"Таких атак на семью никогда прежде не было"


Наступление на традиционную семью приобретает все более глобальный характер. Под прикрытием "прав человека" и "прав ребенка" государство стремится контролировать семью и решать, кто может воспитывать детей. Как этому можно противостоять, в том числе и на международном уровне, рассказывает генеральный директор "Семейная политика. РФ" Павел Парфентьев.

— Сегодня мы чуть ли не каждый день получаем новости, касающиеся семейной политики западных стран. Однополым парам разрешено не только жениться, но и усыновлять детей. Такие основополагающие, казалось бы, слова, как "мать" и "отец" в официальных документах заменены на "родитель 1" и "родитель 2". Вскоре наверняка появится "родитель 3, 4" и так далее. Вы часто бываете на международных конгрессах, посвященных тем или иным аспектам семейной политики. Ваше впечатление: граждане европейских стран воспринимают наступление на традиционную семью как неизбежность или пытаются бороться?

— Вы совершенно правы в том, что семья и традиционные семейные ценности сегодня в мире оказались в очень непростой ситуации. Можно, наверное, даже сказать — в самой трудной за всю историю человечества, по крайней мере, в новейшее время. Таких массированных попыток разрушить, искусственно переопределить само понятие семьи никогда прежде не было. И эти попытки представляются публике как что-то прогрессивное и положительное. Но на самом деле, семья, основанная на браке мужчины и женщины, устремленная к рождению и воспитанию детей — это даже не просто основа общества, это и путь к счастью для всего общества. Без полной, крепкой, многодетной семьи любое общество неминуемо становится несчастным, а потом и вовсе гибнет. Разве это прогресс? Многие явления, угрожающие семье, уже давно и незаметно приобрели глобальные масштабы. Пропаганда свободного секса, гомосексуализма, абортов, разводов — все эти негативные явления, к сожалению, уже давно и систематически продвигаются на международном уровне.

Что касается Европы — ситуация с защитой семьи там трудная. Долгое время сторонники семьи, традиционных семейных и нравственных ценностей, святости жизни и материнства в Европе оказывались в ситуации "глухой обороны". Реакция со стороны гражданского общества была достаточно слабой. Хотя есть и исключения — небольшие, но очень профессиональные организации, выступающие в защиту семьи, например Европейский центр права и справедливости (ECLJ). Может быть, причиной тут веками воспитывавшаяся европейская законопослушность, традиционное доверие к государству как институту. И даже когда государство оказывалось деструктивным — это очень медленно рождало встречную реакцию. Тут, конечно, Европа сильно проигрывает тем же Соединенным Штатам, где движение в защиту семьи, нравственных ценностей, жизни развивалось значительно быстрее, где сегодня есть много сильных и серьезных организаций в этой сфере.

Но в последнее время и в Европе ощущаются какие-то перемены. Думаю, все больше людей необратимо осознают, что "социальные инженеры", реформаторы общества зашли слишком далеко и добрались до самого корня общества, разрушение которого может неминуемо привести к самой серьезной катастрофе из всех, известных истории. В прошлом году я был на симпозиуме во Франции — это был первый в истории Франции международный симпозиум за право на жизнь, против абортов. Я видел там людей со всей Франции, из других стран Европы — и было видно, что их намерение защищать жизнь очень серьезно. Многие знают, что на улицы Парижа более миллиона человек вышло в знак протеста против легализации однополых "браков". Другое дело, что они не были услышаны государством — но это лишь говорит, что сегодняшняя европейская система часто очень далека от подлинной демократии. Думаю, что у движения в защиту семьи в Европе еще многое впереди.

— В конце февраля вы были назначены послом Всемирного конгресса семей. Расскажите, что это за организация, кто ее создал и почему для России важно к ней присоединиться?

— Всемирный конгресс семей — самое представительное на сегодняшний день объединение сторонников естественной семьи, традиционных семейных и нравственных ценностей, права на жизнь. В нем участвуют защищающие семью и жизнь организации, эксперты, общественные активисты, политики из более 80 стран мира. Это не организация в привычном нам смысле слова, не централизованная структура — скорее огромное движение, цели которого поддерживают миллионы людей во всем мире. Главная задача ВКС — проведение масштабных международных конгрессов в защиту естественной семьи, прав родителей, права на жизнь. К настоящему времени состоялось шесть Всемирных конгрессов семей. Эти международные события обычно собирают более 3000 делегатов со всех континентов, включая политиков, общественных лидеров, писателей, ученых, а также простых людей.

Инициатором Всемирного конгресса семей стала американская просемейная организация — Говардовский центр семьи, религии и общества. Но сама идея ВКС — родом из России. Она родилась в Москве, в 1995 году, во время встречи будущего Президента ВКС — американского социолога-фамилиста Аллана Карлсона с российским демографом-фамилистом — профессором Анатолием Ивановичем Антоновым, заведующим кафедрой семьи и демографии МГУ, и другими преподавателями и студентами этого вуза.

Всемирный конгресс семей очень эффективно защищает на международном уровне семью, семейные ценности, права родителей, право на жизнь. Это и серьезные дела в защиту семьи, выигранные в национальных и международных судах. И успешное влияние на международные решения, устранение антисемейных положений из проектов международных документов. И серьезное влияние на национальную политику — к примеру, когда в сентябре прошлого года большинство членов парламента Австралии отказалось одобрить однополые браки — это произошло не без участия и влияния партнеров ВКС.

Вопрос об участии России во Всемирном конгрессе семей не вполне верный. Это же не межгосударственная структура, это негосударственное движение. Но важно понимать — очень многие проблемы, с которыми сегодня сталкивается семья в России, имеют международные корни. Без объединения сил на общемировом уровне для защиты семьи и семейных ценностей — будет невозможно и в России эффективно защищать семью и ценности, важные для нас всех.

— Сегодня мы наблюдаем странную тенденцию. Многие разрушительные по своим последствиям инициативы исходят от таких структур и институтов, которые по своей идее должны защищать семью. Речь идет о Комитете по правам ребенка ООН, ЮНИСЕФ, которые на первый план выдвигают идею прав детей, противопоставляя их родителям. Что могут сделать в этой ситуации общественные организации?

Вы совершенно правы: международный уровень — это сейчас основная арена борьбы вокруг семьи. К сожалению, многие международные структуры оказались не защищены от серьезных антисемейных влияний. Взять, к примеру, Комитет ООН по правам ребенка. Наш Аналитический центр "Семейная политика. РФ" в прошлом году опубликовал подробный доклад, показывающий, как этот комитет злоупотребляет своими возможностями и, выходя за рамки своих полномочий, поддерживает, а то и прямо навязывает позиции антисемейные, нарушающие права родителей. И на уровне ООН, и на уровне Совета Европы и других европейских структур действуют очень мощные неправительственные организации, продвигающие разрушительные для семьи позиции.

Вообще уровень гражданского общества, общественных организаций, очень важен в этих межгосударственных структурах, они могут серьезно влиять на многие процессы. В России, например, подавляющее большинство людей — приверженцы семьи и семейных ценностей. Голос этой части нашего общества должен серьезно звучать и на международном уровне, влиять на процессы на этом уровне, усиливать позицию официальных представителей страны, наконец. Скажем, в конце 2011 года наша организация "За права семьи" инициировала принятие резолюции общественных слушаний по проекту рекомендаций Комитета Министров СЕ, документа, содержавшего целый ряд неблагоприятных для семьи и родителей положений. Будучи принят, он мог оказать серьезное влияние на семейное право членов Совета Европы, а значит и России.

Мы провели слушания, направили в Совет Европы грамотную, аргументированную резолюцию, использовав правильные каналы. Ее поддержали более 80 организаций из России и Украины. Результат — этот проект документа практически "похоронен". Чтобы делать такие вещи, российским просемейным организациям надо многому научиться, научиться правильно действовать на этом уровне. И здесь опыт уже делавших это зарубежных коллег оказывается очень ценным. Но и наш опыт, российский голос, очень ценен для зарубежных организаций, защищающих семью, о чем многие из них говорят прямо.

— "Права ребенка" — часть глобального проекта "права человека". Почему хорошая и правильная вроде бы идея приводит к противоположному результату — к вмешательству государства в частную сферу, к его диктату и контролю над семьей?

— Скажу честно — потому что происходит откровенная подмена. Происходит постепенная фальсификация таких понятий, как "права человека" или "демократия". Делается многое для того, чтобы этими хорошими словами люди привыкли называть плохие вещи. И этому процессу надо противостоять. Когда после Второй мировой войны принималась Всеобщая декларация прав человека — это делалось на волне победы над нацизмом. При нацизме тяжко нарушались все возможные права людей и обществ — и основная мысль была у людей: "Это повториться не должно". Ради этого создавался механизм защиты универсальных, т. е. всеми признанных прав человека. И если посмотреть на этот механизм, можно увидеть его реальные основы.

Например, среди этих основ — защита неприкосновенности семьи, защита прав родителей — потому что все это во многом уничтожалось тоталитарным нацистским государством, которое не хотело, чтобы родители сами воспитывали детей, передавали им свои ценности, убеждения. Святость семьи, брака между мужчиной и женщиной, естественных прав родителей, жизни от зачатия до естественной смерти, свободы исповедания религии — все это универсальные основания системы прав человека. И все это сегодня под угрозой, все эти права сегодня нарушаются под предлогом защиты ложных, сфабрикованных "прав человека". Их шаг за шагом очень манипулятивными путями насаждают, злоупотребляя международными механизмами. И если это будет продолжаться, система прав человека просто рухнет.

Уже сегодня очевидно, например, что некоторые решения Европейского Суда по правам человека, Комитета ООН по правам человека — это решения чисто идеологические, никаких реальных правовых оснований не имеющие. Принимая их, эти органы подрывают собственные основания, собственную законность. Это нужно остановить — и только гражданское общество может побудить государства это сделать. То же самое произошло с концепцией "прав ребенка". Есть вполне очевидные права ребенка, с существованием которых никто не будет спорить — право на жизнь, право на жизнь со своими родителями, на воспитание ими. Но, к сожалению, постепенно происходит подмена понятий, и под предлогом защиты прав ребенка пытаются урезать или вовсе уничтожить естественные права семьи и родителей. Результат, кстати, очевиден и плачевен и для общества, и для самих детей.

— Каким образом эта тенденция проявляет себя в сегодняшней России? И что необходимо делать, чтобы с этим бороться?

— У России сложная история. Не секрет, что после революции у нас в стране проводилась некоторое время открыто антисемейная политика. Кстати, уже в первом советском "Кодексе законов о браке, семье и опеке", принятом в 1926 году, в ст. 46 закреплялось право органов опеки до суда отбирать детей у родителей на очень расплывчатых основаниях ­- "в случае невыполнения родителями своих обязанностей или неправомерного осуществления ими своих прав по отношению к детям, а также в случаях жестокого обращения с детьми". У нас очень непростая и неоднородная семейная политика была в XX веке. На это сейчас наложились влияния международных тенденций, неблагоприятных для семьи, о которых мы говорили. Итоги очень печальны: постоянные попытки расширить возможности государственных органов вмешиваться в семейные дела, контролировать внутреннюю жизнь семьи, решения родителей. Причем почему-то считается, что если речь идет о "профилактике" чего-то плохого — жестокости в отношении детей, например — то вполне оправданно нарушить права и родителей, и ребенка на свободу от вмешательства в их семейную жизнь.

Нужно перестать бездумно копировать те или иные модели и решения в области семейного права, принятые за рубежом, перестать некритично воспринимать то, что подается нам в форме "международных стандартов". Зачастую — это попросту плохие, разрушительные для семьи решения, и основаны они не на фактах, не на научных данных — а на плохой, антисемейной идеологии. Лично я считаю, что необходимо проводить четкую границу между вопросами, которые должны регулироваться на международном уровне, и решениями, которые должны приниматься на уровне национального законодательства. Сейчас есть тенденция считать, что любой важный вопрос должен быть урегулирован какой-нибудь международной конвенцией. Но ведь степень важности тут вообще ни при чем.

Вопросы регулирования национальной экономики, криминального права внутри страны, семейного права — это вопросы, находящиеся в сфере национальной юрисдикции и они должны решаться во внутригосударственном законодательстве. Эта модель "правового суверенитета" — вполне очевидная, и она сегодня все более актуально звучит в связи с темой защиты семьи, когда под видом "международного регулирования" в жизнь проводятся попросту деструктивные решения. Проводятся "в обход" и национальных правительств и самих суверенных народов: когда группы хорошо финансируемых негосударственных структур, представляющих интересы очень узких общественных кругов, сперва добиваются их внесения в международные документы, а потом такие же структуры, но уже на национальном уровне, давят на правительство, заставляя считать эти решения обязательной нормой.

Вот довольно свежий пример — недавно подписанная Национальная стратегия действий в интересах детей предполагает создание механизма обязательной реализации заключительных замечаний Комитета ООН по правам ребенка. Но эти замечания — по самой своей сути — не являются обязательными, это просто рекомендации.

Как же можно вот так вот — в обход парламента, делать необязательные рекомендации группы независимых экспертов законом для всего государства? Кто допустил, чтобы такое положение попало в столь важный документ? Это очень серьезные вопросы. Сегодня остро необходимо, чтобы все здоровые силы общества направили свои усилия на защиту семьи, брака, традиционных семейных и нравственных ценностей, человеческой жизни. Здесь речь должна идти не только о борьбе с негативными тенденциями — но и о кропотливой работе по укреплению и возрождению семейного образа жизни. Это очень широкий фронт работы, и поднять его можно только объединенными усилиями многих людей. Здесь всем найдется, где потрудиться. Причем эта работа внутри страны должна сопровождаться серьезными действиями на международном уровне, направленными в защиту семьи от угрожающих ей сегодня опасностей.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Светлана Сметанина

Темы
Комментарии
Комментарии

Почетный президент Олимпийского комитета России (ОКР) Леонид Тягачев рассказал о возможных ответных мерах России на отстранение легкоатлетов от ОИ.

Леонид Тягачев: МОК ждут большие потери
Комментарии