Саудовская Аравия напоролась на свою "ось зла"

Большой друг России, бывший посол Ирана в Москве Реза Саджади, занимающий сейчас должность советника Совета безопасности Исламской республики, ответил на вопросы Pravda.Ru о российско-иранских отношениях, отношениях с Западом, кознях Саудовской Аравии и Катара, ситуации в Сирии и ценах на нефть.

Отношения с Западом

— В России многие говорили, что предыдущий президент Ирана господин Ахмадинежад считал, что с Западом нельзя договориться, потому что Запад все равно обманет. Достаточно вспомнить судьбу Каддафи, когда он договорился с Западом. У президента Рухани другая позиция? Он верит, что Запад будет соблюдать договоренности, которые они заключают?

— Господин Рухани убежден в том, что мы должны убеждать Запад вести переговоры по разным вопросам, чтобы получить взаимовыгодную ситуацию, как говорят по-английски — "win — win". Но, конечно, господин Рухани тоже полностью не верит Западу. Даже в ходе переговоров по ядерной проблеме господин Рухани увидел несколько раз, что западные страны не держали своего слова, не выполняли обещания.

— Как в Иране считают, возможно ли мирное урегулирование в Сирии? Или сначала нужно уничтожить мятежников, а только потом устанавливать мир?

— Я думаю, с учетом той негативной роли, которую сейчас играет Саудовская Аравия, достижение компромисса в Сирии очень трудно, потому что всем уже ясно, что террористов поддерживали и финансировали, поставляли технику и оружие из Саудовской Аравии. Но мы очень надеемся, что в ходе переговоров сможем убедить Запад, что та политика, которую сейчас ведет Саудовская Аравия, разрушительна и наносит вред и Западу.

— Кроме Саудовской Аравии, еще есть Турция, есть Катар…

— Вы правы, но отрицательная роль Саудовской Аравии больше, чем у всех этих стран — это политика именно Саудовской Аравии, потому что у Турции нет таких финансовых возможностей для поддержки террористов. У Катара финансовые возможности для поддержки террористов есть, но у них отношения с Турцией, с террористами не так развиты, как у Саудовской Аравии. Я называю эти три страны "империей зла" или "осью зла" в Сирии. И я хочу подчеркнуть, что ключевую роль в этой оси зла играет Саудовская Аравия.

Знаете, наши переговоры с Западом, я имею в виду с европейцами, были очень полезны. Они говорили: мы только тогда будем готовы на переговоры, когда не станет господина Башара аль Асада. Сегодня они поняли, что им надо выбрать: либо Башар аль Асад, либо террористы ИГИЛ. Сегодня, после терактов в Париже, они поняли, что террористы ИГИЛ угроза не только для Сирии, но и для Запада тоже.

В Европе стали понимать, что если продолжится этот кризис в Сирии, то вырастет поток эмиграции в сторону Запада. И они уже сталкиваются с этой проблемой. Я думаю, что Запад, особенно Европа, уже лучше понимает ситуацию, чем 5 лет тому назад. Поэтому мы не очень пессимистично думаем о возможных результатах переговоров. Мы стараемся, делаем свое дело, но, конечно, не знаем, будут результаты или нет.

— Вы имеете в виду Женевские переговоры?

— Да, Женевские. Следует иметь в виду, что последние пять лет мы всегда поддерживали Башара аль Асада и мы убеждены в важности Сопротивления. Надо держаться. Наша цель состоит в том, чтобы Женевские переговоры создали основание, заложили фундамент для того, чтобы сирийский кризис решился в Сирии сирийским народом, а эта ось зла перестала вмешиваться в сирийский конфликт.

Информационные войны

— Возникает и проблема информационной войны, в которой мы явно проигрываем. Международные СМИ и даже российские СМИ почему-то изображают Сирию, как какую-то тиранию, диктатуру или автократию, забывая, что в парламенте Сирии представлены 12 партий, а половина депутатов — независимые (тогда как в той же Америке в парламенте сидят только две партии). Про это просто не пишут мировые СМИ. И возникает вопрос, почему мы проигрываем информационную войну, ведь правда-то на нашей стороне? И что делать, чтобы это исправить?

— Очень трудный вопрос, сложный. Думаю, причина заключается в том, что количество наших врагов очень велико. И хотя сердца народов многих стран с нами, но, к сожалению, правительства этих стран по разным причинам работает с "осью зла". У них есть финансовая подпитка, вообще финансовая, политическая и военная мощь.

Главное заключается в том, что господин аль Асад — самостоятельный человек. Он хочет, чтобы его страна управлялась независимо. А как вы знаете, лидеры арабских стран несамостоятельны, они все — западные марионетки. И поэтому лидеры этих арабских стран, конечно, предпочитают, чтобы Сирия тоже была такой же, как они, то есть несамостоятельной, зависимой от Запада.

Я думаю, что если бы в этих арабских странах проводились какие-нибудь выборы, люди бы не избрали сегодняшних лидеров, их бы ждала такая же судьба, как у (бывшего президента Туниса) Бен Али. Так что это логично: лидеры таких арабских стран предпочитают, чтобы у власти в Сирии были такие же, как они.

— На демократических выборах жители Хиджаза не избрали бы короля Саудовской Аравии.

— Очень забавно, что в Саудовской Аравии, в Катаре вообще никогда не было никаких выборов, но они очень переживают насчет нарушений на свободных выборах в Сирии. Правительство Саудовской Аравии сейчас боится своего народа, и поэтому они никогда не пойдут на хоть какие-то выборы в Саудовской Аравии.

Но все-таки могу сказать, что господин аль Асад — это часть оси сопротивления в регионе. Он против вмешательства внерегиональных игроков в дела региона вообще и Сирии в частности. Против него сейчас действуют четыре мировые и региональные силы — это США и Европа, Израиль и три лидера зависимых арабских стран.

— Можно ли эти в эти "силы зла", действующие против сирийского народа, внести раскол? Есть ли политические и дипломатические, а не военные средства?

— Я думаю, что если Европа и США поймут, что продолжение этого конфликта не несет для них никакой пользы, они могут надавить на Израиль и Саудовскую Аравию. Сейчас разногласий между США и Саудовской Аравией очень много. Политика Саудовской Аравии раздражает американских политиков, она им надоела.

— Отчего такая странная политика у Саудовской Аравии? У них огромные проблемы с бюджетом, у них недовольное население уже начинает акты гражданского неповиновения. И при этом они вмешиваются сразу в три войны — в Бахрейне, в Йемене и хотят еще вмешаться в Сирии. Эти люди потеряли чувство реальности? Или за этим стоит какой-то хитрый замысел?

- Знаете, я думаю, что в любой точке мира, когда вы ставите одного парня и министром обороны, и наследником престола, когда ему только 32 года, он хочет показать себя. Вы, наверное, видели подростков, которые хотят показать, что они уже взрослые, и для этого начинают курить на публике. Именно по такой причине, я думаю, министр обороны Саудовской Аравии хочет показать себя: дескать, я — мужчина, я взрослый.

И уверяю вас, никакой большой политики за такими действиями не стоит. И даже многие саудовские принцы критикуют его за его действия, говорят, что он уничтожает и королевскую семью, и всю страну.

— Правильно ли я понимаю, что армия Саудовской Аравии, оснащенная самым дорогим и самым современным оружием, не в состоянии победить партизан "Ансар Алла" в Йемене?

- Военные эксперты говорят — войну выигрывает тот, кто выигрывает ее на земле. Кстати, и в Йемене, и в Бахрейне, и в Сирии воюют не коренные саудовцы. Это наемники из других стран.

На сегодняшний день потери Саудовской Аравии, ОАЭ и их союзников превысили пять тысяч человек в этих трех войнах. Вообще, саудовцы, многие из них, привыкли жить очень удобно. Они вообще больше не воины, они не сделаны для войны.

Российско-иранские отношения

— Иран и до снятия санкций показывал, не побоюсь громкого слова, чудеса экономического роста. А после снятия санкций перспективы экономического роста Исламской республики вообще пугают воображение. Английский журнал "Экономист" пишет, что даже сейчас при низких ценах на нефть экономический рост в Иране составит 7 процентов ВВП. Россия, которая долго колебалась, боясь последствий санкций для себя, не протягивала руку экономической помощи Ирану. Сейчас мы окончательно упустили шанс войти в иранскую экономику в качестве "первых друзей"?

— Нет, я так не думаю. Во-первых, снятие санкций — это очень медленный, продолжительный процесс. А во-вторых, западные страны очень заинтересованы в продаже своей продукции и товаров в Иран, но не заинтересованы в нашем экономическом развитии, в обмене технологиями. Наконец, и сейчас западные страны не прекращают провокаций против Ирана. Все может повернуться вспять.

Поэтому иранская сторона, иранские бизнесмены не потеряли своей заинтересованности в совместной работе и сотрудничестве с российской стороной.

Хочу сказать вам откровенно — вести или организовать бизнес с Россией — очень трудный процесс, даже в настоящее время, когда у нас блестящие отношения. Гражданин России, приезжая к нам, может получить визу в аэропорту на 30 дней. Гражданину Российской Федерации нет необходимости получать визу в иранском посольстве в Москве.

Но мне приходилось слышать истории о том, что у иранских бизнесменов была российская виза, но их депортировали из аэропорта по прилету в Москву. Многие российские чиновники не дают развивать экономические отношения между двумя странами.

У иранцев появилась симпатии к Российской Федерации, особенно после начала военной операции в Сирии. Сегодня и Владимир Путин, и российская армия в Иране пользуются огромной популярностью. Поэтому я думаю, простор для сотрудничества между двумя странами есть, и мы должны сделать что-то, чтобы исключить тех людей, которые выступают против развития наших отношений, из сферы принятия решений.

Есть много возможностей для сотрудничества в области нефтепереработки и нефтяной отрасли. К сожалению, падение цены на нефть тоже негативно влияет на сотрудничество в этой сфере.

— Россия и Иран, будучи политическими друзьями, экономически станут конкурентами между собой?

— Нет. Знаете, мы поддерживаем друг друга, значит, конкуренции между нами нет. Насчет газа и нефти, я думаю, мы можем сотрудничать, мы можем работать вместе, координировать действия обеих сторон и даже можем регулировать цены на нефтепродукты.

Я не вижу никакого смысла для конкуренции между нашими странами. Как только у нас появляется конкуренция, западные страны, используя своих агентов, начинают разыгрывать эту карту.

По какой причине цена на воду должна быть выше, чем цена на нефть? И мы — Иран и Россия — должны сотрудничать в этой области. Саудовская Аравия не должна устанавливать цену на нефть на международных рынках.

— Если позволите, личный вопрос. Нынешний колоссальный прорыв в отношениях между Россией и Ираном был совершен в очень большой степени благодаря заслугам господина Саджади, когда он был послом в России. Но сам прорыв произошел по времени чуть позже, когда он уже оставил этот пост. Что испытывает человек, который видит, что он совершил великое дело, но вся слава досталась другим?

- Я очень-очень рад. Знаете, для меня неважно, стал ли я популярным, не стал ли. Для меня очень важно сближение двух народов, чтобы они вместе играли важную роль на международной арене. Западная цивилизация скоро, к сожалению, просто самоуничтожится в результате застоя, хотя пока они все еще пытаются контролировать мир и играть в нем ключевую, доминирующую роль.

И для достижения этой цели они используют все средства — пропаганду, экономические средства, международные организации, даже войну и терроризм. Я убежден, что как "Аль-Каида" является плодом действий США, так и ИГИЛ — тоже творение рук США.

И я думаю, что объединение усилий Ирана и России — это последний шанс всего человечества в борьбе против новой угрозы. В течение двадцати лет Россия изо всех сил старалась показать свою верность или симпатию Западу, даже ценой отдаления от своих бывших друзей. Но через 20 лет Российская Федерация наконец поняла, что Запад никогда сам не предоставит то место в мире, которое принадлежит Российской Федерации по праву.

Последний пример — это размещение систем ПРО США на Западе. Я никогда не забуду, как Дмитрий Медведев заявил, что в ответ Россия установит свои ракеты "Искандер" в Калининграде. Это было началом противостояния Российской Федерации против ползучей агрессии против нее. С этого момента Российская Федерация начала обозначать свою позицию и защищать свои национальные интересы.

К сожалению, идеология Запада заключается в том, что они самые главные, что они хозяева всего мира, а все остальные — это их рабы.

Беседовал и подготовил к публикации

Саид Гафуров


Иран изменится после выборов?
Комментарии
Комментарии

Почетный президент Олимпийского комитета России (ОКР) Леонид Тягачев рассказал о возможных ответных мерах России на отстранение легкоатлетов от ОИ.

Леонид Тягачев: МОК ждут большие потери
Комментарии