М. Розовский: "Наш театр вышел из коммуналки"

В ближайшее время театру "У Никитских ворот" предстоит знаменательное событие — открытие большой сцены. О том, каков был этот путь от драмкружка, который размещался в коммуналке, до профессионального и всенародно любимого театра, в интервью главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказывает его бессменный руководитель Марк Розовский.

Марк Григорьевич, новое помещение вашего театра — самый настоящий политический успех. Расскажите, как вы к этому шли, каков был путь вашего театра?

— Родились мы в 1983-ем, а спустя три года получили статус Государственного театра-студии. Своего помещения поначалу не было, но потом нам отдали бывшую коммунальную квартиру, где мы практически 25 лет работали. Коммунальная квартира, хотя и большая, для театра была очень мало приспособлена. Питер Брук, великий режиссер нашего времени, однажды сказал замечательно, что театр — это не здание, не помещение. Театр — это нечто другое: то, что на подмостках, то, что мы творим на сцене.

Мы с нуля начинали, прошли весь путь завещанный Станиславским: от студии — к театру. Были любительским коллективом, можно сказать, на уровне драмкружка, потом — первым в стране театром, работающем на полном хозрасчете.

Сегодня мы — государственный театр, получающий небольшую дотацию. Мы относимся к тем, которым предрекают в ближайшее время крах. Все хотят разогнать государственные театры, потому что сегодня страна живет в новых рыночных отношениях и 700 театров на загривке у государства — непозволительная роскошь. Государство просто не в силах это тянуть.

Читайте также: Кошелёк или… творчество?

По сути, мы сами строили наш театр. И мы к нему, конечно, очень привыкли. Там все, каждый уголок, покрыт кровью, потом и слезами актеров. Но мы очень любим это наше гнездышко и наш "нано-театрик", как я сейчас его называю. В нем всего 80 с чем-то зрителей помещается. Ну на премьерах набивается до 120 человек. И мы даже испытываем сейчас некоторые ностальгические чувства, потому что нам предстоит переход на другую, новую сцену.

Зал на 80 человек — это определенная обстановка, камерность, интимность. Как ее перенести в новое помещение, которое намного больше?

— Наш театр как раз отличается тем, что на маленькой сцене мы делали не только камерные спектакли — с малым количеством действующих лиц, а играли колоссальные зрелища. И более того, люди очень любили как раз такие зрелища. Приходя в маленький зал, они получали такие эмоции, такой заряд от спектакля. Так что мы в этом смысле готовы к переходу.

— Если говорить о масштабных зрелищах, то стоит вспомнить, что именно вы первый в СССР поставили рок-оперу, на Бродвее ваш мюзикл шел.

— Да, "История лошади" — моя пьеса, моя музыка. Хотя я не знаю нот, но так уж случилось, что у меня действительно на Бродвее шла пьеса под названием "Страйдер". От слова stride "шагать" — они не могли перевести слово "холстомер". Эта пьеса идет во многих странах мира. А в минувшем сезоне в Музыкальном Ростовском театре я поставил огромный спектакль, называется "Звуки мюзикла", там участвуют около 200 человек. Я так соскучился по масштабному зрелищу.

— Старое помещение театра вы отдадите в фонд города?

— Нет, у нас просто будет две сцены. Актеры любят говорить, что там, где они играют, это как бы намоленное помещение. А вот новая сцена — она еще чистая, свежая. Еще нужно вложить туда душу, силы. Я первые 12 или 15 лет руководил театром, можно сказать, с подоконника. Потому что у меня кабинета не было. Да у меня и сейчас нет кабинета. Вот мы психологически себя готовим к этой новой жизни. Но дело, повторяю, не в том, есть у меня кабинет или нет, в конце концов, это не суть важно, а в том, какие спектакли мы будем делать.

— Вы старые спектакли тоже перенесете на новую сцену?

— У нас огромнейший репертуар — 35 названий. Частично старые спектакли переносим и, конечно, готовим новый репертуар для большой сцены, потому что начинается другой этап развития театра "У Никитских ворот". Совершенно новый репертуар, новые требования. Зал на 300 мест — идеально для драмы, идеально для музыкального сопровождения. С любого места видно, замечательная архитектура. Интерьер — никакой роскоши, я специально следил за всем этим, нет этого купеческого богатства. Все очень строго, и вместе с тем все отмечают, что со вкусом.

— Как проходило строительство нового помещения и сколько оно длилось?

— Стройка эта, надо признаться, оказалась долгостроем, потому что многие годы я все это пробивал, ходил по кабинетам, "высиживал". Горы бумаги, заявления, беседы — это не рассказать и пером не описать. Потом, наконец — 12 лет тому назад — было постановление Правительства Москвы.

Вот с этого момента и началась стройка. До этого еще требовалось пробить это постановление. Это было еще до путча, до 1991 года, еще в Советском Союзе. Советская власть тогда меня поддержала. Старт был дан, после этого началась поддержка, которая вылилась в неописуемое путешествие во времени. Надо было переселить людей, дать им новые квартиры — это все не просто. Особенно в наших условиях, когда были пустые полки.

Потом произошли путчи. Рядом с моим театром, я помню, во время второго путча танк стоял — охраняли здание ТАСС. Так что мы пережили очень много. А когда уже вышло постановление Правительства Москвы и люди были действительно переселены, начались набеги, наезды разные, как сейчас говорят, рейдерского характера, хотели захватить наше помещение. Мы отбились ото всех, хотя были абсолютно беззащитны.

— А как получилось, что дело, наконец, сдвинулось?

— Пришел новый мэр, деньги были выделены. И практически за последний год и два месяца все вдруг вспыхнуло с колоссальной силой. И вот мы сегодня счастливы открывать новое помещение. К нам уже приходил и Сергей Семенович Собянин, смотрел окончание этой стройки. Нас горячо и всегда поддерживала Людмила Ивановна Швецова.

А теперь будем делать так, чтобы это место стало нашим родным домом и любимым местом москвичей. Слава Богу, 29 лет в мой театр люди ходят. Хотя у нас там нет каких-то звезд сногсшибательных, имен, которые бы привлекали. Но у нас есть ансамбль, у нас замечательные артисты, мастера своего театрального дела. И надеюсь, скоро состоится торжественное открытие. Так что вы видите счастливого человека.

Читайте также: Секрет вечной молодости ветеранов сцены

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Интервью к публикации подготовила

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Марк Розовский: Неверие - горе горькое
Комментарии
Комбриг ВСУ приказал убить своего зама — вовремя не поздравил
Порошенко признался: Украина обнищала из-за разрыва с Россией
Несколько государств Европы лишились поставок газа. И на Россию не свалишь...
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Кравчук: Советский Союз развалили украинцы
Первые переселенцы по программе реновации могут переехать уже в феврале 2018 года
Трамп плагиатит Путина: США победили ИГ*
Трамп плагиатит Путина: США победили ИГ*
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Будут платить налоги: оказывающих платные услуги взяли "на карандаш"
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Плотность застройки в кварталах реновации не превысит 25 тыс. кв. м на 1 га
Российская сборная пройдет под своим флагом на закрытии Олимпиады
"Нафтогаз" призвал США сорвать "Северный поток-2"
Несколько государств Европы лишились поставок газа. И на Россию не свалишь...
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Геофизики зафиксировали странный гул, идущий со дна океана
Меркель: Россия стала силой, формирующей мировой порядок
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры