Похороны превращают в утилизацию

Проблем в сфере ритуальных услуг достаточно много: это и стоимость услуг, и вопрос со статусом кладбищ, и неэтичное поведение некоторых участников рынка.  Напористость похоронных агентов, их алчность порой не знают границ. О проблемах и специфике этой отрасли Pravda.Ru рассказал председатель профсоюза работников ритуальных служб Антон Авдеев.

Сами ритуальщики связывают перекосы в своей отрасли с тем, что с 2003 года, когда на похоронном рынке было отменено лицензирование, отрасль осталась практически без контроля. Теперь у нее появился государственный куратор в лице Минстроя, готовятся поправки в закон «О похоронном деле». Помогут ли они навести порядок в ритуальной сфере? 

- Антон, cложно представить, чтобы ребенок мечтал стать могильщиком или гробовщиком. Как и почему люди приходят работать в ритуальную отрасль? 

- Вообще, большинство приходит работать, конечно, случайно. Зовут знакомые или родственники, но часто получается, что это как бы самой судьбой предписано. Вот я, например, учился в 24-й школе на Бауманской, из дома проходил мимо 4-го судебного морга. Все время мне было любопытно посмотреть в дырочку, замазанную краской, что же там происходит. Потом интерес к этому пропал, но вот случайно (меня тоже привели) попал в эту сферу. 

- Все-таки приходят из-за денег? Или бывают другие мотивы? 

- По-разному приходят. Похоронная отрасль, конечно, специфична, но в ней есть отражение всего, что происходит. Похоронка отражает социальное, экономическое положение общества. 

- Да и этическое - тоже. 

- Да, и причем отражает, как через линзу. Все положительное и отрицательное, что существует в большой экономике, у нас чувствуется особенно остро. Поэтому у людей часто бывает такое сильное раздражение. 

- Что происходило в отрасли в последние годы? 

- В советское время при дефиците товаров и услуг зарплаты были у всех. Их не на что было потратить, поэтому народ складывал на черный день под матрасы столько, сколько нужно. Но легализовать это дело внутри похоронной отрасли через высокое качество товаров и услуг было невозможно. Просто не хватало людей, которые могли бы производить более качественные товары и услуги. Разделение и углубление труда было сделать невозможно. 

В 90-е годы был короткий период просаживания из-за обвала рубля, но потом все равно продолжался подъем. С середины 90-х, как разрешили частный сектор в похоронной отрасли, основным механизмом развития отрасли была расширенная модель воспроизводства. Сам механизм финансирования похоронки изначально - это пожертвования.

По своей сути, природа денег, попадающих в похоронку, - пожертвования на умерших, а не на личное употребление того, кто платит. Народ жертвовал, что у него было. 

И, соответственно, сама отрасль, осваивая эти поступающие ресурсы, начинала производить все более качественные товары и услуги. Ездим теперь на автобусах с кондиционерами, например. Гробов у нас - 150 с лишним типов, а не три, как было в 80-х годах. 

Но у нас кризис наступил в 2007 году, на год раньше, чем во всей экономике. И сильно позже, чем произошла отмена лицензирования. Отрасль достигла такого масштаба, когда уже невозможно было создавать новые товары и услуги, потому что нет платежеспособного спроса. 

- То есть на рынке стало тесно? 

- Да, у нас наступил типичный кризис капитализма. Сначала не хватает ресурсов для поддержания амортизации основных фондов, снижается оплата труда, возникают социальные противоречия внутри организации, люди начинают разбегаться, пытаться выжить по одному. Это вызывает гипертрофированную конкуренцию, отток средств в конкурентную форму, но не по качеству, а по информационному полю. То есть надувается информационный пузырь по рекламе, по взяткам, по административному ресурсу. 

И вот этот пузырь начинает высасывать из реального сектора в себя все, что может быть. В результате - у нас нехватка ресурсов на сегодняшний день на содержание кладбища, ухудшение качества непосредственно самого реального сектора, продолжение падения оплаты труда и так далее. 

- Какими-то способами проблему решить? 

- Вообще, история человечества - это ряд циклов в больших масштабах, это - процессы, вложенные в друг друга, только разного размера. В истории человечества было всего три формы административно-хозяйственного управления в похоронной отрасли. Недавно ушедший от нас социализм или госкапитализм, когда все заработанное обществом добро складывается в общую кучу, и оттуда распределяется. Что-то попадало и в похоронную отрасль по остаточному принципу. 

Вторая модель - это рыночная система, которая у нас пошла с 90-х годов и, условно говоря, к 2007 практически умерла. Сейчас она в агонии находится. Ее пытаются поддержать, но она, скорее всего, не выдержит.

И есть третья форма, которая была еще до советской власти. Это общественное управление похоронным делом и похоронными объектами - вся ритуалка. 

Вопрос похорон - это социально значимо для всего общества, а не индивидуальной семьи. Соответственно, вопрос уборки кладбищ - участие всех членов общины, деревни или округи. Это происходит в рамках какой-то идеологии, неважно, религиозной или мама пнула, сказала: надо. И сейчас нам требуются подобные, какие-то совсем отличные от нынешних механизмы управления, которые строятся не на капитале, а на сакральности, на авторитете. 

- Как сейчас организовано похоронное дело? 

- У нас всегда участников процесса - три: народ, власть и бизнес. Крупный бизнес власть сейчас частично забирает под себя. Есть и элементы самоорганизации, когда люди в рамках самоорганизационных процессов помогают друг другу, что-то делают вместе. В целом, все просто - власть, бизнес и народ. 

Но сейчас получилась некая картинка, что когда состязающиеся меж собой субъекты предпринимательства в пустую тратят огромное количество ресурсов. Внутри бизнеса есть свои кланы, силы, расклады... 

Кладбище - это обязанность всего общества, поэтому государство не может отдать их полностью в бизнес. На сегодняшний день они находятся в ведении государства. Есть попытки запустить механизм частного кладбища, но получается не очень. Очень маловероятно, что хватит ресурсов для поддержания там порядка.

Тогда нужно собирать деньги с населения. А это разрушает систему традиционных ценностей. У нас место захоронения предоставляется умершим, умерший не может сам за себя платить. 

Власть должна подавать сигналы, быть носителем смыслов. А у нас получается, что у кого больше денег, у того больше прав. Раньше были совершенно четкие гарантии каждому человеку на территории Российской Федерации на погребение. Обращаю внимание, что Россия выступала в данном случае как носитель смыслов для каждого человека, а не только гражданина России. Гражданин или не гражданин - неважно!

Человеку было гарантировано исполнение его волеизъявления в части захоронения рядом с захоронением родных и близких, на свободное место или в могилу, где у тебя уже родственники. 

Если ни того, ни другого нет, то тогда мы тебе вот - новый участок захоронения бесплатно. Понятно, что если тут - бесплатно, там - бесплатно, то инструментом финансирования были пособия. То есть каждому дается пособие.

Теперь это размылось, потому что в последней версии похоронного закона написано так: каждому человеку на территории Российской Федерации гарантируется исполнение его волеизъявления в соответствии с настоящим федеральным законом. 

А упоминание про бесплатный участок возникает только в 32 или 33 статье и выглядит так: местные органы власти должны установить размер бесплатно предоставляемого участка. А теперь мы ставим себя на место любого губернатора или мэра, который должен понять, где ему взять ресурс на создание кладбища, то поймем, что это можно взять только в бюджете.

А придет к нему проверка и спросит: а почему ты из бюджета не бюджетные расходы вдруг запустил? Он говорит: как же, вот закон, в котором написано, что я должен определить размеры... 

Формулировки внимательно читай! Местные органы власти обязаны определить размер участка! А где написано, что ты должен создать кладбище? Вот ты должен выпустить постановление о том, что устанавливаю размер бесплатно предоставляемого участка, например, 5 квадратных метров, а кто его создаст, в этом законе - нету. 

Я не хочу сказать ничего плохого про людей в Минстрое, но занимался разработкой этого закона отдел твердых бытовых отходов... Это люди, которые понимают в утилизации. Просто их мозги на это настроены. 

- Разные отрасли совершенно, разные принципы работы абсолютно. 

- Да, абсолютно и совершенно, потому что конечным результатом похоронной отрасли является не создание материальных благ или сохранение накоплений, а сохранение памяти. Описано было еще Эмилем Дюргеймом, ровесником товарища Карла Маркса, который изучал все обряды и ритуалы. Он говорил, что полная иррациональность любого ритуала с прагматической точки зрения дает ему преимущество в том, что конечным результатом является укрепление социальных связей между его участниками. 

У нас сейчас мир строится на разрушении социальных связей, и единственное, где они укрепляются между людьми, - на похоронах. В этот момент внутри каждого возникают порывы помогать друг другу.

И мы сейчас берем вот эту самую главную часть похоронной отрасли и превращаем тупо в утилизацию. И начинаем говорить только на языке утилизации. Мы теряем самое главное - человеческое. 

- А все-таки много ли в отрасли людей, для которых важен приоритет сакральности? 

- Лет 8 назад из тех, кого я знал, таких были единицы, но сейчас стало больше. Если ты себя чувствуешь ремесленником, значит, придется начать менять себя. Это не значит, что он должен за бесплатно работать. 

- Бизнесмены вымываются в какой-то степени? 

- Конечно, бизнес вымывается, остаются ремесленники. Мы готовы идти на то, чтобы перестать быть бизнесменами при похоронке, но тогда должна быть ответная часть со стороны тех людей, которые просят нас, обращаются за помощью, потому что мы тоже как-то должны жить, есть, пить и все остальное. Если нас не будет, вы столкнетесь с проблемой, которую не сможете никогда решить. 

У меня просто своя сейчас точка мировоззрения на мироустройство сложилась. Человеческая личность живет вечно. Это можно описать современным технологическим языком. 

Религия - это форма донесения в определенный момент для населения, обладающего определенным уровнем знания, этой идеи. Современному населению нужно описывать это языком квантовой физики. И в этом свете душа живет вечно. 

Читайте также:

Чиновники займутся темой вечности

В последний путь за казенный счет

ФАС хочет конкуренции на кладбище

Подготовил к публикации  Юрий Кондратьев 

Беседовала

 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


В последний путь — по заоблачным ценам

В самое ближайшее время для развития успеха в Дейр эз-Зоре, сирийской армии остро необходимо в ближайшее время переправиться на левый берег Ефрата. В этом им помогает авиация ВКС России.

Уникальные видеокадры уничтожения "флота" ИГИЛ* на Евфрате
Комментарии
Европа признает Каталонию, Россия - ЛДНР
Погибнут миллионы: пророки и ураганы раздули панику в США
Европа признает Каталонию, Россия - ЛДНР
Европа признает Каталонию, Россия - ЛДНР
Турция посоветовала Евросоюзу быть поскромнее с Россией
Астрономы нашли еще одну Луну, вращающуюся вокруг Земли
Тайный план США по спасению империи
Европа признает Каталонию, Россия - ЛДНР
Новое исследование повергло медиков в ужас
Перепись вассалов: почему Россия отвергла план Трампа
Дагестанец языком изнасиловал женщину
"Яблоко" предлагает России смириться
Убийца пауэрлифтера устал скрываться и сдался следствию
"Яблоко" предлагает России смириться
Совет Европы: конфликт на Украине привел к всплеску ненависти и русофобии
В Сети опубликовали имена и фото участников митингов Навального
В Сети опубликовали имена и фото участников митингов Навального
Перепись вассалов: почему Россия отвергла план Трампа
В Сети опубликовали имена и фото участников митингов Навального
В Сети опубликовали имена и фото участников митингов Навального
"Выкорчевать заразу": Каспаров поставил России условие