Как сильный Совфед накренил корабль власти

Почему федеральный центр все гребет под себя и совершенно не заботится о регионах? Почему губернаторов и председателей заксобраний убрали из Совета Федерации? Какую опасность представляла такая система? Не есть ли усиление Государственного совета создание тех же граблей? Или это уже совсем другие грабли?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Читайте начало интервью:

Конституция должна работать на страну, а не против неё

США присвоили право навязывать свою волю по всему миру

Чем отличается отечественная оппозиция от импортной

Россия живет трубами: Тюмень — нефтегазовыми, Москва — медными

Как распределяется бюджет между центром и регионами

— Дмитрий Анатольевич, некоторые губернаторы из старой команды (да и сейчас такие есть) говорили, что центр должен понимать, что надо Россию развивать, у нас большие расстояния, они должны нам помогать в этом и оставлять налоги, иначе мы ничего не сможем сделать.

— К сожалению, и должны — в том смысле, что если у нас такая система межбюджетных отношений, то тогда должны.

Тогда действительно надо направлять больше средств в регионы или все делать централизованно. Либо надо менять систему межбюджетных отношений, и только тогда можно будет спрашивать с регионального руководства.

Просто если у вас 60 процентов налогов в федеральный бюджет уходит, то какое-то количество должны возвращать. Но это же было создано в начале 2000-х сознательно, не по глупости и не из желания испортить жизнь людям. А потому что после ельцинского "берите суверенитета, сколько хотите", нужен был противовес. И противовес, слава Богу, нашли, хотя бы финансовый.

— Противовес — 60 процентов отдайте?

— Да, противовес нашли не в политике, а в экономике, чтобы губернатор потом приходил в Москву за деньгами.

Но сейчас-то уже 20 лет прошло с 2000 года.

Есть ли опасность в таком распределении бюджета

— А если регионы объединятся и скажут, что надоело нам давать вам 60 процентов, потом ходить и просить, и еще не факт, что дадите. При этом 56 процентов бюджета на благоустройство городов приходится на Москву. То есть вся остальная Россия во мгле.

— Объединятся вряд ли по той простой причине, что каждый, скорее, захочет, чтобы он получил больше дотаций, чем соседи… Это политика, точнее, политтехнология.

Объединятся — не объединятся. Но то, что в губернаторском корпусе это не вызывает радости (я пытаюсь парламентские выражения выбирать) — это факт. Было уже несколько выступлений. Тот же глава Татарстана в свое время выступил на эту тему. И не он один. Просто его выступление самое громкое и с грохотом прошло.

— И все осталось так же…

— Это принцип. Сейчас новое правительство. Все останется так же или нет?… Посмотрим.

Госсовет и Совбез — в чем разница

— Теперь у Государственного совета будут более серьезные полномочия, и статус его будет очень серьезный. Формирует его президент. Есть еще и Совет Безопасности.

— Нет, Госсовет и Совет Безопасности — это разные органы. Если брать советские аналоги, то в Советском Союзе эти органы располагались по вертикали, то есть один подчинялся другому.

Госсовет — это ЦК, Совет Безопасности — Политбюро, группа высших чиновников, которые принимают политические решения.

  • Политбюро тогда формировалось Центральным комитетом. Но это все-таки другая история. А именно по функционалу они примерно соответствуют.
  • Государственный совет — это сумма национальных лидеров с мест, которые будут решать в основном вопросы внутренней политики.

Как устроен Совфед сейчас и как было раньше

— В Совете Федерации разве нет региональных лидеров?

— Нет, давно уже. Там другая форма, другой принцип формирования. Вот если бы они там были, то Госсовета и быть не могло. Ведь сначала как раз лидеры регионов — губернаторы и председатели заксобраний — составляли Совет Федерации. Если бы механизм формирования остался тот, который был, то Госсовет был бы лишним.

Совет Федерации практически и был государственным советом региональных руководителей. Там собирались по два главных руководителя региональной власти со всей страны: глава законодательной и исполнительной власти каждого региона.

Получился институт такой мощности, что ни о какой системе сдержек и противовесов просто невозможно было говорить.

Бориса Николаевича, которого можно обвинить в чем угодно, только не в излишней демократичности, они гоняли, как волки зайца. Вспомните знаменитое голосование по генеральному прокурору. Мощность суммы всех губернаторов, да еще защищенных парламентской неприкосновенностью, оказалась такая, что выстроить классическую систему сдержек и противовесов на этом было невозможно.

Даже Ельцин, как президент, у которого были ультраполномочия, оказался слабее как институт. Дело — даже не в личности Бориса Николаевича и не в личностях этих сенаторов. Тогда Егор Строев был председателем, он был вполне лояльный человек.

Но как институт тогдашний Совфед оказался настолько мощный, что корабль накренился. Поэтому был создан другой принцип формирования.

— Испугались.

— Да, корабль всей власти накренился просто. Стало очевидно, что сладу с ними не будет. И провели изменения.

— А не есть ли усиление Госсовета — опять эти же грабли? Или это уже другие грабли?

— Уже другие, на мой взгляд.

Может быть, коллеги не согласятся со мной. Но это другие грабли.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев