В России и в мире: справедливость - понятие растяжимое

Почему в Послании Владимир Путин вдруг заговорил о необходимости изменения Конституции? Какие реформы нужны в стране?

Почему без диверсификации и справедливого перераспределения доходов меры соцподдержки и любые усилия по оживлению экономики и достижению социального согласия — мертвому припарка?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал политолог, доцент Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков.

Читайте начало интервью:

Послание президента — диверсификация власти

Путин очень долго запрягал. Поедем ли быстро?

Леонид Крутаков: наших олигархов давят на Западе как клопов

Как власть рушит общество и пытается откупиться

Как поделить доходы России

— Леонид, вы сказали, что власть ничего существенного для народа и развития страны не делает, а мерами социальной поддержки пытается откупиться от людей, подобно купцам, раздающим деньги, чтобы психологически реабилитироваться за обворовывание. Короче говоря, по социальным вопросам у нас…

— Короче говоря, пока мы не решим задачу устранения такого космического разрыва в доходах, о нормальной "социалке", увеличении уровня жизни основной массы людей и каком-то развитии экономики и страны в целом даже мечтать бессмысленно.

Потому что объяснить какими-то уникальным качествами Потанина, Дерипаски или Усманова то, что их доходы в несколько тысяч раз выше, чем у Марьи Петровны, невозможно.

— Марья Петровна не додумалась до участия в налоговом аукционе, а они вот додумались.

— И все, это разовая акция. А почему сейчас?…

Дело в том, что логическое объяснение понятию "справедливость" дать трудно. Это слово сейчас часто применяют, и его Путин применил, но оно абсолютно абстрактно.

Его трудно посчитать, но при этом именно это является основой любого гражданского мира, любой стабильности в обществе.

Вот пока в обществе нет ощущения справедливости разделения совокупного национального продукта, потому что производится он не с помощью Дерипаски и Усманова, а с помощью Марьи Петровны и Сергея Петровича и всех прочих.

Пока эти пропорции, что этим на всех 0,1 процента, а этим все, будут сохраняться, вот так и дальше система не будет работать. Она уже давно работает вразнос.

И попытка откупиться от народа частью, добавив к этому 0,1 процента еще мизерную долю, не решит проблему. Ее надо системно решать. Это вопросы экономики, ее взаимодействия с политикой, согласование интересов и понимания.

Политический контур у нас крайне важен, потому что без него вы — никто, потому что экономика вне силовых институтов не существует.

Тогда надо признать, что мы все честные и в раю находимся, что все соблюдают условия сделок и правила дорожного движения. Тогда они лишние, потому что они не нужны, мир и благодать вокруг.

Но в реальности без силовой составляющей ни одна экономика не работает, она возникает только в рамках силового контура.

И этот силовой контур обеспечивает экономику. В этом смысле и Путин прав, потому что реконструкцию России он начал с силовых структур.

— Но такая история длится уже два десятка лет.

— Да.

Приоритет международного права — менять или не менять?

— И мы неоднократно говорили о том, что у нас есть такая прекрасная 15-я статья Конституции 93-го года, которая провозглашает приоритет международного права над законами России. И президент неоднократно говорил, что не нужно менять Конституцию, а в этот раз сказал, что нужно менять. Почему именно сейчас он сказал, что суверенитет нашего государства необходимо закрепить в Конституции? Так долго ждали. Но раньше об этом он ничего не говорил. Что случилось?

- Во-первых, случилось несколько серьезных уроков:

  • начиная с ареста Бута,
  • с отъема здания консульства в Америке,
  • с отъема собственности по санкциям,
  • были серьезные случаи нарушения права частной собственности.

Раньше наша элита верила в некое существование светлого образа демократического цивилизованного Запада, абстрактного общего рынка, общего закона, который для всех одинаковый, все равны перед законом и т. д. А сейчас четко продемонстрировано:

"Ребята, вы — туземцы. Тот закон, что действует на нас, на вас не распространяется. У вас можно все забрать, вас можно всего лишить".

Как у Лесина, покойного, несколько квартир в США забрали просто потому, что есть подозрение, что он связан с Путиным.

А где суд, хотя бы видимость правовых процедур? Это же собственность, она же гарантирована законом.

То есть было показано, что нет закона и управы на них, есть просто право силы, а якобы некая сила права — это все иллюзия, сказки для тех, кто слушается, потому что правила существуют для тех, кто их исполняет, а для сильных правил нет, они сами их устанавливают.

Сейчас идет смена вообще формата международных отношений и в том числе и юридических, и право силы очевидно впереди.

— Давно уже. И американцы убивают очередного высокопоставленного иностранного гражданина, причем когда он как официальное лицо находился на территории другого государства, без каких-либо формальностей, но открыто и показательно.

— Да, это уже настолько вызывающе. И самое главное, никто ведь в так называемом цивилизованном мире это даже не осудил. Вот и все.

Поэтому международного права на самом деле вообще не существует, существует международный порядок.

И на самом деле это всегда так было и будет.

Поэтому всегда важен паритет сил. Международное право институализируется на неких нормах только тогда, когда мы понимаем, что мы других уничтожить и съесть не сможем. Оно всегда возникало после продолжительных кровопролитных войн, когда садились за стол и говорили: "Все, воевать и драться — уже сил нет…"

— …Все патроны кончились.

Международное право: шаг вперед, два назад?

— Да, поэтому давайте какие-то правила обговорим, красные линии прочертим, кто куда не идет, здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачиваем…

А когда мы соглашаемся с тем, что американцы бомбят, уничтожают страны, сносят правительства, забирают в свою собственность нефтяные запасы, это становится фактом международного порядка.

Поэтому России говорят, что вы нарушаете международный порядок, мы его по факту нарушаем, потому что раньше согласились, а теперь говорите, что так не пойдет, но это уже норма, мы это уже приняли. Конечно, сила решает все. В этом смысле, помните, как изменилась мировая повестка после того, когда наши "Калибры" нанесли удар по боевикам ИГИЛ*? Моментально изменилась.

Оказывается, у России есть такое оружие. Если до этого Америка выступала против ядерного оружия, потому что у нее была иллюзия, что они по высокоточному гиперзвуковому превосходят Россию, разваленную и уничтоженную, лапотную, а вдруг выяснилось, что нет, это Россия превосходит.

И мы видим, что происходит: Америка отказывается от РСМД, Америка опять ядерное вооружение на щит поднимает, неизвестно, что будет со стратегическими вооружениями.

Скорее всего, будет, потому что опять ядерный потенциал и паритет опять становится основой международного порядка.

Если до этого Америка говорила "давайте уберем", потому что они думали, что у них в другом превосходство, то теперь они понимают, что с русскими уравновесить можно только с помощью ядерного оружия. И Путин, кстати, сказал о членах Совета Безопасности, куда входят ядерные державы, которые правом обладают.

Мы возвращаемся к тому миру, который пытались превратить в однополярный. Мы на исходные позиции откатываемся, кто потом двинется вперед, пока не понятно.

* Организация, запрещенная в России.

Читайте продолжение интервью:

Послание президента — отправная точка для глобальной реформы?

Зачем России много центров власти

Леонид Крутаков о "Единой России", Госдуме, Мишустине и новом правительстве

Михаил Мишустин — преемник или звено, передатчик или строитель?

Международное право по пиратскому принципу: можешь — делай

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев