закрыт ЦК КПСС. Как это происходило? Какие при этом случились курьёзы? Как сотрудники главной направляющей и указующей силы великого СССР тащили с собой дефицитные в то время продукты? Действительно ли это была революция? Об этих исторических событиях в прямом эфире видеостудии "Правда.Ру" Вадиму Горшенину рассказал генерал-майор безопасности Евгений Савостьянов.

Читайте начало интервью: Евгений Савостьянов: Как я закрыл ЦК КПСС

— Евгений Вадимович, вы сказали, что при закрытии зданий ЦК КПСС сотрудников на выходе обыскивали, а первому секретарю ЦК КПСС Прокофьеву даже дали пинка. Как и что происходило дальше? Что ещё было интересного, необычного?

— Когда мне об этом сообщили, моё сердце демократа вскипело, я вышел и сказал, чтобы прекратили обыскивать людей, они должны уйти беспрепятственно.

Разграбление буфета ЦК в последний день

Народ взорвался от возмущения: "Так они ж колбасу и рыбу копчёную выносят из буфета". А ведь в 1991 году колбаса и рыба копчёная были деликатесами для большинства людей просто недоступными! Я говорю: "Всё, не обыскивать, никого не трогать. Последний раз уносят". И к 15 часам все сотрудники ЦК покинули здание, никого вроде бы не осталось.

Я назначил Александра Соколова временным комендантом здания. Префект Центрального округа Александр Музыкантский утвердил это моё решение, а потом пришла и бумага от Попова, утверждающая Соколова первым комендантом здания. Мы пошли осматривать помещения.

Все кабинеты были пустые, многие бумаги были раскиданы по полу, часть документов были порваны, через шредер срочно пропущены или сожжены, где-то даже пепел ещё кружит свеженький. Действительно какие-то документы были уничтожены.

Свёртывание "красной линии" с Белым домом

В одном кабинете мы застали знакомого нам по мэрии Быстрова с группой других сотрудников. Они сворачивали узел прямой связи Генерального секретаря ЦК КПСС с Вашингтоном, с Белым домом, "красную линию", так называемую. Я говорю: "Ты почему ещё здесь?". Он говорит: "Мужики, не трогайте. Нам надо секретную аппаратуру собрать, свернуть. Это же, понимаете, дело крайне важное".

Ладно, дали им возможность свернуть всю эту аппаратуру, только пошутили, чтобы они не позвонили в Вашингтон. Вот на этом, собственно говоря, функционирование главного здания комплекса ЦК КПСС и закончилось.

Хотя ночью там ещё всё-таки продолжали люди бегать, пользуясь тем, что мы еще плохо знали географию этого здания. Они что-то вытаскивали оттуда и уносили. Но вся работа в любом случае была закончена.

Бурбулис диктовал, Коржаков писал

А потом я уже от Бурбулиса узнал судьбу появления этой исторической записки, написанной корявыми печатными буквами. Дело в том, что в этот день была очень напряженная беседа Ельцина с Горбачёвым.

Ельцин был до предела возмущен, что накануне Горбачёв снял прежних руководителей МВД, Министерства обороны и КГБ назначил новых — Баранникова, Бакатина и Шапошникова.

И на митинге 22 августа, когда это огласили, народ тоже возмутился. Ельцин, конечно, потребовал поменять этих новых руководителей. И вот в ходе этого разговора как раз позвонил Бурбулис, но его не пустили, понятно, на эту встречу.

Но он был настолько занят, что не мог сам писать, поэтому надиктовал текст Коржакову. А Коржаков, как умел (пистолет он держал лучше, чем авторучку) накарябал эту записку кое-как. И вот на этой накарябанной записке Горбачев и поставил свою резолюцию. Вот, собственно, и история закрытия.

— Историческая записка и окончание большой истории Коммунистической партии Советского Союза. Что это такое было, по вашему мнению, революция по большому счёту?

— Да. Это действительно была демократическая революция.

— Ведь что мэр столицы всё-таки не может устанавливать какие-то порядки в союзных структурах, тем более выселять сотрудников главного направляющего органа СССР. Конечно, было поручение Президента СССР Горбачева, но обычно это делается центральными структурами.

— Да, это не было самостоятельное решение Попова. Он, кстати говоря, тянул время, и до момента закрытия официальную бумагу так и не выпустил. А исполнение поручения Президента СССР — вполне нормально, кто бы этим не занимался.

— Но по большому счёту никакого специального документа все-таки не было. Всё делалось на основании записки, накарябанной печатными буквами с подписью Бурбулиса и резолюцией Горбачева. Но — ни постановления, ни поручения, ни распоряжения. Только: "Одобряю, согласен", и всё. Такое только в революционное время возможно.

— Если бы вы знали, сколько важных дел совершалось даже без этого, а просто галочкой было в списке отмечено или устно сказано. Такое происходило и в советские, и в послесоветские времена.

У нас была записка с подписью президента СССР Горбачёва под его резолюцией "Согласен". Это был очень мощный исполнительный документ.

К таким документам обычно пришивается бумага, ставится номер поручения, направляется в контрольный отдел и так далее. Нет, это — совершенно официальный документ. Он называется "протокольное поручение".

Беседовал Вадим Горшенин

Подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...