Как начинались и развивались отношения России и Китая

Как начинались и развивались отношения России и Китая? Какие основные черты характеризуют китайский народ? Чем китайцы отличаются от нас, европейцев и своих соседей японцев?

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал писатель, востоковед, переводчик, руководитель Центра изучения стран Дальнего Востока Кирилл Котков.

Читайте начало интервью:

Почему китайцы постоянно кричат и жестикулируют?

Число китайцев сильно преувеличено

Китай издавна воровал технологии и выдавал за свои

— Кирилл, как начинались и развивались отношения России и Китая?

— Первый русский, который доподлинно побывал в Китае, — казак Иван Петлин. Он был послан для разведки пути в Китай тобольским воеводой. Петлин присоединился к монгольскому каравану (он, кстати, владел монгольским языком) и в 1618 году побывал в Китае. Вернувшись обратно, он написал путеводитель, который носит длинное название "Роспись Китайскому государству, и Лобинскому, и иным государствам,… и великой Оби…" и прочее, прочее, прочее, но среди ученых он известен просто как "Роспись".

Путеводитель — очень интересный, потому что сообщает нам о Китае до маньчжурского завоевания. Петлин не был принят китайским императором, потому что не привез подарков. А уже в середине XVII века, после того как Китай был завоеван маньчжурами, там побывало с караваном посольство Байкова.

Затем во второй половине XVII века начались столкновения русских казаков с маньчжурами на Амуре. Затем в конце XVII века Нерчинский договор, а перед ним героическая оборона русскими казаками Албазина от превосходящих по численности маньчжурских войск. В общем, если говорить об отношениях между Россией и Китаем, то слава Богу, у нас никогда не доходило до серьезных военных конфликтов, хотя небольшие конфликты случались.

Мало того, в 1900 году Китай официально объявил России войну. Это был единственный случай, когда Китай нам официально объявил войну. Мы Китаю не объявляли войну. Это было подавление так называемого Боксерского восстания. Если рассмотреть отношения России и Китая за всю историю отношений на протяжении 350 лет, то они развивались волнообразно — то вверх, то вниз, то потепление, то похолодание.

— Вы достаточно критически относитесь к Китаю. Но он вам все-таки нравится? Там есть что-то хорошее?

— Знаете, у всех можно чему-то поучиться. Я отношусь к Китаю объективно. Вот нельзя сказать: любишь, не любишь. Я отношусь к Китаю так, каков он есть. Просто я его воспринимаю таким, каким он является на самом деле, а не таким, как нам его пытаются представить иные влюбленные в Китай люди.

— Китаисты.

— Китаисты в том числе. Да, и такие встречаются. И я могу даже объяснить, откуда у них такая влюбленность. Зачастую они общаются не с народными массами, а с примерно такими же людьми, какие они сами. Они общаются с высшей прослойкой китайского общества, с такими же учеными, как они, поэтому они и думают, что все остальные там такие же.

— Но у нас же тоже есть люди без хорошего образования, простой народ. Везде же разные социальные группы и расслоение есть.

— Процент людей, с которыми русскому, европейцу, американцу удобно и комфортно общаться, в Китае очень низок. Этим объясняется тот факт, что как и в XIX веке, так и сейчас, работающие в Китае иностранцы, живут практически в гетто, можно сказать, общаются в основном только со своими и очень мало контактируют с туземным населением. Это объясняется тем, что зачастую им общаться некомфортно.

— Но вы же долго там жили и с крестьянами общались.

— Я-то общался со всеми. Я много где был в Китае. Когда меня спрашивают, где я в Китае был, я всегда отвечаю: а давайте я расскажу, где я не был, это будет гораздо проще.

Но мало просто быть, жить в Китае или путешествовать. Жить тоже можно по-разному. Я в течение многих лет работал неоднократно с китайскими делегациями. Доводилось работать и с китайскими туристическими группами в качестве переводчика и в качестве гида. И это общение очень много мне дало, потому что позволило общаться с представителями всех слоев населения. А поскольку китайский язык у меня — не единственный, я могу сравнивать их, например, с вьетнамцами, понять, каковы японцы, и т. д.

— Все гиды говорят, что очень тяжело работать именно с китайскими туристами. Китайские группы — самые тяжелые.

— Да. Совершенно верно. Работать с ними очень тяжело.

— Чем японцы отличаются китайцев? 

— Грубо говоря, японцы — это немцы Дальнего Востока: опрятные, культурные.

— И крестьяне культурные?

— Все. Для них дело не в том, что сверху приказали, что, например, мусорить нельзя. Это исторически всегда так было. Еще в XVII веке европейцев поражала чистота на улицах японских городов. В Европе помои выливали на мостовую, а в Японии было чисто. И японцы мылись в бане уже в те времена. А европейцы баню не знали. Вот такой народ.

Но при этом в формировании японского психотипа огромную роль сыграло самурайство плюс пропаганда эпохи Реставрации Мэйдзи, это вторая половина XIX века и первая половина ХХ века, вплоть до 1945 года. Ведь пропаганда внушала, что японцы — это высшая раса. Это не могло не отразиться на отношении к соседним народам в годы Второй мировой войны.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев