Война всегда приходит с Запада

Почему все время лихорадит постсоветское пространство? Почему война цивилизаций проходит не между христианством и исламом или каким-то другим коренным отличиям, а по линии Россия — Запад? Почему на нашем пространстве нужно отменить выборы? Какая программа нужна Киргизии и другим странам, чтобы закончить с постоянными революциями? Обо всем этом и многом другом рассказал историк и политолог, кандидат экономических наук Вадим Макаренко.

Читайте начало интервью:

Белоруссия, Киргизия, Карабах: события — разные, канва — общая

Сейчас просто невозможно примирить Армению и Азербайджан

— Вадим Владимирович, вы сказали, что война цивилизаций идет уже давно, на ее острие много веков находятся Россия и Польша. Можно ли считать, что основная угроза для России в наше время — не с юга, как многие сейчас считают, а с запада, как было практически всю историю?

— Я никогда не считал, что для России большую опасность представляет подбрюшье среднеазиатское или Кавказ. Я всегда был против таких мыслей. Мы никогда не сталкивались с проблемами с юга, кроме фантастического монгольского вторжения, которого мы не будем сейчас касаться. Во всех остальных случаях мы воевали только на Западе. Причем, мы воевали, обычно защищаясь.

— Но в последнее время многие говорят про опасность терроризма, пантюркизма, панисламизма и так далее.

— У нас очень меняется демографическая ситуация. Динамика в нашей стране такова, что действительно идет резкое увеличение этнических групп, которые исповедуют ислам. Но я считаю, что нам надо просто здесь посмотреть, насколько мы близки.

Правоверные и православные

Давайте посмотрим на православие и ислам. Одни — правоверные, другие — православные. У нас не было больших проблем между православием и исламом никогда. Пожалуйста: татары, башкиры и много других жили и живут.

В Казане, Москве и других городах мечети и церкви рядом стоят. Все живут нормально, каждый ходит в свои храмы. Там, где это — традиционно, никаких проблем не было и нет.

Проблемы начинаются только там, где есть моменты политического ислама. Просто многие деятели, когда уже не могут другими способами добиться политической власти, начинают втягивать религию. Но это — уже совсем другой вопрос.

На территории нашего пространства — культурного, хозяйственного, цивилизационного, какого угодно — не должно быть проблем с исламом. Таких проблем и нет, если нет политики.

Меня беспокоит, кстати, в этом плане Киргизия. Постоянно, когда начинается какая-нибудь гонка — игиловская, проигиловская, еще что-то подобное, почему-то киргизы — тоже в этом участвуют.

Казалось бы, Россия для Киргизии делает всё, что может. Пожалуйста, хоть там, хоть здесь работайте. Переводить деньги? — Переводите. Никаких проблем. Что вы тут начинаете на нашей территории доказывать какие-то вещи? Приехали к нам, живите нормально. Никто не мешает.

— Как вы расцениваете с точки зрения интересов России последние события в Киргизии?

— С точки зрения интересов России очень важно, чтобы наконец-то произошла какая-то стабилизация. Дело в том, что мы не принадлежим к такой либеральной культуре. Более того, я считаю, что прямые выборы высших руководящих лиц в таких странах как Россия, Белоруссия, Казахстан, Туркменистан, Киргизия надо отменить.

Выборы выборам — рознь

Должны быть выборы квалифицированным политическим большинством. Это может быть парадоксально, многие не согласятся, но так действительно будет лучше.

У нас еще не сформировались такие политические структуры, которые могут обеспечить смену власти в ходе прямых президентских и любых других выборов высших лиц. Надо признать эту вещь.

Мы не должны идти в этом на поводу у Запада. Мы в свое время подписывали эти Хельсинские соглашения, договоренности, но мы подписывали в определенных условиях, которые Запад зачеркнул.

Он отказался от них, а мы продолжаем выполнять свои обязательства, хотя другие не выполняют. Обязательства — только двусторонние.

Почти социалистическая программа

Нам нужна стабильность в России, Киргизии и других странах нашего пространства. Должна прийти та группа, которая предложит стабильную программу для Киргизии. А стабильная программа для Киргизии — почти социалистическая.

Должно быть создано такое общество, в котором социальная справедливость проводится довольно последовательно, реализуется на практике. Во всем этом должна быть активная роль государства.

В Киргизии это особенно важно, потому что страна — сравнительно многонаселенная для ее хозяйственного потенциала и так далее. И для нее либерализм не пройдет. Там только такая должна быть ситуация.

В Киргизии была очень хорошо подготовленная советская элита, но потом она была пропитана либеральными взглядами. Яркие выразители этого, прежде всего, Акаев, Айтматов-сын.

Никто не против нормального либерализма, мы — тоже за него, но до либерализма такого типа надо дожить, дорасти. А до этого надо пройти путь формирования нормально функционирующей экономической системы.

— Можно и не дожить.

— Поэтому власть должна быть такой, которая обеспечит условия стабильности. Невозможно жить в стране, где каждые два-три года — революция. Это истощает даже самые большие и богатые, активные и развитые страны, а Киргизия — не такая богатая страна.

Кто-то прекрасно сказал: мы свой потенциал революций уже исчерпали, нам надо держаться подальше от революционности. К сожалению, политические игры многим выгодны, особенно внешним игрокам.

Беседовал Икбаль Дюрре

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.