Конституция должна работать на страну, а не против неё

Насколько изменят Конституцию поправки, внесенные президентом Путиным? Удастся ли реализовать приоритет российского права над международным и что нам это даст?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

— Дмитрий Анатольевич, поскольку вы занимаетесь региональными проблемами, предвкушаю очень интересный разговор на эти темы, поскольку у федеральных СМИ в приоритете темы международные или общероссийские, но в стиле "все хорошо, прекрасная маркиза". А с Нового года у нас уже столько внутренних событий произошло, и они развиваются, продолжаются, появляются новые… И все просто настолько важные, что обойти их просто уже невозможно.

Приоритет международного права

И давайте начнем с поправок в Конституцию, предложенных президентом Владимиром Путиным. Раньше он же всегда говорил, Конституцию не нужно менять, хотя несколько раз в течение последних лет эта тема не раз поднималась. А сейчас он сам вносит такие глобальные поправки, в том числе по пресловутой 15-й статье "О приоритете международного права", а также по касающимся всяких социальных льгот.

— Что касается 15-й статьи, давайте посмотрим, будет ли она еще отменена.

Я так понимаю, что пока речь идет о ее смягчении, о том, что приоритет международного права будет отсутствовать, но приоритет международных договоров останется.

— Как так может быть?

— Надо посмотреть, как это будет в конечном счете звучать. Сейчас у нас в стране действительно приоритет международного права, то есть любое международное решение, любой документ ООН, например, является выше нашего закона.

Те поправки, которые вносит президент, означают, что главенство на территории России будет иметь российский закон. Но международные обязательства России будут все-таки выше российского закона. Но это то, что мы сами подписали.

— В том числе и то, что мы подписали в прошлом.

— Да. Но действует только то, от чего мы не отказались, то, что мы ратифицировали и выполняем.

— Можно конкретизировать, какие именно международные законы будут все-таки обязательными?

— Договоры.

— А договоры могут вступить в противоречие с российскими законами?

— Скорее всего, из них сейчас уже никакие. Это вопрос, скорее, принципа, понимаете? Проще говоря, можем ли мы заключить договор с другим государством или подписать какой-то международный документ, если его суть противоречит российскому законодательству? Пока можем. До сих пор мы еще были обязаны выполнять все международные нормы автоматически просто потому, что они есть.

В соответствии с современными поправками мы уже не обязаны автоматически выполнять те нормы, которые противоречат нашему закону. Но мы обязаны выполнять договоры.

Это разные две вещи.

  • Все сегодняшние ключевые российские договоры носят военно-политический характер, и в этом смысле они нам никак не мешают.
  • Но если завтра российское правительство, российский парламент, российский президент подпишут договор, имеющий социальное содержание, то он будет выше российского закона.

Решения Европейского суда

— Есть Европейский суд по правам человека, куда на Россию просто потоком жалобы идут. Но тут еще есть проблема, что решение районного суда потом может быть отменено и пересмотрено еще до того, как Европейский суд вынесет решение. И порой получаются большая путаница и совершенно нелепые решения. Но случается, что были решения Страсбурга, что государство должно выплатить огромные суммы, в том числе Ходорковскому обязали заплатить. Как быть со всем этим?

— Сейчас в одном регионе Европейский суд присудил местному борцу с режимом большую компенсацию. Мне прислали письмо об этом. Я думаю, что мы здесь все-таки сможем бороться с такими решениями.

Решения международных судов не являются договорными обязательствами Российской Федерации.

У нас нет договора, который требовал бы от нас исполнения решения международных судов.

Тут есть другая опасность: если мы даже не будем выполнять эти решения, то в соответствии с этими решениями можно наносить нам материальный вред. Например, арестовать нашу собственность.

Вот с этим уже сложнее.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев