Россия живет трубами: Тюмень - нефтегазовыми, Москва - медными

В России — кризис и разруха. Это уже совершенно ясно. Есть отдельные примеры процветающих регионов, но чем объясняется их успех?

Есть отдельные успехи и победы, но общее состояние экономики ужасающее, и оно медленно, но постоянно ухудшается. Регионы нищают и вымирают. Люди тоже. Кто виноват, и что делать — каждый решает сам. Будет ли свет в конце?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Конституция должна работать на страну, а не против неё

США присвоили право навязывать свою волю по всему миру

Чем отличается отечественная оппозиция от импортной

Москва и Тюмень

— Дмитрий Анатольевич, как вы сказали, мало того, что из-за несправедливого распределения налогов регионам постоянно надо выпрашивать деньги у центра, так еще регионы очень разные. В Москве или Тюмени учителя получают порядка 80 тысяч, а в большинстве регионов не больше двадцати. Хотя вроде бы одна и та же ставка.

— Да, а есть регионы, где еще "веселее". Мне тут недавно пришлось с одним представителем региона выступать по телевизору, он говорит:

"Не может быть. Ты маленькие цифры называешь". Я говорю: "Это твоя статистика, это из твоего региона Росстатом была статистика приведена".

— На самом деле в большинстве регионов действительно все очень грустно. Профессор МГУ Наталья Зубаревич недавно выступала в сенате и говорила очень убедительно, приводила цифры о плачевной экономической и социальной ситуации в России, ужасные данные о демографии и всех остальных аспектах.

У нас всего два региона наполняют в бюджет: Москва и Тюмень. Тюмень — это понятно, там нефть, газ и трубы. Москва — тоже понятно, медные трубы — власть и отбор денег у регионов, концентрация власти и денег. Есть еще немного малодотационных регионов. А большая часть просто уже еле-еле выживают.

Татарстан и Якутия

— Это тоже сложно. Понимаете, про Татарстан, который третий по размеру региональной экономики, или Якутию с ее ресурсами сложно сказать, что они бедные.

Скорее, речь идет именно о перераспределении средств так, что они должны почти все отдать центру, и в результате они в этой середине остаются.

Якутия, где много алмазов и золота, при не очень большом населении не может быть бедной по определению.

— Когда пришел Егор Борисов, то он сразу сказал, что в алмазной республике не должно быть бедных. Но он долго был там главой правительства и президентом, а бедные как были, так и остались.

— Я про то и говорю, что если в таком регионе экономика слабая, то это вопрос не частный, это вопрос системы.

Калужская и Нижегородская области

— Может быть, еще и вопрос руководства — не только федерального, но и регионального? Например, повезло Калужской области. Там очень долго руководит замечательный губернатор Анатолий Артамонов. Только Новая Москва заканчивается и начинается Калужская область — сразу же огромный комплекс "Самсунг", НЛМК, "Фольксваген" и т. д. Много чего они там настроили.

И в Нижегородской области — тоже, потому что и там был очень толковый губернатор Валерий Шанцев. Получается, что если толковый руководитель, то он самый обычный регион может сделать привлекательным, так?

— Что касается именно Шанцева, я с глубоким уважением к нему отношусь. Я еще успел поработать в аппарате полпреда президента в Приволжском федеральном округе, как раз когда он пришел туда губернатором. Но все-таки я понимаю, что ему было чуть легче, чем другим губернаторам. У него был его московский тыл. Он пришел из Москвы, из московской мэрии.

— Конечно, у него был другой опыт, большие связи, другие горизонты…

— Да, и компетенции были другие.

— Шанцев был у нас в студии. Он говорил, что он проводил огромное количество переговоров, но это только малая часть работы по привлечению инвестиций. Там же были какие-то американские предприятия даже во время санкций. И он говорил, что это очень сложно.

— Но по большей части мы вообще не умеем это делать.

Мы же 70 лет прожили при монополии внешней торговли. А теперь нашим региональным руководителям сказали: "Ребята, привлекайте деньги сами".

А это же особая специфика, специальная профессия, это уметь надо. И Шанцев, который работал в столице, опять же, получил знаний и опыта, умений в этом аспекте гораздо больше, чем любой другой.

— Артамонов не работал в столице, но он тоже очень хорошо привлекал инвестиции. Они начинали с того, что проводили много лет подряд международный музыкальный конкурс. Я даже как-то оказалась на таком мероприятии и очень удивилась, зачем губернатор это делает.

— Про конкурс не знал. Все остальное знаю.

— Да, а Анатолий Дмитриевич, сказал, это хорошо, прекрасно, очень нужно и полезно.

— Хотя вроде бы какой практический смысл в этом?…

— Но оказалось, что это помогло привлечь инвестиции.

Ульяновская область

— Что плохо в моей любимой Ульяновской области — не виноваты губернаторы. Потому что эта область им такой досталась. Поэтому не буду ругать людей, которые подвиг совершили, что там вообще работали. При одном из губернаторов там был долг размером в несколько бюджетов Ульяновской области. Потом пришел ныне действующий губернатор. Не будем хвалить власть.

Но сейчас Ульяновская область не имеет долгов перед федеральным бюджетом. А это можно было сделать только привлечением инвестиций. Потому что из воздуха деньги не появятся.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев