Лев Вершинин: Фашистский Киев причесывается

Цель США — ментально и идеологически окончательно разорвать Россию, оторвать Малороссию, Украину, от Великороссии, Российской Федерации. Для этого вполне подходит мягко пробандеровский режим Киева. Если русские будут всегда натравлены на русских, то на каком языке будет говорить Украина, уже не важно. Но еще заокеанскую элиту интересует ряд ключевых регионов, которым позволено не отправлять налоги в Киев, фактически стать американскими протекторатами. О новом украинском раскладе сил главному редактору Pravda.Ru Инне Новиковой рассказал писатель и политический консультант Лев Вершинин.

— Лев, ты сказал про Украину, что когда после революции набегает толпа радикалов, другие видят, что все можно, и тоже становятся радикалами. А склонные к соглашательству будут стараться это облагородить, сделать мягко пробандеровскую Украину. Но нельзя быть немножко беременной. Разве можно быть мягко пробандеровским?

— Очень просто. В мире целая куча государств, основанных лютыми, страшными террористами. Их именами названы улицы. Издержки их деятельности названы экстремизмом. У власти — их мягкие последователи. Это Ирландия, Македония, Израиль, Алжир… Могу еще кучу назвать. А задача наших недругов — ментально и идеологически оторвать одну часть России, ныне именуемую Украиной, а вообще-то, Малороссию, от другой части России, ныне именуемой Российской Федерацией, а вообще-то, Великороссии.

Разорвать, вбить в голову, что Бандера, который выступал против России, — это хорошо и правильно. Они признают, что ужасные делались вещи, за это его поругаем, покритикуем, а кого-то даже и осудим, но он сам никого не резал, он сидел в спецблоке концлагеря и делал правильные вещи против России. Главное — навязать эту идеологию, чтобы получилось отойти как можно дальше. Сценарий тот же, как когда вместо единой Югославии получились Сербия, Хорватия, Черногория… Хотя тоже — один язык, один народ.

Там — разная религия, правда. Но смею заверить, на Украине достаточно скоро сломают через колено и Русскую православную церковь Московского патриархата. К тому идет. Ее возьмут под Вселенского, а потом уже раскрутят униатство или, скорее, католическую. А потом поменяют алфавит, о чем уже серьезно думают интеллектуалы. Главное ведь — разорвать, разломать единство. А дальше процесс пойдет сам. Пусть будет Польша, тупо ненавидящая Россию. Пусть будет Прибалтика. Они мягкие, они приличные. Они даже какие-то зверства мягко осудят.

Их задача сейчас — убрать экстремизм. Ведь смотрите — умненький, абсолютно на американском поводке Ярош уже спрыгнул с экстремизма. Он уже не нацист, а респектабельный консервативный политик с националистическим уклоном. Умные люди спрыгивают. Фашистский Киев причесывается, естественно, в такую приличную все подписавшую федерализированную Украину. Почему же не вернуть отдельные районы Донецкой и Луганской областей с особым статусом? Это предусмотрено Минскими соглашениями.

А настоящие выгодополучатели, которые начали эту драку два года назад, останутся при своих, но, конечно, теперь Коломойский будет выше Вилкула, а не Вилкул выше Коломойского. И, допустим, Ахметов будет не выше всех, а ниже кого-то. Просто совершился великий передел. Следствие закончено, забудьте, и дождь смывает все следы…

— Все это началось с закона о лишении русского языка статуса регионального. Хотя даже недавно Порошенко, выступая в Раде, забыл, как будет кошелек по-украински. Какова судьба русского языка?

— Кошелек — це кишеня (или все-таки "гаманець"? - Ред.). І дуже соромно панові президенту України не пам'ятати таких елементарних речей. Це я так говорю. Запрет русского языка нужен, чтобы науськать русских на русских. И естественно, украинский язык будут так или иначе насаждать на центральном уровне. Но украинский язык ведь проигрышный, не развитой. Это язык села, язык Галичины. А кто воюет сейчас на Донбассе? В основном русскоязычные. Их язык — русский.

Родной язык большинства завзятых нацистов — русский. Очень многие из идейных нацистов рассматривают как свою программу максимум воссоединение Руси с центром в Киеве и, заметьте, с русским языком. Сербы и хорваты, болгары и македонцы говорят на одном языке, но они не друзья. Не все ли равно хозяину, на каком языке будет говорить большинство Украины при условии, что Малороссия никогда уже не будет заедино с Великороссией. Тогда языковой вопрос можно будет отставить в сторону.

— Про Саакашвили говорят, что сейчас, когда он вступил в открытое противодействие с чиновниками, бизнесмены стали лояльней, его положение в Одессе упрочнилось. Что ты думаешь об этом?

— Миша есть Миша, человек из номенклатуры, уж не знаю, госдепа или ЦРУ. Миша — великий грузинский президент, легко сменивший свое грузинское гражданство и теперь кричащий: "Я — украинец!" Миша — скотина, но Миша выполняет свою задачу. На Украине есть несколько ключевых областей, интересующих США значительно больше, чем вся остальная Украина. Этим регионам напрямую разрешено не переводить деньги в центральный бюджет, что и делают. Миша делает то же самое.

Он создает условия для американцев, создает удобную для американцев федеральную единицу, где заканчиваются трубы и можно будет поставить базу. Поскольку деньги он не гонит в Киев, а придерживает в Одессе, следовательно, меньше грабят местных олигархов. Они видят в нем местного лидера, защищающего их финансовые интересы от жадного и глупого Киева. Естественно, они его поддерживают. Они поддерживали бы любого, ну вот тут Мише повезло.

Собственно, это еще одно проявление очень здравой, разумной, планомерно проводимой работы врага, на которую до сих пор руководство Российской Федерации реагирует ситуативно, с огромным опозданием, идя в фарватере и не имея никакой стратегии. А в результате Украина растопырит отмытые американским шампунем чистенькие перышки. И ничего уже с этим не поделаешь. Видимо, сидящие в Кремле не имеют никакой сверхзадачи, большей, чем сохранение своей личной стабильности, а что к этому отношения не имеет — ну и хрен с ним. Если все-таки есть сверхзадача — хорошо. Нет — и хрен с ними.

Интервью к публикации подготовил Юрий Кондратьев

Беседовала


Лев Вершинин: Киев — от трагедии и фарса к трагикомедии
Комментарии
Комментарии