Страна с нищими регионами никогда не станет великой

Страна, особенно большая, не может быть сильной, успешной и развитой, если у регионов и муниципалитетов нет полномочий и средств для осуществления даже самых необходимых, естественных действий. Какой бы замечательно хорошей не была центральная власть, какие бы мудрые решения она не принимала по ситуации на местах, пока эти распоряжения туда дойдут, ситуация уже изменится. В таких условиях всегда сложно, часто — совершенно невозможно решить проблемы. Напротив — они будут только увеличиваться и обостряться.

Как быть? Почему федеральная власть по прежнему все забирает у регионов, и только в случае чрезвычайных ситуаций даёт им полномочия, но не дает средств для их осуществления? Как решить проблему? Будет ли в России когда-нибудь выстроена нормальная система управления — элементарное федеративное устройство, как и было названо? На все эти и многие другие вопросы Инны Новиковой ответил генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

Читайте начало интервью:

Дмитрий Журавлёв: либеральная революция — барская забава

Дмитрий Журавлёв: разные уровни общества должны иметь разные задачи

— Дмитрий Анатольевич, вы сказали, что региональная и местная власти — довольно слабые юридически, а самое главное — финансово. В бюджете — сплошные дыры, поэтому они ничего существенного сделать не могут. Тем не менее, какие-то проблемы они умудряются решать.

Когда началась пандемия коронавируса, ситуация была очень сложная. Президент сказал: берите власти сколько хотите и решайте эту проблему. Только денег на это опять не дали. Губернаторы страшно боялись, что не справятся с высоким поручением и вылетят со своих постов. Частично так и случилось, но в целом с ситуацией справились.

— Да. Изначально-то им предложили простую вещь: сами решите, какие границы свободы вы дадите своему населению, чтобы не допустить массового заражения, ограничить распространение инфекции. И это было абсолютно правильно. Я — не апологет власти и не противник.

Но объективно было бы правильно так делать в любой ситуации, по всем вопросам, не относящимся к прерогативе федеральной власти. Потому что если бы попытались это решать централизовано — регулировать как надо делать по всей стране, то тем для разговоров на месяц бы хватило. Вы же понимаете, как из Москвы это бы решалось?…

— Понятно, что в каждом регионе — своя специфика. Ряд регионов действительно показал слабость власти. В Омске, например, привозили больных к администрации губернатора, потому что больницы не могли их принять. Масса других подобных вопиющих ситуаций возникало в самых разных городах.

— Там всякое было. Были вопиющие случаи, были попросту глупые, были даже и героические. Но когда мы говорим, что власть показала свою слабость, дело не просто и даже совсем не в этом. Была бы слабая — надо ее выгнать и поставить сильную, и все.

Но проблема-то в том, что очень многие чиновники даже не представляли себе, что они должны вот этим заниматься. Тем более, они не знали, как это делается. И так с любым делом, а не только с этим COVID-19.

Ведь они от веку занимались только тем, что перекладывали бумажки с одного конца стола на другой. Тут же к ним пришли и сказали: у тебя — COVID, сейчас люди болеют, а многие помрут, давай принимай решения. А они же в жизни ничего реального не делали. Они не знают, куда бежать…

— Такое же было не только сейчас, а наверное, всю или почти всю историю и не только российскую.

— С Ивана Грозного точно, а может, и больше. Потому что жесткая вертикаль — это значит, что решения принимаются в одном месте. Но такая вертикаль работает, если у вас либо территория маленькая, либо коммуникации фантастически отработаны.

Пока приказ шаха спустится, ишак сдохнет

Потому что ты не можешь постоянно апеллировать к высшей власти, она просто не успеет за развитием событий. Пока ты доложишь, пока она примет решение и ответит, ситуация уже изменится.

Не потому, что кто-то плохой или хороший, а просто время пройдет и многое уже будет по-другому. События же развиваются постоянно. Поэтому все твои доклады и решения на них уйдут в никуда.

Тебе прислали приказ, а в реальности уже все другое. Его исполнить просто невозможно, потому что он не соответствует положению, по-другому все делать надо.

Это — вопрос соотношения и взаимодействия региональной власти и федеральной власти. Но вопрос-то этот, как вы правильно сказали, решается только вместе с деньгами. Потому что, если дать губернаторам свободу, но не дать денег, что они с этой свободой делать будут?…

— Тут еще проблема: если дать денег, то нужно очень внимательно следить, как эти деньги будут растрачены, туда ли пойдут…

— Вот! Вы абсолютно правы. Я думаю, что отчасти именно поэтому не очень большое желание у федеральных властей давать эти деньги. Потому что, как один большой начальник сказал в начале 2000-х, лучше долги отдать, хотя бы не разворуют. Когда появились первые после советской власти нефтедоллары, был такой монолог.

Если мы повышаем свободу регионов, мы должны повышать контроль над ними. Как это делать, тоже не до конца понятно. А потом, над контролером, видимо, нужен будет еще один контроль. Над этим контролером — еще контролер и так далее, процесс — бесконечный.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.