Владимир Губарев: В России ученых заменили чиновниками

В эфире видеоканала Pravda.Ru побывал известный писатель, основоположник советской научной журналистики Владимир Губарев. В беседе с главным редактором Pravda.Ru Владимир Губарев рассказал о промежуточных итогах реформы РАН, будущем российской науки, губительности копирования западных схем научных и образовательных учреждений и вреде ЕГЭ.

— Владимир Степанович, полтора года назад началось реформирование российской Академии наук, вызвавшее неоднозначную реакцию. Пришло время подвести какие-то итоги. Что вы думаете по этому поводу?

 - Я думаю, что нужно посмотреть с двух разных сторон. Первая — положительная. Вот что положительного за эти два года реформирования российской Академии наук? — Ну, первое, главное — что есть Академия наук в России, и что там есть ученые, они работают. Там есть проблемы, но это тоже — первая положительная вещь, потому что на протяжении 20 лет об этом обычно не помнили, знали только специалисты.

И вторая вещь, конечно, — появилось ФАНО (Федеральное агентство научных организаций России), которое руководит всеми учреждениями Академии наук. Положительная вещь — что очень много народу туда дополнительно привлечено. За эти полтора года в ФАНО пришло очень много чиновников. И это — положительная вещь, потому что молодых ребят трудоустроили.

— Когда нарастает чиновничество — это положительно?

В науке теперь чиновников больше, чем ученых. Конечно, положительная вещь — у ребят появилась престижная работа, хорошая зарплата… Все остальное — уже детали. Дальше, если говорить серьезно, ничего не изменилось, кроме одного: все институты Академии наук заняты большой писательской работой. Все пишут документы, с кем бы я ни встречался, он говорит: я занят, потому что пишу в ФАНО документы.

— Он пишет планы по открытиям и отчеты?

 - Он пишет, что у него вообще есть и так далее, и так далее, потому что пришли молодые ребята, пришли так называемые менеджеры, которые ничего не знают. Они с удивлением узнали, что там — 1030 научных учреждений, что есть библиотеки, институты, у этих институтов есть центры, лаборатории, установки и так далее, и тому подобное. То есть отечественная наука занимается бумаготворчеством уже полтора года, это я могу совершенно ответственно сказать.

Вторая вещь — страшная штука. Создавалось впечатление, что в Академии наук — одни бездельники.

В СМИ уже осуждены все. Все — негодяи, воры и грабители. Осипов — президент Академии наук, академик, выдающийся ученый. Что бы там ни говорили, сегодня С-300 и С-400 во всем мире просят, а он — один из создателей. А его обвинили в черте чем! — Чушь!

Многих выдающихся наших ученых оскорбляют и дискредитируют. Развернули огромную кампанию. Это невольно связано с тем, что когда было провозглашено реформирование Академии наук, было сказано, что там сидят бездельники и старики, поэтому они не нужны, нужны молодые. Такая концепция, что Академия наук — это такая организация, вроде как паразит на теле страны. Эти полтора года — удар по престижу ученых. Не случайно же сейчас увеличивается количество талантливых ребят, которые уезжают за границу.

Сделана большая стратегическая ошибка. Ну, если недавно Ливанов — министр науки и образования — в ответ на вопрос о том, какое самое высокое достижение отечественной науки за последние четверть века, ответил: реформа Академии наук. Это безобразие.

В декабре была научная сессия Академии наук, посвященная Арктике. Выступали ученые самых разных профилей, которые очень четко говорили, что нужно делать в Арктике, как нужно развивать, как нужно добывать, какие проблемы решать. Был очень глубокий анализ, очень интересные доклады и очень интересные выступления. Ни одного чиновника не было.

Это обычная история. Несколько лет тому назад было большое общее собрание по энергетике. Там с блестящим докладом выступил академик Лавёрнов, который дал очень четкий прогноз по сланцевой нефти в Америке. Он сказал, как это будет развиваться, сколько это будет стоить. Сегодня все это сбылось. Но и тогда никого из чиновников не было, а сейчас они удивляются, почему это происходит.

— Раньше в заседаниях нашей академической науки всегда присутствовали представители исполнительной власти, брали на вооружение достижения ученых?

 - В советское время обязательно было, а как же. После этого не было, потому что произошла очень страшная вещь для нашей науки в начале 90-х годов. Гайдар, с которым мы полтора года работали вместе рядом в "Правде", за всю историю был самым слабым редактором по экономике. Это такой был бюрократ — не дай Бог было хоть одно свежее слово сказать в газете — он тут же смешивался.

А потом он провозгласил — мы теперь боремся за мир, военно-промышленный комплекс нам не нужен. И на много лет прекратили финансирование военно-промышленного комплекса. А что такое академия наук?

— Это разработки, в первую очередь — для военно-промышленной отрасли.

 - Естественно. В первую очередь, на этом все поднималось. Ядерное оружие, ракетная техника и все суперсовременные системы шли обязательно через Академию наук. Прекратили финансирование.

Второе — давайте создавать университеты, менять систему образования. И вот была создана такая организация, которая, на мой взгляд, вы знаете, приносит огромный ущерб стране. В истории нашей страны было несколько случаев, когда власть вмешивалась в науку, и это приводило к трагедиям. Наиболее яркий пример — лысенковщина, когда была уничтожена вся биология, были изгнаны все ученые, и вообще наука прекратила свое существование на много лет.

Мы до сих пор за это расплачиваемся в биологии. Потом была борьба с кибернетикой. Опять власть вмешалась, и опять ущерб стране был нанесен огромный. Нечто такое же происходит и сегодня. И это связано, как ни странно, с созданием филиалов по образцу американских университетов у нас. Вот есть Гарвард — прекрасный университет, который занимается всей широтой научных исследований в Соединенных Штатах. У нас взяли экономическую часть. Высшая школа экономики — по образу Гарварда у нас создана.

Ввели ЕГЭ, благодаря которому резко упал уровень образования. Не граждан, не людей воспитывают, а пытаются из людей сделать роботов. Не нужно больше творческих людей. А школа всегда у нас отличалась именно воспитанием творческих людей. Там были свои сложности, но основа была — искусство, литература, мышление. Именно на литературе воспитывается творчество, в том числе и техническое. Это элементарно доказать.

Например, я знаю несколько математиков, которые знают наизусть всю "Илиаду". Это способствует математическому, физическому мышлению. Я преподаю в МГИМО, и вижу на приемных экзаменах, насколько низок стал уровень выпускников.

В процессе реформирования науки решили создать Сколково. Сколково создается на полях научно-исследовательского института сельского хозяйства, так называемой Немчиновки. Немчиновка — это единственный институт сельского хозяйства, который производит пшеницу. В частности, недавно выведено несколько сортов озимой пшеницы, которая дает 100-120 центнеров с гектара в Подмосковье, в нечерноземной зоне. Теперь эти поля отняли, создавая неизвестно во имя чего, какой-то модели Сколково. Надо бы наоборот развивать Немчиновский институт сельского хозяйства. Это же величайшее достижение.

В нашей средней полосе, в Нечерноземье добились урожая озимой пшеницы такого же, как на Кубани, в Англии и Америке. Так нет, мы уничтожаем. Просто губят науку.

Как известно, наша страна живет по рекомендациям Высшей школы экономики. Все рекомендации, которые дает Вышка в экономике, выполняются. В результате — все видят, к чему мы пришли. Сегодня это проявляется наиболее ярко. Какое импортозамещение, когда мы уничтожили военно-промышленный комплекс и сейчас вынуждены заново его создавать? А уничтожили-то по рекомендации этих самых экономистов из ВШЭ.

И в то же время есть Институт экономики. Рекомендации Академии наук абсолютно разумны. Отчеты каждые полгода направляются в правительство. Я посмотрел около 40 экономических отчетов, созданных в Академии наук. Потрясающие работы. Все, что сегодня происходит, там предсказано. Все.

— Куда эти отчеты деваются?

 - Лежат в кабинетах и никто их не открывает. Это — отношение к Академии наук. А Высшая школа экономики получает денег больше, чем Академия наук. Сколково получает больше, чем Академия наук. Роснано — чушь вообще полная. То же самое — получает огромные деньги. Это опять — попытка перенести западный опыт.

На Западе есть очень много полезных и нужных вещей. Но когда переносишь сюда поверхностную давнюю схему, особенно в науке, то ты теряешь, получаешь совершенно другой эффект.

Когда мы говорим о реформе науки, то мы должны, прежде всего, думать о том, а кто эту реформу должен делать? На кого мы должны полагаться, кому мы должны доверять? — Я убежден, мы должны доверять тем людям, которые что-то сделали в этой науке. Есть у нас, допустим, нобелевский лауреат Жорес Алферов. Почему мы его не слушаем? Вот он так бился, бился. Даже не прислушались. Хотя он-то понимает в науке больше, чем все чиновники вместе взятые.

Не случайно Виталий Гинзбург — другой нобелевский лауреат говорит: Оставьте нас в покое. Мы сами сделаем все, что нужно, для того, чтобы поднять науку. Но вы нам сформулируйте, для чего нам нужна наука.

Если она нам нужна, чтобы получать большой урожай хлеба, то зачем тогда закрывать поля Немчиновки, строить там дачи и сколковские вещи.

Так зачем же мы уничтожаем сейчас то, что у нас есть самое дорогое?! Задача власти формулировать не как реформировать, не сколько чиновников посадить на науку, а цели поставить. Занимались здравоохранением. Потрясающее было общее собрание, когда собирались лучшие медики страны, крупнейшие ученые. Обсуждали, что нужно делать с медициной. Министр здравоохранения даже не приехал на это общее собрание.

Реформирование науки нужно не для того, что наплодить еще новых чиновников. Реформирование науки должно начинаться с очень простых вещей — с постановки задач. — Освоение Арктики, Дальнего Востока, космос, ядерная оборона страны. Я знаю несколько сотен наших крупных ученых. — Обеспечат. Элементарно.

В Китае принята программа: до 2049 года все население Китая от младенцев до старух обучить науке и научно-техническому прогрессу, чтобы они понимали, что происходит. Людям стремятся обеспечить разностороннее образование. Строятся дворцы культуры и многое другое. Идет жуткое самообразование. На первое место вышло издание книг, посвященные науке и так далее, и так далее. А у нас все загоняется под схему, чиновничьи директивы.

Результат — только в увеличении количества бюрократических отчетов. А науки становится все меньше. А простые люди все меньше знают. 30 процентов населения нашей страны считает, что Солнце вращается вокруг Земли, а не Земля вокруг Солнца.

Беседовала Инна Новикова

Читайте также: 

Владимир Губарев: реформа РАН - ради чинов, а не науки

Сергей Алдошин: "Без РАН инновации невозможны!"

Эксперт: Реформа РАН - издевательство над наукой

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

Владимир Губарев: реформа РАН — ради чинов, а не науки
Комментарии
Комментарии

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что России стоит изменить свою конституцию так, чтобы дать автономию крымскому народу. Украинский лидер внезапно вспомнил и "право нации на самоопределение".

Так пусть он не достанется никому: Порошенко рассказал, что делать с Крымом