Дмитрий Журавлев: пока народ шумит - это еще не конец

Насколько изменят систему поправки, предложенные президентом в Послании? Почему народ вслед за властью все больше заражается инфантилизмом — политическим спидом? К чему это может привести? Примеры из недавней истории и других стран.

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Отношение народа к власти

— Дмитрий Анатольевич, пару месяцев назад по одной теме проводили опросы одновременно ВЦИОМ и "Левада-Центра". Понятно, что у них бывают разные результаты и не всему можно верить. Но на этот раз у них получились достаточно близкие результаты, поэтому похоже на действительное отражение общественного мнения. Спрашивали, что люди думают о власти. И 70 процентов населения считает, что власть очень далека от народа, 53 процента считает, что власть вообще не волнуют интересы народа.

— Кстати, это мировая практика. Если во Франции или где-то еще провести такой опрос, то результаты будут примерно такими же. Везде то же самое.

— Вы меня хоть немного успокоили. А то я как-то расстроилась за нашу власть.

— Нет, как раз я еще больше расстроился.

Потому что политический спид стал массовым, не только власть, но и народ уже заражен.

Кто отменил Советский Союз

Ведь в чем проблема? Вы никогда не задумывались, как три полупьяных человека могли отменить Советский Союз?

— Они не отменили. Советский Союз отменил все-таки Горбачев. Три полупьяных человека собрались, подписали какую-то бумажку, отметили эту бумажку и разъехались по домам.

— Ну четыре.

— Да, а потом Горбачев уже это признал и подтвердил, хотя и он не имел таких полномочий…

— Вы могли себе представить какого-нибудь первого секретаря ЦК партии (не потому, что они были хорошие, а потому что была система), который мог бы отменить Советский Союз? Давайте тогда так вопрос зададим. В том-то и дело, что главная проблема позднего Советского Союза была именно в этом, что народ, уставший от Михаила Сергеевича, стал жить по принципу: вы — где-то там, а нам домой пора.

Великолепная песня есть у Леонида Сергеева про отношения власти и народа "Мы все хотим…"

— Я все могу. — Мы тоже что-то можем.

— Я все хочу. — Мы тоже все хотим.

— Смело вперед! — Нет-нет, мы все поможем.

— Смело вперед! — Мы лучше постоим…

Вот в чем проблема.

Когда народ становится не в позицию "а ну немедленно решайте, меняйте, а то мы выйдем с вилами", а в позицию "поняли, что вы решать ничего не будете, что у вас — своя жизнь, а у нас — своя, мы в своей жизни будем сами разбираться, а вас и знать не хотим" — вот это конец.

А пока еще стоит шум и гам, это еще не конец, это еще все можно легко исправить.

— Люди вспоминают Советский Союз. Там под конец не было вил, но выходили на площади, там много всего было, хотя были танки.

— Помню я эти танки.

— Три танка, да.

— Но если бы надо было, то Белый дом берется ротой с глубоко закрытыми глазами.

— Просто это бессилье власти, которая не смогла защитить себя.

— В том-то и дело: просто ГКЧП показал, что, оказывается, он и чижика съесть не может. Топтыгин даже на это уже был не способен.

А как было в Киеве?

— Когда в 2014 году начались беспорядки в центре Киева, западные лидеры наперебой звонили Януковичу и требовали, чтобы не применяли против митингующих силу, и Янукович послушался. А потом народ был уже настолько раздражен Порошенко, что даже за Зеленского все проголосовали.

— Нет, Зеленский-то, понятно, почему выиграл выборы. Это не сложно.

Потому что Украина искала старика Хоттабыча внутри политической системы. Путем научного тыка выяснили: Хоттабыча там нет.

А они хотели получить человека, который завтра с утра выдернет волосок из бороды и изменится вся жизнь.

Политическую систему, которую сами же и сделали, уже на себе попробовали, так что мало не покажется — и все меняется только к худшему. Значит, надо взять человека извне.

Зеленский — из той же оперы, что и Трамп, и нынешний французский президент, и т. д. — уже достаточно много таких примеров.

Я не об уровне компетенции говорю, а об отношении к политической системе. Поэтому они искали человека вне политической системы. Потому что уже полностью разочаровались в политической системе. И у нас ситуация, в общем-то, во многом похожая.

В последние годы тоже мало что меняется, а жизнь людей только ухудшается, причем именно действиями самой власти. Поэтому мнение народа к тому же приближается.

Сейчас президент своим Посланием Федеральному собранию, видимо, именно поэтому все перетряхнул и оживил. Но еще не понятно, что получится.

Надо посмотреть, насколько система власти действительно изменится, готова ли она к этому, будет ли прислушиваться к людям…

Франция: как было с Макроном

— Да, все это так. А Макрон, вы считаете, был вне политической системы?

— Он из элиты, но не из политической системы. Народу презентована была именно эта его сторона. В политике не участвовал, как писали в советское время в анкете.

— Беспартийный, не состоял, непричастен.

— Да, беспартийный, рядовой.

Такой и нужен, потому что на тех, кто во власти, уже ни у кого никакой надежды нет.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...