Китай забрал Гонконг. Что дальше?

30 июня 2020 года в Китае вступил в действие закон о национальной безопасности Специального административного района Сянган (САРС). Документ призван предотвращать угрозу национальной безопасности Китая в САРС, в том числе попытки подстрекательства к ограничению власти Пекина, террористическую активность и вмешательство иностранных агентов в дела Гонконга.

В соответствии с новым законом подобные деяния могут караться серьезными тюремными сроками вплоть до пожизненного заключения. Для реализации закона в Сянгане будут сформированы специальные представительства органов государственной безопасности.

Данный документ получил резкую критику со стороны:

  • США,
  • Великобритании,
  • Канады,
  • Австралии
  • стран Евросоюза.

В частности, госсекретарь Соединенных Штатов Майк Помпео сравнил Китай с нацистской Германией, а помощник президента США по национальной безопасности Роберт О'Брайен обвинил Пекин в захвате Гонконга.

Говоря языком нормативных правовых актов, слова О'Брайена можно трактовать в ключе стремлений Вашингтона захватить взбудораженный сторонниками движения BLM Сиэтл. Суверенитет Китая над САРС закреплен условиями договора аренды части Цзюлунского полуострова и множества островов (крупнейшие — Гонконг, Ланьтау и Ламма), заключенного британской короной с империей Цин в 1898 году.

Говорить о каком-либо "захвате" Китаем своей же территории неуместно.

Сам договор аренды был заключен по результатам унизительного поражения Китая в двух Опиумных войнах, превративших его в полуфеодально-полуколониальное государство.

Синьхайская революция 1911 года фактически стала итогом народного движения за освобождение от колониального гнета Великобритании и частично Франции.

Новые британские территории стали "порто-франко" — беспошлинной зоной, в которой резко вырос товарооборот и закрепились международные финансовые институции. За последовавшие 99 лет господства короны над портом крупным потрясением в жизни колонии стала японская оккупация, закончившаяся в 1945 году.

А после "Культурной революции" 1949 года Гонконг стал единственным каналом, по которому осуществлялись контакты молодой Китайской Народной Республики со странами Запада.

Благодаря росту промышленного производства и своему особому статусу в 1970-х годах Гонконг превратился в один из крупнейших финансово-экономических центров Восточной Азии. Вместе с тем до окончания срока аренды Великобританией оставались три десятилетия.

К чести Соединенного Королевства стоит отметить, что условия договора с Китаем о передаче Гонконга в 1997 году никогда не оспаривались.

Проявляя заботу о жителях колонии (а заодно и о своих финансовых интересах) Великобритания вела сложные переговоры с властями Китая о будущем нынешнего САРС после передачи суверенитета. Дискуссии завершились принятием Совместной китайско-британской декларации 1984 года, в соответствии с которой территория Сянгана в 1997 году передавалась Китаю полностью.

Особым пунктом декларации стало положение об образовании особого административного района, сохраняющего высокую степень автономии, в котором действует местное законодательство в течение, как минимум, 50 лет после передачи.

Уже тогда либерально настроенная часть населения предпочла эмигрировать, на общественное мнение гонконгцев значительно повлияли события на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, когда власти жестко подавили студенческие волнения в столице.

В 1992 году Конгресс США утвердил акт, согласно которому Гонконг после перехода под юрисдикцию Китая по всем экономическим вопросам будет рассматриваться Вашингтоном в качестве самостоятельного субъекта.

Церемония передачи Гонконга под суверенитет КНР состоялась 1 июля 1997 года. На территории бывшей британской колонии был сформирован САРС, находящийся в непосредственном подчинении центральному правительству Китая.

Автономия предусматривала широкие права во всех сферах, включая независимые органы власти за исключением военной и внешней политики. Китай также гарантировал неизменность сложившегося в Гонконге социально-экономического строя в течение 50 лет, в том числе сохранность гонконгского доллара, статуса свободной экономической зоны и всех международных соглашений, заключенных в период британского колониального правления.

Передача Гонконга Китаю стала поворотным событием в жизни его населения. Жители бывшей британской колонии, пользовавшейся к тому же статусом особой экономической зоны, организовали протестные движения. С 1 января 2013 года протесты приобрели массовый характер. Фактически, до настоящего времени протестные настроения стали визитной карточкой Сянгана.

До 2019 года китайско-британские договоренности об особом статусе района в целом соблюдались. Китайский закон об экстрадиции, предусматривающий выдачу Пекину всех лиц, подозреваемых в совершении преступлений спровоцировал очередную волну протестов. Его действие распространялось на большинство оппозиционеров и диссидентов, как следствие, мирные демонстрации приобрели характер погромов с массовым вандализмом, "коктейлями Молотова" и прочей атрибутикой цветных революций.

По мнению китайских экспертов, с которыми сложно не согласиться, в митингах принимали участие сотни тысяч человек благодаря координации их спецслужбами Запада. Подтверждением этому стала широкомасштабная информационная кампания в американских и европейских СМИ, выступивших единым фронтом в поддержку протестующим.

Протесты парализовали транспортную инфраструктуру гонконгской агломерации и нанесли серьезный ущерб экономике САРС. Результаты действий манифестантов оказались прямо противоположными их требованиям — 30 июня 2020 года Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей принял закон о национальной безопасности Гонконга.

Сегодня многие западные политики обвиняют Пекин в нарушении китайско-британской декларации об автономии Гонконга. Однако, нельзя не отметить, что новый закон явился прямым следствием вмешательства Запада во внутренние дела Китая.

Несмотря на местами обоснованные протесты жителей Гонконга, в ситуации, когда в САРС демонстрациями нарушено свободное передвижение граждан и наносится прямой ущерб экономической деятельности, власти Китая стремились найти компромиссное решение и сохранить автономный статус района. Но агрессивные политико-дипломатические меры Запада развязали руки Пекину. И теперь правовой статус автономии действительно будет пересмотрен.

Серьезно подлил масла в огонь гонконгских протестов британский премьер Борис Джонсон, пообещавший гражданство Соединенного Королевства миллионам жителей города. Вместе с тем массовая эмиграция сянганцев на территорию Великобритании маловероятна, а их жизнь в качестве иностранных подданных на китайской территории будет сопряжена со значительными ограничениями.

По всей видимости, размах протестов в ближайший год существенно сократится. Лидеры оппозиции уже уничтожили аккаунты в социальных сетях и группы с призывами к митингам. Некоторые из них публично отказались от участия в протестных движениях. С высокой долей вероятности интеграция САРС в политическую систему Китая неизбежна, отдельные элементы системы, выстроенной в период британского господства сохранятся на долгие годы

P.S. Наименование мегаполиса — Сянган или Гонконг — при написании иероглифами неизменно, но в кантонском диалекте (им пользуются местные жители Гонконга) и в общепринятом языке путунхуа произносится по-разному. Но это имеет значение лишь для иностранцев. Если следовать наиболее распространенным языковым нормам Китая, все же Сянган.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...