Остались ли в архиве WikiLeaks мировые тайны?

Сейчас, видимо, хозяева жизни в Вашингтоне, а тем более, теневое мировое правительство радуются аресту их разоблачителя Джулиана Ассанжа. Но от этого дело становится еще более противным. Что происходило и происходит вокруг всего этого? В чем состоит идея защиты архивов WikiLeaks специальным ключом? Почему шведские власти отказались допрашивать Ассанжа в посольстве Эквадора в Лондоне? Сняла ли с Ассанжа шведская прокуратура обвинения в изнасиловании?

Про грустное дело против Джулиана Ассанжа и не только о нем "Правде.Ру" рассказал российско-израильский публицист и политик Исраэль Шамир.

Читайте начало интервью:

Джулиан Ассанж: от начала до ареста

Ассанжа с WikiLeaks сначала использовали, а потом жестоко предали - эксперт

Исраэль Шамир: WikiLeaks погубили изменники 

— Исраэль, что это за история с каким-то большим архивом WikiLeaks, который может быть открыт только секретным ключом?

— Я думаю, что это касалось как раз публикации того архива, который, в общем-то, довольно давно уже вышел. То есть мы говорим про 2011 год. Вот тогда об этом как раз много говорили. Практически с самого начала этот архив госдепа публиковался — только частями. Эти части вышли в Guardian, Le Monde и других крупнейших западных изданиях, а частично у меня, частично в России. Была вполне такая альтернативная вещь.

Другой вопрос, что, конечно, мощность наша совсем не та, что у New York Times. И сразу же, конечно, в России появилось множество тварей, которые говорили: "Шамир — известный антисемит, он говорит, что у него есть какие-то депеши. На самом деле все лжет". И кого больше люди слушали, я даже не знаю. В России, короче говоря, не шло все это с таким огромным успехом.

В то время сам архив действительно был заперт. А потом один немец, сотрудник WikiLeaks, каким-то манером ключ к этому архиву опубликовал. Опубликовал он тоже по дурости просто, по нехватке мозгов. Когда Джулиан увидел, что ключ опубликован, то он тогда уже просто открыл весь этот архив. Я думаю, что с тех пор ничего такого не было. А другие говорят, что было. В общем, не совсем понятно, но, может быть, и будет еще какое-то продолжение…

— А когда Ассанж еще находился в посольстве, почему не могли шведские полицейские и другие, кто выдвигал ему обвинения, туда приехать и поговорить с ним, допросить его, осуществить другие следственные действия? Ведь Ассанж вроде бы даже не возражал и Эквадор не препятствовал…

— Да, Джулиан и сам хотел, и шведы были как бы не против, но они были не против и плюнуть на всю эту историю. Швеции с этого ничего не капало, а были только заморочки и неприятности. Одна из женщин, которая выдвигала обвинение, вообще просто исчезла, а другая говорила, что я, мол, вовсе не хотела его посадить, я ничего и не делала, не приносила никакие жалобы, это воспользовались мной, а я тут ни при чем.

Давление было со стороны англичан. Но англичане сыграли всю эту партию безумно хитро, они говорили: "Это шведы на нас давят". А на самом деле была слита полная переписка между шведами и англичанами, где шведы говорят: "Давайте мы отзовем все обвинения, нам это надоело". А им англичане отвечают: "Нет, не смейте отозвать, даже не думайте о том, что вы это отзовете, нельзя ничего отзывать". Это было еще в 2015 году опубликовано. Так что, конечно, шведы тут большой роли не играли.

— А как в Швеции общественное мнение к этому относится? То есть не только конкретно к этому случаю, а вообще ко всем этим каким-то немыслимым чудовищным вещам в законах и современной морали, таком вмешательстве в личную жизнь?…

— В Швеции есть во всем удивительное единомыслие. Так это сложилось, уж не знаю, по-хорошему или по-плохому. Но на протяжении последних 100 лет или около того, у шведов полнейшее единомыслие. Это не плохое качество, оно, в общем, и помогает Швеции стать страной развитой, процветающей, иметь высокую социальную безопасность и т. д.

Но это, конечно, также означает, что если общество поведут в каком-то направлении, то ты должен идти туда обязательно, потому что все пойдут туда. Русским людям это, конечно, трудно понять. В России единомыслия такого никогда не было. Когда было официальное единомыслие, то его в народе не было вообще. А в Швеции оно не только официальное, но еще и очень глубинное.

Считается, что окончательный поворот к единодушию у шведов произошел в 20-е годы XX века, после того как у них возникло корпоративное государство. То есть тогда, когда рабочие, профсоюзы и промышленники вместе создали шведский социализм. И шведский социализм предусматривал отказ от забастовок, а также некоторое единомыслие. И это дело состоялось и продержалось до сего дня.

— И что теперь будет с Джулианом Ассанжем? Есть ли ему на что надеяться и можем ли мы ему как-то помочь?

— Это, конечно, сложные вопросы. Помочь, конечно, хотя бы как-то можно. Так же, как помогают во всем мире, но не физически, а путем демонстраций и других акций поддержки. В Англии, Америке и в других странах происходят такие демонстрации и митинги, люди выходят перед посольствами Англии и Америки, требуют, чтобы Джулиана Ассанжа отпустили.

Понятно, что такие моральные политические требования малоэффективны, для того чтобы этого реально добиться. Конечно, были времена, когда можно было помочь и физически. Но сейчас как-то я не уверен, что есть какие-то другие способы.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...