Что ждет Европу с приходом Макрона?

Итак, в первом туре президентских выборов во Франции с небольшим отрывом победил Эммануэль Макрон. Вряд ли приходится сомневаться в том, что и во втором туре победа будет за ним: ему сольют голоса все те, кто против "Национального фронта" Марин Ле Пен. Но что дальше? Чем обернется победа 39-летнего банкира — своего рода "киндер-сюрприза" — для Франции и для Европы?

Победа Макрона — это ярчайшее свидетельство кризиса традиционной политической системы.

Макрон — не представитель партии, тем более традиционной партии, то есть некоей устойчивой политической структуры, опирающейся на определенную социальную базу и выражающей ее взгляды и интересы.

То, что сделало Макрона, — это движение, созданное специально под эти выборы; это флэшмоб. И в этом победа Макрона не отличается, например, от киевского "майдана": та же "оранжевая" технология, только в применении к цивилизованной Франции.

В чем ее суть? В том, чтобы, в полном соответствии с военной наукой добиться решающего перевеса сил в нужном месте и в нужное время. Программа Макрона (вернее, набор его обещаний) позволила ему в кратчайшие сроки добиться такого перевеса: он мобилизовал молодежь, выросшую в условиях единой Европы.

Это совершенно особенное социальное явление. Для этих молодых людей история началась в конце прошлого века, с созданием ЕС, в условиях краха СССР. Все, что было до того, — национальные государства и войны, вызванные противоречиями между ними; убогие технологии, порождавшие социальное неравенство и неспособные обеспечить всех работой и едой; расовые, социальные, религиозные, сексуальные предрассудки, стравливавшие людей друг с другом, — все это "проклятое прошлое". И с ним нужно поступить, как сказано в "Марсельезе": "Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног!".

Больше Европы, больше свобод, больше новейших технологий — вот, обобщенно говоря, программа Макрона. Вперед! En Marche! В царство свободы, разума, всеобщей любви и процветания!

Ничего не напоминает?

Вот именно. Это революция. Вполне в духе Франции. Там всегда так: чуть что — революция. Не обязательно с Бастилией или "Авророй". Для французов революция — это прежде всего смена режима. У них только республиканских режимов было уже пять: сейчас, строго говоря, действует режим "пятой с половиной" республики (после того, как президент Саркози изменил конституцию).

Регулярные революции происходят отнюдь не из-за легкомыслия французов. Причина в хронической неспособности французских элит обеспечить своим гражданам то, что те хотят: постоянное улучшение качества жизни. У Франции попросту нет достаточных ресурсов для этого. Да, это великая держава, у нее есть ядерное оружие, высокие технологии, развитая демократия и вообще практически все, что нужно для непрерывного поступательного развития. Однако, по признанию самих французов, их страна — это пассажир, который с билетом второго класса уселся в вагон первого класса.

Что такое победа Макрона с этой точки зрения? Это очередная попытка остаться в первом классе и не скатиться вниз. Правление традиционных партий (правых при Саркози, левых — при Олланде) выявило их бессилие. Они, равно как и "Нацфронт", — выходцы из "проклятого прошлого", итогом которого стало сегодняшнее бедственное положение страны и отсутствие перспектив у молодежи. Они не создают завтрашнего дня. У них нет билета в первый класс.

Но французы свято верят, что место в первом классе им должно принадлежать по праву. Они не готовы скатываться до уровня Испании или Греции. И Макрон сумел убедить их в том, что заветный билет в лучшее будущее у него. Молодой банкир очень нов и красноречив, и он сказал именно то, что от него хотели слышать: про новые технологии, про могучую Европу, сила которой — во Франции, про вселенскую ответственность французов, от которых зависит будущее Европы и всего мира.

Он не говорил только про одно: откуда возьмутся ресурсы на все это? Или — что одно и то же — каким образом он будет выполнять свои обещания? И что будет, если он не выполнит их?

Единственный способ сделать то, о чем говорил Макрон, — это заставить европейские механизмы работать на Францию. То есть — подвинуть Германию, чтобы она позволила Парижу по-прежнему не выполнять условия финансовой стабильности (раздувать госдолг), отдала бы французским компаниям часть экспортных рынков, пустив их, например, в восточноевропейские страны, а также чтобы Берлин отдал своему "ближайшему союзнику" вожделенную роль руководителя единой европейской внешней политики.

Согласится ли на это Германия? Это самый главный вопрос. И ответ — вряд ли. Европейская солидарность дело хорошее, но сложно себе представить, чтобы немецкие концерны добровольно отошли в сторону и отдали бы свои традиционные "поляны" французским коллегам? Или, скорее, конкурентам? С какой стати они станут пускать их в Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, в Прибалтику, на Балканы, в Турцию? Ведь у немцев своя повестка дня, у них тоже проблемы с безработной молодежью, с мигрантами, с традиционными партиями. И у них свои выборы — уже этой осенью.

Словом, на немцев надежда слабая. Остается Британия. Если не Берлин, то Лондон поймет проблемы Парижа и поможет, то есть поддержит претензии Франции к Германии. Вполне вероятно, что британцы научат французов, как грамотно требовать "реформы ЕС" — такой реформы, которая уничтожала бы германское господство в Евросоюзе. Ведь именно подобная реформа была альтернативой Brexit. Видимо реформаторский проект Лондона получил от Берлина настолько четкое "нет", что Brexit стал неизбежен. Макрон может сыграть в ту же игру, прикрываясь требованием "Больше Европы!"

Иными словами: победа Макрона мало что решает. Она привела к власти слабого политика, без определенной базы и сколь-нибудь внятной программы. Честно говоря, он сильно напоминает пана Порошенко. Его роль — стать очередной пешкой в очередной партии под названием "битва за Францию".

Читайте также:

Будущее Европы зависит от Франции

Макрон против Ле Пен: кого выберет Франция

WikiLeaks: ЦРУ нагло вмешивалось во французские выборы

Второй тур: за французский "трон" будут биться Ле Пен и Макрон

Макрон победил в первом туре выборов во Франции с минимальным отрывом

Ле Пен назвала своего соперника Макрона "слабаком"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


ВЫБОРЫ ВО ФРАНЦИИ: ПОЧЕМУ МАРИН ЛЕ ПЕН МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ ВО ВТОРОМ ТУРЕ

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Пожар в Ростове: причины, условия и последствия — Максим ВИНТЕР
Стала известна стоимость американского угля для Украины
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
В строительстве Крымского моста западные СМИ увидели "нападение России на украинский суверенитет"
Почему не стоит бояться военных маневров США и КНР — Виктор МУРАХОВСКИЙ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
МФО: как маленькие деньги приносят большие проблемы — ЭКСПЕРТЫ
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
За верность мужу женщину насиловали вчетвером
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение