Белоруссия, Киргизия, Карабах: события — разные, канва — общая

О нынешней войне в Нагорном Карабахе и войне цивилизаций в целом, резком обострении во многих соседних с Россией странах и многом другом в прямом эфире программы "Политический блок" рассказал историк и политолог, кандидат экономических наук Вадим Макаренко.

В Карабахе идёт война цивилизации или очередное обострение затянувшегося конфликта? Белоруссия / Киргизия / Карабах и так далее — звенья одной цепи? В чём разница, что общего у этих событий? 

— Вадим Владимирович, как вы думаете, Белоруссия, Киргизия, Карабах — всё это звенья одной цепи на ваш взгляд, или каждое звено надо рассматривать отдельно?

— Я думаю, что, конечно, это — разные события. Другое дело, что идет общий процесс напряжения. Война в Карабахе возникла еще при Советском Союзе. Да, именно сейчас усложняется и геополитическая ситуация для России.

Соответственно, в различных местах у некоторых акторов — политиков или даже каких-то групп — появляется соблазн воспользоваться ситуацией.

Россия как будто бы связана с ситуацией в Сирии, есть сложности для нее в связи с событиями Белоруссии, поэтому, может быть, она как-то не так активно будет реагировать в районе Нагорного Карабаха. А если Россия будет связана в Нагорном Карабахе, тогда она, может быть, каким-то образом пропустит шар в районе Киргизии.

Здесь есть очень много таких аспектов, но общая проблема восходит к понятию "геополитический престиж". Это — не просто надувание щек, а действительно важно. Мы делаем максимум для того, чтобы его поднять, и он действительно растет.

— Мы — это вы имеете в виду конкретно Россию?

— Да, к этому стремятся все уважающие себя страны, но сейчас я имею в виду именно Россию, руководство страны. Оно делает максимум — предпринимает дипломатические шаги, занимается перевооружением армии, флота, военно-космических сил, проводятся военные учения.

  • Поэтому, с одной стороны, идет работа, направленная на то, чтобы показать, что Россия в военном отношении сильна.
  • А с другой стороны, есть факторы, которые постоянно работают против нашего геополитического престижа.

Вот топят нашу трубу на Балтике, не дают ее нам провести. То есть — нас ставят в позицию, когда что мы должны делать? — Возмущаться? Мы не можем добиться никакой правды в суде. Польша какие-то безумные штрафы выписывает, еще кто-то какие-то абсурдные требования предъявляет, санкции, еще что-то… Постоянно. Это всё действует негативно на наш геополитический престиж.

События — разные, канва — общая

Поэтому в результате всей этой массы возникает иллюзия, что где-то еще можно и нужно попробовать. Тогда Россия в какой-то момент скажет: нам не до этого, у нас и так хватает проблем. Вот и делается все в этом смысле. Все идет в этой общей канве.

Поэтому:

  • С одной стороны, эти события напрямую не связаны, потому что в каждом этом случае — свои причины.

В Азербайджане — одни причины, в Армении — противоположные, в Киргизии — свои отдельные — тоже очень долгие — причины. Там — уже устойчивый тренд, постоянно идет эта смена власти протестным путем, поиск политической модели. Все это никак не устаканится практически с самого начала постсоветского времени.

Поэтому с этой точки зрения все эти события — разные процессы.

  • Но с другой стороны, именно в испытывании России на прочность, на ее способность отвечать, реагировать на все эти многочисленные ситуации — связь присутствует.

С точки зрения российской реакции на все эти касающиеся ее события они действительно связаны.

Конечно, у каждого события есть свои разные причины. Многие из них — естественные, возникшие сами по себе или в силу каких-то местных обстоятельств, но некоторые появились именно по этим общим причинам с прицелом на Россию. Соответственно, и у российской реакции на эти события тоже есть свои причины.

— В этом смысле все это — звенья одной цепи. Если так, то кто может быть следующий?

— Кто следующий? Тут много где можно спровоцировать. На мой взгляд, здесь мы, к сожалению, вынуждены ожидать обострения ситуации и на Украине. Вполне возможно, что в Молдавии какое-то обострение произойдет. Может быть, и еще где-нибудь что-нибудь случится.

Не всё легко и просто в Центральной Азии, где довольно сложная ситуация в любом случае. То есть — везде хватает проблем, а если постараться их можно обострить, тогда могут возникнуть и новые. Опять же это — насчет одной цепи.

Болото вокруг России

Здесь ситуация состоит в том, что мы находимся в пространстве, на котором идет приспособление, адаптация, вырабатывается новая государственность, идет процесс строительства.

На это можно возразить, сказав, что их этническая история — очень глубокая. Этническая история может быть глубокая, а вот та государственность, тот сложившийся слой — властный слой, элитарный слой, который бы был способен не только силой, не только на штыках, но и нормальным образом, конструктивно организовывать это пространство, еще только-только формируется.

С этой точки зрения у нас по всему кругу, по всему периметру нет материковых платформ. По бокам Россия — лимитрофная, болото.

Даже такие страны, казалось бы с большой историей и вполне состоявшиеся как Польша и другие страны Центральной Европы, которые обладают довольно высоким уровнем культуры и политической культуры, Чехия, Словакия и так далее, — все они находятся в таком промежуточном поясе.

Сложность состоит еще и в том, что Россия — сравнительно сильная платформа, но тоже находящаяся в процессе трансформации. Вот это — именно проблема пространства, которое организовано определенным образом. Более того, оно только еще кристаллизуется. И с этой точки зрения мы можем ожидать взрыва в любом месте.

Беседовал Икбаль Дюрре

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.