На "врачей-вредителей" никто не доносил

22 января 1953 года в свет вышла статья "Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей". В то время органами государственной безопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. И лишь после смерти Сталина выяснилась правда…

Виновницей или, как позже выяснилось, жертвой этого громкого скандала стала Лидия Феодосьевна Тимашук. Родившаяся 21 ноября 1898 года в Брест-Литовске в семье унтер-офицера, она с детства мечтала стать врачом. После школы поступила на медицинский факультет в Самарском университете. Ее мечта уже готова была свершиться, но началась Гражданская война. Молодую медсестру мобилизовали на борьбу с эпидемией сыпного тифа и холеры.

После окончания войны Лидия переехала в Петроград, а оттуда в Москву, где смогла доучиться и устроиться врачом в лечебно-санитарное управление Кремля. Так началась карьера врача-кардиолога Лидии Тимашук.

Читайте также: Ювенальная юстиция и ее "жертвы"

Запутанная история "врачей-вредителей" началась летом 1948 года, когда в больницу попал государственный и партийный деятель СССР генерал-полковник Андрей Александрович Жданов. Первой к пациенту была допущена заведующая отделением функциональной диагностики кремлевской больницы Лидия Тимашук, которая поставила пациенту диагноз — инфаркт миокарда. Но большинство присутствующих врачей с ней не согласились, а действительный член Академии медицинских наук профессор Виноградов отвел женщину в сторонку и тихо прошептал: "Лида, оставь свои суждения при себе, ты в этом ничего не понимаешь".

Но женщина была уверена в своей правоте и стала настаивать на своем, за что получила выговор и была переведена в другое отделение. При переводе она была вынуждена написать объяснительную записку, в которой указала истинную, по ее мнению, причину недовольства коллег:

"28/VIII около 12 ч. дня сделала А. А. ЭКГ, по данным которого мною диагностирован "инфаркт миокарда" в обл. левого желудочка и межжелудочковой перегородки, о чем тут же поставила в известность консультантов. Пр. Егоров и д-р Майоров заявили мне, что это ошибочный диагноз и они с ним не согласны, никакого инфаркта у А. А. нет, а имеется "функциональное расстройство на почве склероза и гипертонической болезни", и предложили мне переписать заключение, не указывая на "инфаркт миокарда"…

Фото: AP

29/VIII у А. А. повторился (после вставания с постели) сердечный припадок, и я вторично была вызвана, но по распоряжению акад. Виноградова и пр. Егорова ЭКГ 29/VIII в день сердечного приступа не была сделана, а назначена на 30/VIII, а мне вторично было в категорической форме предложено переделать заключение, не указывая на инфаркт миокарда...

Считаю, что консультанты и лечащий врач Майоров недооценили безусловно тяжелое состояние А. А., разрешая ему подниматься с постели, гулять по парку, посещать кино, что и вызвало повторный приступ и в дальнейшем может привести к роковому исходу. Несмотря на то, что я по настоянию своего начальника переделала ЭКГ, не указав в ней "инфаркт миокарда", остаюсь при своем мнении и настаиваю на соблюдении строжайшего постельного режима для А. А.".

Роковой исход действительно был не за горами. 30 августа Андрей Александрович Жданов скоропостижно скончался. Коллеги Тимашук в заключении о смерти указали, что причиной кончины стали припадки сердечной астмы и паралич болезненно измененного сердца при явлениях острого отека легких. И тогда терпению Лидии Феодосьевны, дававшей клятву Гиппократа, пришел конец. Она написала письмо Хрущеву и дала ход своей пояснительной записке. Однако, на удивление, никакой реакции не последовало.

Об инциденте вскоре забыли, но спустя два года начали происходить таинственные аресты. По делу Еврейского антифашистского комитета был задержан личный врач Берии Яков Этингер. После долгих и мучительных "допросов с пристрастием" он вынужден был признаться в причастности к смерти секретаря ЦК Щербакова (хотя тот скончался от явного пристрастия к алкоголю). В тот момент профессиональный советский гэбист Абакумов покопался в архивах и грамотно проложил параллель между Этингером и врачами, некогда "сгубившими" Жданова. Так жесткая рука правосудия начала хватать всех причастных к этому делу. Этингер, как выяснилось, был приятелем Виноградова, а их коллега Вовси — двоюродным братом буржуазного националиста Михоэлса. Этого в те времена было достаточно, чтобы попасть в КГБ.

Читайте также: Памяти Соломона Михоэлса

4 ноября 1952 года был арестован Виноградов, а через неделю Вовси и прочие фигуранты. А 13 января 1953 года газета "Правда" опубликовала сообщение ТАСС про "врачей-вредителей".

Выдержка из статьи:

"Следствием установлено, что участники террористической группы, используя свое положение врачей и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно злодейски подрывали их здоровье, ставили им неправильные диагнозы, а затем губили больных неправильным лечением. Прикрываясь высоким и благородным званием врача — человека науки, эти изверги и убийцы растоптали священное знамя науки. Встав на путь чудовищных преступлений, они осквернили честь ученых. 

Большинство участников террористической группы — Вовси и его коллеги Фельдман, Гринштейн, Этингер — были куплены американской разведкой.

Фото: AP

 

 

А другие участники террористической группы (Виноградов, Коган и Егоров) являются, как сейчас установлено, старыми агентами английской разведки, служат ей с давних пор, выполняя ее самые преступные и грязные задания".

Всех участников дела под страхом смертной казни заставили сознаться "в содеянном", и они все подписали, сохранив тем самым себе жизнь. А 20 января 1953 года Лидия Феодосьевна Тимашук была награждена орденом Ленина "за помощь, оказанную правительству в деле разоблачения врачей-убийц". Не принять награду такого уровня она не могла, отказ повлек бы за собой необратимые последствия.

Процесс рассмотрения дела "врачей-убийц" был назначен на 5 марта 1953 года, и именно в этот день по роковой случайности в своей постели от обширного кровоизлияния в мозг умер Сталин. Дело попало в руки миролюбивого Берии, и он решил разобраться во всем до конца. Подследственные были допрошены еще раз, и стало понятно, что дело было сфабриковано, а данные фальсифицированы.

Из допроса профессора Виноградова:

"Все же необходимо признать, что у А. А. Жданова имелся инфаркт и отрицание его мною, профессором Василенко, Егоровым, докторами Майоровым и Карпай было с нашей стороны ошибкой. При этом злого умысла в постановке диагноза и методе лечения не было…".

4 апреля дело закрыли, у Тимашук отобрали орден, заявив, что он достался ей по ошибке. Вскоре, конечно, ее наградили орденом Трудового Красного знамени "за безупречную работу", но клеймо доносчицы пристало к ней навсегда.

Прошло какое-то время, и все начали было забывать этот жуткий скандал, когда на XX съезде КПСС в феврале 1956 года в своем отчетном докладе товарищ Хрущев напомнил всем про это громкое дело:

"Следует напомнить о "деле врачей-вредителей". Собственно, никакого "дела" не было, кроме заявления врача Тимашук, которая, может быть, под влиянием кого-нибудь или по указанию, ведь она была негласным сотрудником органов госбезопасности, написала Сталину письмо, в котором заявляла, что врачи якобы применяют неправильные методы лечения".

Это стало концом нормальной жизни Тимашук. Ее обсуждали и показывали на нее пальцем, с ее приходом все переходили на шепот или вообще замолкали, вспоминая плакат Нины Ватолиной с четким социалистическим лозунгом "Не болтай!".

Лидия Феодосьевна еще долгое время пыталась отмыться от этой грязи и писала Хрущеву оправдательные письма:

Фото: AP

"Без единого упрека, честно, как подобает врачу, я проработала 28 лет в кремлевской больнице, о чем свидетельствует награждение меня в 1954 году орденом Трудового Красного знамени за безупречную работу. Разве я могла думать, что мои письма, подсказанные моей врачебной совестью, затрагивающие вопросы диагноза, лечения и режима больного Жданова А. А., могли послужить в чьих-то руках почти 5 лет спустя основанием для создания "дела" о многих врачах, даже которых я и не знала? (выделено мной. — В.Б.) С моей точки зрения, это письмо заслуживало внимания, и цель его была спасти жизнь больного, но ни в коем случае не оклеветать кого-либо…".

Но никакого результата не было. Вскоре Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила следователя по делу о врачах к высшей мере наказания — расстрелу. А после того как приговор был приведен в исполнение, не осталось ни одной зацепки, для того чтобы очистить имя Лидии Феодосьевны Тимашук.

Последнее свое письмо, адресованное в президиум XXIII съезда партии, Тимашук отправила в 1966 году:

"Только после тяжелых моральных переживаний в течение 13 лет и бесплодных попыток добиться правды я принуждена обратиться в самый высокий орган Коммунистической партии. Мое положение в обществе весьма трагично. Прошу внести ясность и справедливость в это беспрецедентное дело… В народе существует мнение, что "дело о врачах" возникло вследствие того, что я якобы оклеветала честных врачей и профессоров. Эти кривотолки продолжаются и до сих пор, постоянно травмируя меня".

Спустя 17 лет в возрасте 85 лет Лидия Феодосьевна скончалась, а ее имя навсегда осталось втоптанным в грязь. Для многих, кто ей верил, она стала примером самопожертвования во имя справедливости. Жаль, что ее самоотверженный поступок и попытка приструнить самовлюбленных и эгоцентричных врачей привели к таким последствиям. Лидия Феодосьевна, конечно, уже не прочтет этот маленький оправдательный очерк, посвященный ей, но пускай у людей хотя бы останется светлая память о враче-кардиологе, не по своей воле ставшем марионеткой в руках правосудия.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать