Эксперт: евразийская интеграция - острая необходимость для России

Евразийскому экономическому союзу исполнилось пять лет. Евразийской экономической интеграции — уже более четверти века. Для чего она нужна? Если ее не будет, отразится ли это на простом гражданине?


ЕАЭС не нужен элитам, он нужен населению

Об этом "Правде.Ру" рассказал директор Института Евразийского экономического союза Владимир Лепехин.

Читайте начало интервью:

Кому и для чего нужен ЕАЭС? Мнение эксперта

Наши партнеры по ЕАЭС пока только "трижды снимают сливки" с России — мнение

— Владимир Анатольевич, ЕАЭС уже пять лет, но почему Россия так и не стала более привлекательной, не притягивает сильнее к себе партнеров?

— Просто нет такой задачи. Ее никто даже не ставил.

— А вот давайте себе представим, что нет ЕАЭС. Есть просто двусторонние отношения с Казахстаном и другими странами — зоны свободной торговли, условно говоря. И как мы это на себе почувствуем, да и почувствуем ли какие-то ухудшения или улучшения?

— Мгновенно. Конечно, если вы будете сидеть на месте, вы так быстро не почувствуете изменения, только со временем. А если вы как гражданин Российской Федерации захотите поехать в какую-то из этих стран, то вы это сразу почувствуете.

И совершенно понятно, что общего рынка без евразийской интеграции на евразийском пространстве быть не может. Мы будем покупать, например, даже молоко уже какой-то там зарубежной компании, потому что Россия моментально начнет интегрироваться в какую-то западноевропейскую или другую систему…

Казахстан начнет интегрироваться в Китай. Соответственно, и другие республики — в ближайшие крупнейшие экономики. В любом случае там начнутся процессы на Южном Кавказе, включая Армению, они пойдут в сторону Ирана и Турции. Центральная Азия — понятно, что в сторону того же Ирана, Пакистана и т. д.

Но не будет уже нашего общего рынка и не будет свободы перемещения товара, потому что если страны не интегрируются, между ними мгновенно возникает граница, мгновенно возникает визовый режим. Не будет уже никакой свободы перемещения, в том числе и людей.

Евразийская интеграция началась, по большому счету, не пять лет назад, а 25 лет назад. Другое дело, что она проходила разные стадии, форматы и уровни, но этот тренд на евразийскую интеграцию был изначально и всегда. Сначала ЕврАзЭС возник. Потом — Таможенный союз. Потом в рамках Таможенного союза пошли новые процессы…

— Российская экономика выиграет или проиграет, если она уйдет от евразийской интеграции?

— Нет, ну конечно, проиграет.

— Почему?

— Во-первых, мы лишимся ряда рынков. У нас нет никаких других открытых рынков, кроме рынков ЕАЭС. Пусть это небольшие рынки, но тем не менее. Мы поставляем энергию, реализуем энергетические проекты. Мы готовим достаточно много инженеров для Казахстана, для индустриального пласта других стран.

— Но разве без интеграции мы сразу потеряем эти рынки?

— Они будут для нас дороже и более конкурентными. Проекты будут перехватывать другие структуры. Например, мы строим в Узбекистане атомную станцию, это инвестиция с нашей стороны порядка 20 миллиардов долларов. Крупнейший проект. Мы знаем прекрасно, в каких условиях сейчас идет конкурентная борьба между двумя крупнейшими мировыми компаниями Westinghouse и "Росатом".

Жесткая борьба идет за рынки. Вот недавно был запущен сериал "Чернобыль". Ясно, что это делается в интересах Westinghouse и всего этого американского комплекса. Там Россию показывают страной, которой доверять нельзя. Это сделано, потому что порядка 15 точек на сегодняшний день в мире существуют, где сталкиваются интересы Westinghouse и "Росатома".

Без нынешней интеграции мы потеряли бы атомную станцию в Узбекистане. Я уж не говорю про Украину, которую мы потеряли, шесть атомных станций там потеряли. И мы начали бы терять много чего. Плюс возросла бы стоимость транзита. Сегодня у нас есть определенные соглашения с Белоруссией и мы играем в игру.

Россия и Белоруссия - Союзное государство, которое является прикрытием сделки по углеводородам на самом деле. Нет никакого единого государства. Но если не будет никакой экономической интеграции, то понятно, что пошел развал и разлад по всем направлениям. Эти страны будут терять наш рынок, а мы будем терять их рынки.

Я являюсь модератором в министерстве экономического развития по проведению деловых форумов в ряде стран СНГ. Поэтому я вижу, каким образом углубляются реальные экономические связи между Россией и Киргизией, Россией и Таджикистаном и т. д. на основе межправительственных соглашений, на основе развития приграничного сотрудничества, как меняется экспортно-импортная политика.

Только участие в ЕАЭС спасает от поглощения Китаем Казахстана, Киргизии, Таджикистана, потому что у них есть выбор, у них возникает реальная многовекторная политика. Двухвекторная политика, по крайней мере, потому что они могут от каких-то экспансионистских условий Китая отгородиться тем, что у них есть партнер — Россия. Сейчас Узбекистан тоже начинает принимать участие в форумах и в евразийской интеграции в целом.

Конечно, при таком раскладе сложнее ставить условия, выдвигать требования и к России. Поджимать ее не сильно получится. И если бы у нас не было серьезных крупных проектов, скажем, в тех же Киргизии и Таджикистане, то китайская сторона была бы там намного активней и эти страны ушли бы от нас. Вот поэтому это просто такая суровая необходимость, острая необходимость.

Читайте продолжение интервью:

Россия снова перед выбором: революция или эволюция

Директор Института ЕАЭС: когда у власти потребители, можно потерять страну

Эксперт: частно-государственное партнерство — бред, который формирует системную коррупцию

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

ЕАЭС выживет, если Россия наведет порядок у себя — эксперт

ЕАЭС загубили постсоветские элиты

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее