США присвоили право навязывать свою волю по всему миру

Почему США присвоили себе право вершить свою волю по всему миру? Почему российская власть слабо реагирует на наглый отъем нашей собственности и арест граждан? Возможно ли на это серьезно ответить? Как, если возможно? И почему не отвечаем?… Поможет ли решать эти проблемы приоритет российского права над международным?

Почему после поправок в Конституцию по изменению политического устройства и системы власти в России получится президентско-парламентское государственное устройство?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Конституция должна работать на страну, а не против неё

Как реагировать России на беспредел США

— Дмитрий Анатольевич, вы сказали, что если Россия не будет выполнять какие-то международные решения, то нам могут нанести материальный вред, например, арестовать нашу собственность. Так это и происходит, даже не если им что-то у нас не нравится, а просто они так решили. В Америке нашу собственность внаглую конфисковали несколько раз, и не только там.

— Да. Были и знаменитые истории, и не такие шумные, но была и есть такая опасность.

И здесь вопрос — в нашем желании и нежелании на эту опасность реагировать. Заметьте, у Советского Союза никто ничего не арестовывал, потому что у него авторитет был большой.

— И любые наши граждане, особенно известные, подвергаются опасности, оказавшись за границей. Например, летчика Владимира Ярошенко схватили в Либерии, привезли в Америку, и он сидит в американской тюрьме. Тот же Виктор Бут...

— Да, это еще один аспект.

Американцы присвоили себе такое право казнить и миловать по всему миру.

Это уже не вопросы международного права. Они присвоили себе право использовать внутреннее право Соединенных Штатов Америки для решения любых международных вопросов.

Они запросто могут арестовать российского гражданина в третьей стране, подчеркиваю — не на территории Соединенных Штатов, в соответствии с решением обычного американского суда первой инстанции. Потом вывезти его в США, судить этим судом, приговорить и приговор привести в исполнение. Это же ни в какие правовые рамки и в здравый рассудок не укладывается.

— А мы ничего не можем сделать… Или все-таки можем?

— Обломки однополярного мира. Мы можем сделать. Вопрос в том, что не произойдет ли потом эскалация этой проблемы. Помните, как с той самой собственностью в США?

Мы можем после этого реагировать жестко. Но когда две ядерные державы начнут реагировать жестко, проблема иранского кризиса покажется детским садом.

Именно поэтому мы можем, но и не можем.

Поправки в Конституцию по изменению системы власти

— Все-таки можем, но не реагируем… Но давайте поговорим о поправках в Конституцию по изменению системы власти, перераспределении полномочий. Полномочия президента очень сильно меняются. Причем, конечно, странно, что они сейчас меняются, когда уже четвертый срок, а не раньше.

Отчасти (отчасти, подчеркиваю) это объективно так:

  • они меняются сейчас, а не раньше, потому что это вопрос готовности партийно-парламентской системы к этим изменениям.
  • С другой стороны (все время двойственность), чем раньше они были бы проведены, тем быстрее партийно-парламентская система к ним была бы подготовлена.

Потому что в чем огромный плюс этих поправок? В том, что у партии появляется функция, кроме функции быть избирательным штабом. Потому что у парламента появляется возможность влиять на формирование правительства и, следовательно, появляется эта возможность у политических партий. Роль партий меняется.

У нас партии созданы на вырост.

Мы их создали, когда создавали политическую систему, дали им некоторые функции, а некоторые функции просто не возникли, потому что в них на тот момент не было необходимости.

В действительности селекция избирательной системы, то есть роль партии как демпфера между экономической и политической элитой в России отсутствует, потому что нужды в ней нет.

Не потому что мы какие-то плохие, у нас что-то неправильно, а мы еще не так сложно устроены, чтобы нужен был отдельный институт, который занимался бы взаимоотношением политической и экономической элиты, как это происходит в развитых странах. Просто такое еще не родилось.

И вот это решение — шаг вперед в развитии именно партийной системы, не только роли парламента, но и роли политических партий.

Что еще очень интересно.

При этом президент не теряет полностью контроля над процессом ни формирования правительства, ни что важнее — его отставкой.

В поправках не написано, что в отставку правительство отправляет Дума. В отставку его все равно отправляет президент.

То есть се равно складывается некое равновесие между президентом и парламентом. Не сказано, что мы перешли в парламентскую форму правления. Да, у нас парламентско-президентская или, скорее даже, президентско-парламентская форма получается. И это, на мой взгляд, тоже неплохо.

Потому что резкие скачки политической системе вредны. И то, что изменения происходят поэтапно, это тоже хорошо.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев