Источник Правда.Ру

Владимир Шаповалов: Случайные люди президентами США не становятся и в элиту не попадают

Политолог Владимир Шаповалов поговорил с Pravda.Ru об американской олигархии и о том, в чем разница между олигархами из США, Украины и России.

- Исследование Принстонского Университета, опубликованное 21 апреля, говорит о том, что политическая система США узурпирована олигархами. Основная мысль, проистекающая из исследования: Демократии в США нет. "Экономические элиты и организованные группы, представляющие интересы бизнеса, имеют существенное независимое влияние на политику правительства США, в то время как группы, представляющие интересы масс, и среднестатистические граждане имеют либо минимальное, либо никакого независимого влияния на политику правительства США", — говорится в отчете.

Это не новые исследования по теме отсутствия демократии в США, об этом пишут другие американские экономисты — Уильям Томпсон, Джозеф Хики и Леонард Бигли, которые говорят о таком понятии как "плутократия". Но в этом отчете впервые вводиться понятие олигархи. Кого их них вы можете назвать в США?

Почему-то раньше именно самого термина "олигархи" американцы предпочитали избегать?

Что-то другое может быть они под этим и сейчас подразумевают?

- Во-первых, результаты этого исследования совершенно неудивительны, и если мы анализируем в целом современную политическую систему в тех или иных странах, то мы, конечно, должны отказаться от достаточно упрощенного и культивируемого Западом, в частности, США подхода. Подход этот сводится к тому, что якобы существует некий эталон демократии — это США, и есть другие страны, которые не соответствуют данному эталону.

Такой подход, с моей точки зрения, является следствием тех геополитических процессов, которые имели место в последние 20-30 лет и которые связаны с распространением геополитического влияния и усилением экономического влияния США после распада СССР.

Именно этот момент 20-летней данности, именно эта историческая точка — распад СССР — привела к ощущению победы американской системы ценностей. Можно вспомнить знаменитую книгу Фрэнсиса Фукуямы "Конец истории и последний человек", можно вспомнить книги и статьи Збигнева Бжезинского и много других американских обществоведов, социологов, политологов. Многие достаточно активно проводили мысль о том, что американская система является идеалом, и эта идеальная система есть эталонная демократия.

На самом деле это, безусловно, иллюзия. Давайте с вами рассмотрим двухпартийную политическую систему США, в которой на самом деле крайне узок неполитический сегмент, участвующий в активном политическом процессе. Это такая центристская умеренная часть республиканской и демократической партии, это очень узкий сегмент, это даже не все республиканцы и демократы, это та их часть, которая формирует некий консенсус интересов, так называемый вашингтонский консенсус.

Обратите внимание на то, каким образом эти две партии сменяют друг друга, их роли во власти. Вспомните крайне архаичную, несовершенную систему президентских выборов в США, непрямых выборов; систему, которая, по сути, приводит к таким результатам, как в 2000 году, когда победа Буша-младшего не состоялась бы, если бы выборы были прямыми, а в силу несовершенства и архаичности избирательной системы Буш-младший стал президентом.

Если мы вспомним поименно ведущих политиков, лидеров, посмотрим на их семейное положение, на их финансовое положение, достаточно хотя бы вспомнить Клинтона, Бушей, клан Кеннеди, мы увидим, что политический класс в США крайне незначителен, узок и очень узко корпоративен и элитарен. Происхождение этих людей и их биографии свидетельствуют о том, что эти люди проходят тщательную отборку, ротацию, случайные люди не попадают в американскую элиту, и даже Барак Обама, первый темнокожий президент, по сути, в течение достаточно долгого периода проходил фактически стажировку в качестве будущего президента.

 

Политический класс крайне закрыт, совершенно не связан с обществом. По сути, мы имеем две очень жестко вертикально построенных политических машины — демократическую и республиканскую партии, которые абсолютно не связаны с интересами реальных избирателей. Представьте себе ситуацию, единственный возможный вариант политической карьеры — это прохождение через множество фильтров внутри эти двух партийных машин. Никакой альтернативы, никакой независимый политик не может появиться в принципе, он обречен.

То же самое касается медийного пространства. Которое очень жестко разделено между двумя правящими партиями, и любое СМИ или в той или иной степени значимый интернет-ресурс обязательно принадлежат той или иной политической партии.

Ну, и самое важное — это финансы. Безусловно, мы должны признать, что за американской политической элитой, за двумя американскими партиями стоят люди, обладающие очень серьезным экономическим весом. Это крупный бизнес, это транснациональные компании, которые занимают ведущие позиции не только в американской экономике, но и в мировой экономике на сегодняшний день. И все эти корпорации фактически поддерживают, стимулируют, финансируют тот политический класс, который сформирован ан сегодняшний день в США. При помощи информационных ресурсов, тех или иных политических манипуляций.

Таким образом, мы вполне можем признать, что политическая и финансовая составляющая американской власти носит олигархический характер. Почему раньше этот термин не употреблялся? Я думаю, что сейчас определенные проблемы возникли, которых не было раньше, проблемы относительного кризиса американской политической системы, экономической системы, относительного падения роли, значимости Америки в мировой экономике, в мировой политике. Несколько чувствительных ударов получила как американская экономика, так и американская политика — это Ирак, Сирия, Украина внешне, неудачная реформа здравоохранения внутренне.

Все эти факторы приводят к критическому переосмыслению, переоценке американской политической системы, в том числе внутри самой Америки, и следствием этого становятся такого рода оценки, о которых мы ведем речь, потому что оценки связаны со свидетельством того, что система носит олигархический характер.

— Можно ли провести аналогии с российскими, украинскими олигархами?

- Безусловно, есть аналогии. Они состоят в том, что население и власть в значительной степени обособлены друг от друга. Население, в общем-то, не имеет реальных рычагов воздействия на принятие политических решений, но совершенно очевидно, что украинские и американские варианты достаточно сильно отличаются. В США с их многовековой системой политического развития, в рамках которой США избежали революции (я имею в виду, с момента принятия американской конституции, после которого страну ждало достаточно спокойное, эволюционное развитие) за этот долгий период были заложены формальные и неформальные правила, институты, нормы поведения, которые делают систему власти, вне всякого сомнения, олигархическую, скажем так, хотя бы внешне цивилизованной.

В этом смысле мы можем употребить термин "цивилизованная олигархия" в отношении американской политической системы. Безусловно, этот термин не может быть употреблен в отношении украинской политической системы, которая, во-первых, формируется последние 20 лет, во-вторых, формируется в условиях жесткого этнокультурного противостояния двух частей Украины, в-третьих, формируется в условиях кризисов и внутренних политических и экономических потрясений, которые не способствуют созданию и формированию формальных и неформальных практик. И следствием этого становится то, что украинская система — это система дикого, неприкрытого олигархического правления, вне всякого сомнения.

Такие прецеденты, как назначение тех или иных олигархов губернаторами, пример достаточно необычный, все-таки в условиях сформированной квазидемократической системы, которой являются США, так не принято. Украинская система — это система дикого олигархата, в отличие от Америки.

Что касается России, то, безусловно, мы можем провести аналогию современного украинского этапа развития политической системы и того, чтобы в России в 90-х. Нынешние Коломойский, Тарута, Порошенко мало чем отличаются от Березовского, Ходорковского, Гусинского конца 90-х.

 

В России эта система неприкрытого дикого правления финансовой олигархии была разрушена президентом Путиным в 2002–2003 годы и больше не возрождалась. И, вне всякого сомнения, на сегодняшний день в России совершенно иная система формируется, складывается система, при которой финансовая элита государства, которая вне всякого сомнения, существует, оказывает минимальное воздействие на принятие тех или иных политических решений.

Из всего этого мы, наверное, должны сделать вывод о том, что наша система в этом смысле существенно менее подходит под определение олигархического строя.

— Профсоюзов у них там сейчас совсем нет? Движение чаепития представляет интересы среднего класса?

— Что касается профсоюзов, их роль и значение существенно сократились в последние десятилетия. Речь не идет о том, что профсоюзы исчезли в принципе, но сильным активным политическим игроком они перестали быть в силу того, что происходит процесс деиндустриализации. Мощные индустриальные центры Америки перестают существовать, перепрофилируются. Можно в качестве примера привести Детройт, город-призрак.

Значительные промышленные активы выводятся из Америки в страны третьего мира, а этот наносит колоссальный удар по организованному профсоюзному движению, поскольку именно индустриальные рабочие составляют его основу. Это характерно не только для Америки, очень не менее активно идет в Европе, в Англии после известного периода реформ Маргарет Тэтчер, но совершенно очевидно, что для Америки этот процесс очень наглядный.

Роль профсоюзов в политической жизни значительно уменьшилась, и профсоюзы, как основной спонсор, основной организатор демократической партии на сегодняшний день уже, конечно, не является таковым. Фактически роль профсоюзов в качестве основы демократической, более левоцентристской партии, начинают играть другие социально-политические группы. В частности, это группы, представляющие те или иные меньшинства, в том числе этнические меньшинства, языковые и культурные, сексуальные меньшинства, интеллектуалы американские. Все они становятся основой, социальной базой нынешней демократической партии. В силу этого профсоюзы теряют свою основную политическую роль.

Что касается Движения чаепития — я не думаю, что мы можем здесь проводить прямую параллель между ним и интересами среднего класса. Скорее мы можем сказать, что интересы среднего класса в достаточной степени дифференцированы и не связаны с той или иной политической группой. Средний клас очень сильно дифференцируется в последнее время в США, и вот этот процесс играет сейчас достаточно большую роль.

Статья по теме:

Олигархия окончательно подмяла под себя США

Другие материалы по теме:

Бенджамин Пейдж: Власть в США узурпирована Американские эксперты: Политическая система США практически полностью узурпирована

 

Может ли американский народ изменить положение дел в политической жизни страны? Нужно ли ему это? При каком политическом строе легче всего жить цивилизованному обществу?

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Не забудьте присоединиться к "Правде.Ру" в "Telegram". Мы рады новым друзьям
Комментарии

Рассекречен еще один документ из "Особой папки" — на этот раз доклад НКВД Государственному комитету обороны, Иосифу Сталину и Вячеславу Молотову о бандах украинских националистов. Основное внимание составителей доклада сосредоточено на трех западноукраинских областях — Ровенской, Волынской и Тернопольской. Этот документ подписан наркомом Берией.

Рассекречено: НКВД — Сталину о борьбе с бандеровцами

Рассекречен еще один документ из "Особой папки" — на этот раз доклад НКВД Государственному комитету обороны, Иосифу Сталину и Вячеславу Молотову о бандах украинских националистов. Основное внимание составителей доклада сосредоточено на трех западноукраинских областях — Ровенской, Волынской и Тернопольской. Этот документ подписан наркомом Берией.

Рассекречено: НКВД — Сталину о борьбе с бандеровцами