Николай Платошкин: поправки в Конституцию - чепуха

Зачем нужны поправки в Конституцию? Почему их нельзя внести в отдельные законы? Почему нет никакого международного законодательства? Почему международные законы могут действовать, только если мы сами этого захотим? Что будет, если Россия откажется от своих обязательств?

Николай Платошкин: "Предложения Путина - никакие" [Жизнь как она есть]

На эти вопросы главы медиахолдинга "Правда.Ру" Вадима Горшенина в передаче "Жизнь как она есть" ответил российский дипломат, политолог и историк, доктор исторических наук, доцент, завкафедрой международных отношений МГУ, лидер движения "За новый социализм" Николай Платошкин.

Читайте начало интервью:

— Николай Николаевич, вы сказали, что негативно относитесь к предложенным президентом поправкам, потому что они вообще никакие. Но в любом случае многие эти предложения не обязательно закреплять в Конституции, можно их в действующие законы вносить, а что-то оттуда выносить, можно принимать отдельные законы…

— Можно поставить, положить…

Зачем придумали поправки в Конституцию

— Но совершенно не понятно, зачем такие мелкие вопросы вписывать в Конституцию. И зачем нужно всенародное голосование, для утверждения тех статьей Конституции, которые не требуют всеобщего референдума?

Нас с вами по пенсионной реформе кто-то спрашивал? Между прочим, мы собрали тогда три миллиона подписей, по-моему, за три недели, с просьбой дать возможность высказаться. Причем, понимаете, на нас тогда наплевали.

Мне тогда политика наших властей напоминала бандеровскую Украину. Помните, Донбасс ведь просил референдум, дайте возможность проголосовать. Они не дали.

Сейчас вопрос в следующем: Путин понимает, что дело швах — рейтинг 30 процентов, надо что-то делать. Выкинули Медведева как громоотвод. Поставили каких-то других, но таких же комедийных персонажей, которые не любят свой народ, на мой взгляд, очень сильно.

Но после пенсионной реформы, которую Путин лично поддержал, вот эта фенька, что "хороший царь — плохое правительство" уже не катит. Все.

Поэтому вам Путин говорит: "Друзья, я понял, что-то у нас не так. Давайте Конституцию менять — сделаем новую страну". И начинает нам с вами грузить всякую фигню, которую, как вы понимаете, действительно можно изменить прямо сейчас.

О двойном гражданстве чиновников

Например, чиновники не должны иметь двойное гражданство. Правильно.

Так я, например, как дипломат уже его не имел. Это в законе уже давно все было написано, что лица, находящиеся во власти, не могут быть гражданами другой страны. Если что-то не так — закон поменяйте, и все.

Все это делается для чего? Лишь бы показать, что президент заботится, да и отвлечь внимание от действительно важного.

О приоритете международного права

Или бредятина, что международное право у нас по Конституции превалирует над российским и в этом вся проблема. Я к вам сейчас шел, НОД-овцы стояли у Курского вокзала опять, требовали отменить американскую Конституцию на том основании. Один мне сказал: "Вы что, еще не уехали?" Я говорю: "Вас самих выгоним сначала, потом разберемся".

То есть международное право во всех странах мира, и в Советском Союзе так было, всегда превалирует над внутренним законодательством, что абсолютно логично, потому что это обязательство России, это международные договоры России.

Хотите — заключайте. Понимаете, меня цинизм Путина здесь вообще поражает.

Я лично готовил десятки международных договоров. Но они никогда здесь не применяются, прежде чем их парламент не утвердит.

Сначала международные законы проходят длительную процедуру на соответствие российскому законодательству, иначе мы их не подписываем. И после этого — внимание! — каждый из этих договоров подписывает президент. Только после этого международный договор становится законом России. И совершенно так же их можно и отменить.

Он что, этого не знает, что ли? Как же можно так обманывать людей?!…

— Здесь, смотрите, вопрос, если я правильно понимаю, о приоритете международного законодательства над российским.

— Нет, неправильно. Международного законодательства нет.

— То есть только международные соглашения, утвержденные нами как законы, имеют приоритет над внутренним законодательством.

— Да.

— Почему вообще этот вопрос встал и почему сейчас все это обсуждают?

— Этот вопрос поставлен искусственно, чтобы нам было, что обсуждать. Вот мы с вами сидим, обсуждаем эту фигню, которая с точки зрения здравого смысла вообще бессмысленна…

— Но для того, чтобы нам работать в Евросоюзе, в Европарламенте, принимать участие в их органах, мы подписали и ратифицировали необходимые документы.

— Могли и не подписывать.

— Да, могли. И там обязательным пунктом стоял ЕСПЧ. В результате потом пошли всяческие судебные неприятности, из-за которых, собственно говоря, и возникли все эти проблемы, в том числе политические какие-то у них истории. Но мы можем и денонсировать наши соглашения по Европейскому суду, еще по каким-то вещам, не внося никакие поправки в Конституцию.

— Да. Ведь международные вопросы, по которым заключаются соглашения, надо регулировать в любом случае.

Например, визовые отношения. Вы же ездите куда-то, правильно? Значит, с этой страной надо подписать соглашение, регулирующее порядок въезда-выезда. Пожалуйста, можете не подписывать. Но тогда вы — бесправный человек. Вы туда приехали, и они с вами что хочешь могут сделать. А если есть соглашение, вы скажете: "Вот пункт такой, вы не имеете права".

Вообще как все это происходит? У нас появилась потребность с какой-то страной что-то отрегулировать. Я, Платошкин Николай Николаевич, получаю полномочия на ведение переговоров от имени МИДа. Мы с ними делаем проект соглашения. После этого я обязан уже без всякой Конституции разослать это соглашение на согласование всем российским профильным ведомствам на предмет соответствия законодательству России.

Либо они с этим соглашаются, либо мы это просто убираем. И после этого мы получаем полномочия опять от парламента на подписание. Подписали. После этого в этот же самый парламент Платошкин приезжает и говорит: "Есть такое соглашение, прошу его вас одобрить, ратифицировать". Что это такое?

Ратификация — это принятие закона Российской Федерации о введении этого соглашение в законодательство России.

После этого президент еще подписывает. Только после этого мы уведомляем противную сторону, что такого-то числа у нас произошла ратификация, с этого момента мы выполняем обязательства.

Что за бред, что это превалирует над каким-то законодательством? Чепуха. Как оно может превалировать?…

Предположим, опять, вы приехали в Италию, у нас с Италией есть соглашение о правовой помощи. Что это означает? Не дай бог, с вами что-то случилось, вас арестовали. Вы говорите, в соответствии с российско-итальянским соглашением, ну-ка, мне представителя посольства, иначе я разговаривать не буду. А они вам говорят, что в нашей деревне такой-то другое законодательство, которое противоречит договору с Россией, мы в гробу его видали, будете сидеть без посла.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...