Источник Правда.Ру

Марианна Ибрагимова: Чтобы поменять культурную политику, нужно поддержать институты кинематографии

Марианна Ибрагимова: Чтобы поменять культурную политику, нужно поддержать институты кинематографии. 290459.jpeg

Генеральный директор компании P&I Films Марианна Ибрагимова рассказала Pravda. Ru, насколько эффективным станет введение квоты на прокат русских фильмов.

— Депутат Госдумы Роберт Шлегель подготовил законопроект об ограничении проката зарубежных фильмов в российских кинотеатрах. Кто должен решать вопрос кинопроката? чиновники от кино или бизнесмены?

— Здесь от моего мнения очень мало что зависит. У нас очень много проблем в области проката, еще до всех этих санкций, принятых или не принятых — не знаю, что там будет дальше, но, наверное, что-то будет. Поскольку наша компания занимается ограниченным прокатом, мы возим кино интеллектуальное, или кино, заставляющее как-то мыслить, но я могу сказать, что и без всех этих санкций наш бизнес уже становится невозможным, хотя бы потому, что будет российское квотирование в любом случае российского кино.

Но это не главное, основное то, что наши кинотеатры очень мало делают для того, чтобы расширить сетку показов. Практически ничего не делают, выделяя максимум по одному сеансу в день для фильмов, на которых они, как им кажется, будут недостаточно зарабатывать. Поэтому проблема, на самом деле идеологическая и она висит на кинотеатрах, по их вине она происходит. Поэтому кто должен решать? Я считаю, что решать должны дистрибьюторы — бизнес, который выбивает слабых, оставляет сильных.

Должно помогать как-то государство для того, чтобы развивать какие-то новые сферы в плане кино, расширять кругозор. Естественно, у нас этого не будет, потому что нашему государству это не очень интересно. Очень жаль. Но в принципе, ситуация очень сложная, очень плохая, я думаю, что к концу 2014 года мы придем к сильно купированным кинотеатральным репертуарам.

— Квотирование зарубежных фильмов признано не продуктивным во всем мире, как быть? В Индии, например, часть фильмов просто не переводят с английского и так демонстрируют. Количество зрителей уменьшается.

— Индию вообще очень сложно в качестве какого-то примера приводить, потому что они исключительно существуют на своем кинематографе, на Болливуде, и для них никакого другого кинематографа не существует. Есть очень малая доля, очень малый процент людей, которые интересуются чем-то другим.

Я сейчас не хочу говорить о том, что правильно, что неправильно, потому что, если честно, я не знаю, квотирование — это плохо или это хорошо. Для себя даже решить не могу, настолько это сложный вопрос.

Приведет это, конечно, к оскудению сознания, потому что российских фильмов, достойных внимания, в десятки, в сотни раз меньше, чем на мировом кинопространстве, но это даже не основная проблема. В мире тоже очень много фильмов, недостойных нашего внимания. Среди них и высокобюджетные картины, которые рекламируются очень широко, за счет чего люди приходят и их смотрят.

Таким образом, происходит отупение сознания зрителей не только потому, что они смотрят просто российское кино или просто Голливуд, а потому, что они смотрят кино с большим бюджетом, рассчитанное на немножко другие механизмы, не на деятельность ума. Я ничего нового не говорю сейчас.

Я говорю, что будет сложно и тяжело, дистрибьюторам вообще будет невыносимо. Скорее всего, по прогнозам, если все будет так, как оно на данный момент есть, то из дистрибьюторов, которых мы сейчас имеем на российском пространстве, я думаю, что дай бог, останется 10. Потому что бизнес, конечно, этот рухнул. Ну, на мой взгляд, останутся самые крупные компании, которые уже будут между собой конкурировать.

— Сейчас выросло целое поколение, воспитанное на низкопробных американских фильмах и бездарных сериалах. Поменяется ли наша культурная политика? Не наступило ли как раз то время, чтобы ее кардинально поменять?

— А некому ее менять. Самая страшная проблема, что они могут сколько угодно забить пространство кинотеатров, интернет-пространство, телевизионное пространство российским продуктом.

Российский продукт совершенно не качественный. Чтобы он стал качественным, для того чтобы сериалы по каналу Россия-1 можно было хоть как-то смотреть, для того, чтобы это была не просто невыносимая галиматья, сделанная из ничего, это настолько непрофессионально, убого и отвратительно, что это ну просто ниже всяких пределов. Никакому описанию это не поддается.

Чтобы это поменять, нужны институты кинематографии. У нас на данный момент, вот сейчас нам на российской киностудии, что они будут показывать — честно говоря, большая загадка. Потому что в огромной России есть один институт, который называется ВГИК, который должен готовить кадры, в который попадает очень маленький процент действительно талантливых людей. В один этот институт можно пробиться, но это действительно трудно: сначала берут своих, потом уже берут на платное.

Там очень много моментов, которые перекрывают дыхание человеку творческому и талантливому. Такие люди есть по всей России, и надо, чтобы он продолжил свою деятельность в кино. Никаких других институтов, вот в Питере еще есть ЛИКИ, который тоже готовит сценаристов, режиссеров — все, на всю огромную страну.

Что мы собираемся показывать, если у нас просто нет людей, которые умеют это делать? Естественно, сокращая процент пусть даже американских, европейских фильмов на нашем рынке, мы сокращаем просто процент людей, хоть сколько-нибудь интересующихся кинематографом.

Как они могут развиваться, если они не видят, как это делают другие на высоком уровне? Французский кинематограф находится на прекрасном уровне, немецкий, датский, то, что привозит наша компания — это потрясающий уровень по производству, и по идейному, и по сценарному мастерству. Если мы не будем этого видеть, наши дети тоже не будут это видеть. Как мы собираемся развивать нашу киноиндустрию — для меня это, конечно, загадка.

Чтобы поддерживать институты, один из основных мотивов для развития — это информация. Если перекрыть информацию, как человек будет развиваться? Если он не будет развиваться, как он будет снимать что-то качественное? Я так думаю, что люди, которые принимают эти законопроекты, очень мало думают о качестве, и тем более, о качестве российского кино.

Сейчас очень легко сказать, что американское кино забивает нам голову. Это все политические методы. По факту американское кино очень разное, точно так же, как европейское кино разное, да и российское тоже. Если бы давали независимым прокатчикам со своими взглядами, как бы профессиональным людям немножко выбирать и что-то решать, наверное, были бы другие результаты. К сожалению, у нас подобное пока не практикуется.

Читайте также: Василий Мищенко: Когда мы придем к национальной идее, американские фильмы низкого качества уйдут сами собой

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Мы рады новым друзьям!


Р. Давлетьяров о российском кино и критиках
Комментарии
Не забудьте присоединиться к "Правде.Ру" в "Telegram". Мы рады новым друзьям
Комментарии
Комментарии