Лики войны: побег из лагеря смертников

Михаил Девятаев рос тринадцатым ребенком в семье крестьянина Петра Девятаева. Но именно он прославит фамилию своего отца. Михаил Девятаев управлял угнанным с немецкого аэродрома самолетом, на борту которого находились еще десять советских заключенных. Это редкий подвиг, когда изможденные узники концлагеря успешно осуществили дерзкий побег.

Озорной паренек, заводила и уличный хулиган, после окончания семилетки уехал в Казань, где поступил в речное училище. Но многие тогдашние пацаны мечтали о небе. Помимо романтики голубого неба, босоногих мальчишек манили кожаный шлем и такая же тужурка. После окончания речного училища, проплавав навигацию, Михаил пришел в военкомат и заявил, что хочет быть военным летчиком.

В первые дни войны летчик-истребитель Михаил Девятаев оказался на фронте в районе Минск-Могилев и уже 24 июня 1941 года из пулемета сбил пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87. Затем его истребительный полк участвовал в обороне Москвы и в числе других он был награжден орденом Красного Знамени. В воздушном бою над Тулой Михаила ранило. Через тринадцать дней пребывания в лазарете он в больничном халате и тапочках вернулся в часть, которая к тому времени уже перебазировалась под Воронеж.

В сентябре 41-го, возвращаясь с задания, самолет Девятаева был атакован истребителями люфтваффе. Осколок снаряда попал в ногу. Отстреливаясь, летчик повел самолет на аэродром, посадил его и тут же в кабине потерял сознание. Госпиталь. Для 24-летнего раненого пилота свою кровь сдал сам комполка — легендарный ас Бобров. Медкомиссия не допускает летчика в истребительный полк. Он шлет рапорт за рапортом, добиваясь возвращения на фронт. Его направили в санитарную авиацию. На У-2, прозванном "кукурузником", перевозил раненых, медикаменты, боеприпасы.

В мае 1944 года Девятаева разыскал майор Бобров и познакомил с дважды Героем Советского Союза подполковником Александром Покрышкиным, который готовился принять командование над 9-й Гвардейской истребительной авиадивизией. В 104-й авиаполк, получивший от союзников новейшие "Аэрокобры" Р-39N, Бобров и забрал своего старого знакомого.

На счету командира звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка гвардии старшего лейтенанта Девятаева было уже 9 сбитых вражеских самолетов, когда 13 июля 1944 года в районе западнее Горохува (вблизи Лемберга — Львова) его самолет сбили. "Мордвин (позывной Девятаева), прыгай!" — отчаянно закричал его ведущий, увидя как полыхнула огнем машина Михаила. Прыгая, тот сильно ударился о стабилизатор хвостового оперенья и потерял сознание, успев лишь рвануть кольцо парашюта. В бессознательном состоянии и с сильными ожогами летчик попал в плен.

Читайте также: Награды Покрышкина - терновый венец

Позднее Девятаев вспоминал: "Стою перед столом, за которым сидит холеный офицер с круглыми ястребиными глазами. Тут же переводчик. Спрашивает: "Вы русский?" — "Нет, — отвечаю, — мордвин". — "Я не знаю такой национальности", — говорит через переводчика офицер. "Мало ли чего вы не знаете о нашей стране". Немцы запихнули пленных по вагонам и перевезли дальше в тыл, в лагерь под Кляйнкенигсбергом. Здесь группа соотечественников, к которым Михаил присоединился, готовила побег. Подземный подкоп был случайно обнаружен, а может быть кто-то выдал, но побег не удался и Девятаева с Яшей из Магадана должны были пустить в расход. Спасла немецкая практичность. Нацисты решили максимально целесообразно использовать заключенных и их труд. Приговоренных к смерти перевели в лагерь смерти Заксенхаузен, где их ожидала неминуемая гибель от непосильной работы или от бесчеловечных опытов на живых людях.

В бараке санобработки парикмахер заменил его бирку смертника на "штрафника" — убитого украинского учителя Степана Григорьевича Никитенко. По документам, Михаил Девятаев оказался "расстрелянным и сожженным", о чем 5 декабря 1944 года была сделана соответствующая запись. Более двух месяцев Михаил старательно маскировал свой мокшанский выговор малоросским суржиком.

Под именем Степана Никитенко летчика отправили на остров Узедом, где в лагере Karlshagen I, относящегося к полигону Пенемюнде (Heeresversuchsanstalt (HVA) Peenemünde) шли разработки секретного оружия — крылатых ракет "Фау-1" и баллистических ракет "Фау-2". Советские заключенные выполняли здесь роль подневольных помощников. Когда начинаешь прикидывать, сколько трудностей пришлось преодолеть во время подготовки побега, легко можно сбиться со счета. Лагерь смерти — это не курорт. Отправить в газовую камеру или до смерти забить могли в любой момент, особенно когда доходяга с трудом волочил ноги. Однажды Девятаев настолько выбился из сил, что заставил себя встать только силой воли. Суровое наказание грозило заключенному, когда на его одежде обнаружили вошь. Товарищи спасли. Они помогали летчику осваивать незнакомую технику.

Один из участников побега Иван Павлович Кривоногов (это он убьет конвоира) в своих мемуарах писал: "Возле аэродрома немцы устроили свалку разбитых машин. Михаил всякий раз старался подойти к ним ближе, чтобы рассмотреть управление. Иногда ему удавалось оторвать бирки с названиями приборов и принести их в лагерь, а по вечерам Володя Соколов переводил их на русский язык. Михаил старался запомнить названия, назначение и расположение приборов на пульте управления".

Читайте также: Лики войны: Яшка - капитан подполья

Несколько нелепых случайностей не позволили убежать в январе. Наконец, в солнечный день 8 февраля 1945 г., убив конвоира, группа из 11 заключенных подошла в стоящий на взлетно-посадочной полосе двухмоторный бомбардировщик Heinkel He 111. В два счета сняв с самолета маскировку, пленники разместились на его борту. Им посчастливилось не погибнуть при взлете, когда обнаружилось, что в самолете нет аккумулятора, когда с шасси не снималась колодка, когда неопытные помощники помогали пилоту поднять самолет в воздух. Им повезло, что ни одна немецкая зенитка не выстрелила им вслед. Им повезло во время полета, когда посланный вдогонку один ас люфтваффе не смог отыскать беглецов, а другой (возвращавшийся с боевого задания) не смог выполнить приказ командования из-за отсутствия боеприпасов. Им повезло, что сели на своей территории и их не сбили советские зенитчики или истребители. Бомбардировщик не приземлился, а упал на брюхо. В хвостовом оперенье насчитали потом десятки пробоин, две из них были возле кабины пилота. Повезло и потом, после допросов в СМЕРШе.

Показания Девятаева помогли уничтожить полигон Пенемюнде, который бомбили пять дней. Последняя ракета взлетела с его площадки через 6 дней после уникального по своему исполнению побега.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
График переселения по программе реновации опубликуют в начале следующего года
США опять попробуют указать место России
Социологи: ненавидящие Украину россияне предпочитают all inclusive
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
График переселения по программе реновации опубликуют в начале следующего года
Латвийские шпроты вновь появятся на российских прилавках
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Срочно проверяйте: в Windows 10 встроен "слив" паролей пользователя
Несколько государств Европы лишились поставок газа. И на Россию не свалишь...
Российские военные из группы наблюдателей покинут Донбасс
Латвийские шпроты вновь появятся на российских прилавках
Запад: Путину удалось возродить Россию, ее не сломать
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Начнет ли Запад массовые аресты российских бизнесменов
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Латвийские шпроты вновь появятся на российских прилавках
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Срочно проверяйте: в Windows 10 встроен "слив" паролей пользователя
Улюкаев попросил выслать немного денег

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры