Ущерб от приватизаторов сравним с потерями в ВОВ

Как в 90-е годы работали отечественные приватизаторы и их западные главари-сообщники по разграблению России? Почему ущерб от чубайсовских и гайдаровских успешных менеджеров, может быть, даже больше, чем от фашистских полчищ?


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Николаем Сорокиным

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института изучения национальных кризисов Николай Сорокин.

Читайте начало интервью:

Глобальная финансовая система себя исчерпала

Финансисты должны уйти из мировой экономики

"Нет у революции конца…" Мы живем в эпоху отката

— Николай, в 90-е и последующие годы действительно за копейки приватизировали массу гигантских стратегически важных предприятий, включая РАО ЕЭС.

— Поэтому очень хорошо, что вот эта так называемая приватизация не дошла до логического конца, что они не могут на сегодняшний день, допустим, продавать активы за рубеж. Потому что как только они становятся зарубежными, их банкротят. Так это было, допустим, с несколькими предприятиями авиационного комплекса Советского Союза, когда, попав в собственность к американцам в 90-е — начале 2000-х, они были обанкрочены, уничтожены просто.

— О каких конкретно предприятиях идет речь?

— Речь идет, например, о предприятии, связанном с производством самолетов Ил-86. Американцы завладели этим предприятием под видом того, что они хотят совместно участвовать в дальнейшем развитии вместе с нами.

— Ил-76 был самым безопасным самолетом, который вообще ни разу отказывал…

— Да. И как только получили технологии (а там были актуальные наработки еще со времен ранних 70-х годов), они это предприятие обанкротили. Они были в своем праве. Почему бы им не обанкротить? Они хозяева, могут обанкротить. Так же они могут обанкротить любое другое предприятие, которым завладеют.

Хорошо, что правительство Путина сумело во многом ликвидировать последствия деятельности приватизаторов, хотя, конечно, не до конца. Потому что тот ущерб, который они нанесли стране, сравним лишь с агрессией Гитлера в 1941 году, а может быть, даже и более разрушителен, чем вторжение нацистов.

Потому что их вторжение, по крайней мере, не нанесло удар по душам. Потому что советские люди не поддались ни на какие разводки. А в данном случае многие российские граждане, особенно в конце 80-х — начале 90-х, проломились и играли на стороне тех самых чубайсовских и гайдаровских приватизаторов. Не все, нет, не все совсем, но многие. Политика правительства Путина, точнее, политика Путина, вычеркиваю слово "правительство"... Политика Путина привела к тому, что на сегодняшний день многие последствия приватизации уже локализованы, сняты, страна, в общем-то, во многом санирована от них.

Мы находимся на достаточно верном начальном пути развития. И мы будем правильно развиваться и дальше, если не откажемся от тех главных завоеваний социализма, которые еще сохраняются, кто бы что ни говорил, а те, которые не сохранены, можно достаточно быстро восстановить.

Я имею в виду не только статическую ситуацию, но и динамику, и механизмы развития, механизмы индустриализации, механизмы модернизации, которые были приняты при социализме. Это, например, концентрация максимальных средств на наиболее жизненно важных участках развития.

Вот нужно создать ракетно-космическую отрасль, вы полностью мобилизуете все государство на ее создание. И вы там достигаете прорыва за сроки, немыслимые для капиталистической экономики, потому что они так просто не умеют работать. Они работают в условиях сбалансированного конкурентного развития.

Или вам нужно создать, условно говоря, мощнейшую лазерную промышленность, как сейчас произошло. Ее же создали. Она уже была в Советском Союзе. Потом правительство Гайдара ее уничтожило. Сейчас ее воссоздали. И таких примеров достаточно много.

— Много чего воссоздали. Не только лазерную промышленность. Были уничтожены производства отечественных лекарств. Все заводы были уничтожены.

— Фармакология была уничтожена под нуль.

Кстати говоря, хороший пример с фармакологией. Это тоже было сделано иностранными монополиями. Допустим, инсулин. Его производство в России уничтожила известная датская компания, мировой монополист, с помощью подкупа чиновников министерства здравоохранения, которые отвечали за эндокринологию.

Вот так все в 90-е годы и делалось. Приватизируем — уничтожаем. Приватизируем все самое лучшее и важное, забираем все лучшее, забираем передовые технологии, все что можно вывозим. Банкротим.

— То же самое было даже с газетой "Правда", в которой когда-то я работала. Там появились греческие инвесторы, которые называли себя коммунистами. Тогда была большая редакция, выходила популярная газета. Они создали очень тяжелые условия для журналистов: не платили зарплату. И в итоге все разошлись. Но они как издатели "Правды" еще имели и некие льготы. Они продавали лес, нефть, вывезли музей "Правды" за границу. И в итоге от газеты "Правда", которая была рупором, знаменем советской журналистики, ничего не осталось. Это то же самое, о чем вы говорите.

— Вот все это остановил Путин.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев