Леонид Крутаков: наших олигархов давят на Западе как клопов

Диверсификация власти, перераспределение полномочий президента — необходимость или маневр? Почему дивиденды олигархам за 2018 год оказались выше, чем инвестиции в науку всей страны за этот же период? Будет ли что-то реально меняться? Почему русских бизнесменов на Западе давят как клопов и поняли ли они, что без сильной России они и есть на самом деле просто вши?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал политолог, доцент Финансового университета при Правительстве РФ Леонид Крутаков.

Читайте начало интервью:

Послание президента — диверсификация власти

Путин очень долго запрягал. Поедем ли быстро?

Как работают олигархи во власти

— Леонид, в Послании президента говорится о политических проектах, о конструкции государственного устройства, в которой сильны все ветви и уровни власти. Но ведь все это время у нас не только власть, но и финансы, все ресурсы и полномочия были сконцентрированы в центре. И олигархи продолжают всем заправлять, потому что во власти находятся одни и те же близкие к ним люди. А за прошлый год дивиденды наших олигархов были выше, чем инвестиции во всю науку Российской Федерации.

При такой ситуации о чем можно говорить? Ведь политика и экономика очень связаны.

— Это очень связано.

— И политику определяют те самые олигархи.

— Да.

— Со времен первой Думы туда активно ходили лоббисты крупных компаний и проектов, олигархи очень активно финансируют политиков, помогают…

— Покупают.

— Да, покупают депутатов либо просто изначально проводят своих депутатов для того, чтобы принимали нужные им законы. Как эту ситуацию переломить, возможно ли это сделать? И чем мы отличаемся от так называемых цивилизованных стран этом плане?

— Создание диверсифицированной конструкции решения внутриэлитных вопросов заставит их рано или поздно выработать единую стратегию. Сейчас каждый сам за себя, и поэтому персонально решает вопросы.

Лоббизм не пройдет?

— А не будет так, они отдельно решают вопросы с Федеральным собранием, отдельно с правительством и т. д., просто им придется чуть-чуть перестроить схему действий?

— Я думаю, что, во-первых, не получится, поскольку надо будет тогда в шесть мест идти решать вопросы.

— Да. А что делать-то? Ну в шесть — так в шесть.

— Но это совершенно разные места и там совершенно разные люди.

  • Конституционный суд получил новые права,
  • и Госсовет,
  • и Совет Безопасности,
  • и премьер обрел самостоятельную силу,
  • и Дума,
  • и Совет Федерации,
  • и президент остается, который имеет право снимать.

То есть у нас очень расширилось количество центров принятия решений и силовых центров.

Ну со всеми решать по-любому придется и искать некий консенсус. Как только вы найдете его, самое главное, чтобы они его еще ассоциировали с политическим национальным контуром страны.

А пока олигархи решают вопросы с глобальным рынком, а не со страной внутри страны, так и будет продолжаться.

Но я думаю, что достаточно длительные тренды и события последних лет (я имею в виду санкции и все прочее) показало части нашей экономической группировки, что если за вашей спиной нет сильной национальной государственной власти, то вас растопчут и заберут все, что у вас есть. Последний пример Дерипаски с его заводами — самый яркий, потому что он просто вынужден был отказаться.

Это же им показали пример, что с ними со всеми может быть в любой момент и в итоге обязательно будет.

Я так понимаю, что многие из элиты сегодня осознали, что без сильного Государства Российского они перед глобальным рынком — блохи и клопы, их раздавят просто.

Российские олигархи за рубежом

Они там неинтересны. Русские деньги пригодятся, а русские идеи и смысл России, наши предложения на будущее там не нужны. У них есть свое представление будущего, и в этом представлении сильной России не существует.

— Так ведь всегда и было, в этом же нет ничего нового.

— Да. Помните Березовского, который приехал туда, деньги у него еще были. Но как и все, кто оказывается на Западе, ничего там сделать не смог.

— Но он приехал-то туда в силу вынужденной необходимости.

— Неважно. И другие приезжают, там никому не дают с деньгами работать. Пугачеву сказали: в банк положи, мы будем знать, что с этим делать, а ты — нет, проценты свои получай и живи на них, хочешь яхту купить — купи, хочешь — собственность…

А люди же, когда к власти приходят, уже не за деньги бьются, они — за власть, за возможность принимать решения.

— И если большие деньги лежат в банке, это неправильно, тем более у бизнесмена деньги должны работать.

— А там ты фактически и не имеешь денег, тем более не влияешь на принятие решений.

Собственность — это материализованное право на принятие решений, а если тебя этого права лишают, то деньги — это пустота, только карманные расходы.

Да, их много, но все равно это карманные расходы. Чупа-чупс? — Пожалуйста. А новую технологию, новый завод — нет, что ты, старик, у тебя руки в крови, деньги ворованные, тебе это нельзя. То есть они в эту лигу не пустят.

Знаете, как происходила покупка "Челси" господином Абрамовичем? В министерстве внутренних дел Англии существует русский отдел по русской мафии, там сделка с определенного уровня должна утверждаться, потому что деньги — кровавые, ворованные на приватизации, на людях. Вот и высчитали время, когда начальник этого отдела будет в самолете и когда необходимо будет подписать обязательно, а он не мог повлиять. То есть там прямо вот, поймите, по минуткам все сводили.

Читайте продолжение интервью:

Как власть рушит общество и пытается откупиться

В России и в мире: справедливость — понятие растяжимое

Послание президента — отправная точка для глобальной реформы?

Зачем России много центров власти

Леонид Крутаков о "Единой России", Госдуме, Мишустине и новом правительстве

Михаил Мишустин — преемник или звено, передатчик или строитель?

Международное право по пиратскому принципу: можешь — делай

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев