COVID-19 не так страшен, как власти малюют?

В прямом эфире видеостудии "Правды. Ру" на многие вопросы главного редактора Инны Новиковой о коронавирусе, образовании, психологии и политике ответил доктор психологических наук, академик Российской академии образования, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, директор Школы антропологии будущего РАНХиГС Александр Асмолов.

Почему власти не сказали людям правду о карантине?

Коронавирус: нам легче, чем было в 40-50 годах, и уж тем более это — не война. Однако тогда было понятно, что происходит. А сейчас? Власть не смогла внятно объяснить людям опасность? Люди не верят власти? Люди видят, что опасность сильно преувеличена, а меры неадекватны? Почему происходят массовые нарушения карантина и особенно масочного режима несмотря на штрафы? Почему нам уже не так страшен коронавирус?

— Александр Григорьевич, мой первый вопрос — про коронавирус, поскольку эта тема захватила всю нашу жизнь. Мы постоянно слышим речи наших руководителей, мэра Москвы Сергия Собянина о том, что происходит, как опасен Ковид-19, какие титанические усилия они прикладывают, как у нас люди должны само-помочь себе и как мы все дисциплинированно помогаем бороться с пандемией.

А на улицах все равно — очень много людей и машин. Многие без масок. Теперь штрафовать за это будут. Но дальше жить-то как-то надо. Люди не понимают опасности или просто не верят нашей власти, считают, что на самом деле не так страшен Ковид, как его малюют. Что происходит с властью и людьми? Может быть, все эти меры реально нужны — так и надо?… Или простые люди все-таки правы — на каждый чих не наздравствуешься?

Благими намерениями выстлана дорога…

— Инна, в ваших вопросах — уже серьезная психологическая правда и ответы на эти вопросы. Потому что каждый из них содержал диагностику. Можно просто перевести эти вопросы из вопросительной интонации в утвердительную.

Первое, люди все менее и менее доверяют нашей власти. Люди все менее и менее рефлексируют, что есть реальная опасность, и все менее и менее понимают, что происходит вокруг, насколько изменился мир, в какой ситуации оказались сегодня все человечество и наш любимый город.

Прежде всего — действительно надо учитывать психологию. Напомню, есть замечательное явление запретного плода. Однажды мы поставили небольшой почти наивный эксперимент. — На замечательную лужайку, на которой росли цветы и все было великолепно, мы с моим коллегой поставили табличку: "По лужайке ходить строго запрещается".

На следующий день цветы были частично вытоптаны. Запретный плод — сладок. И когда вам говорят: даю установку — сиди дома, то вам так не хочется быть дома. "Даю установку — выходи только в маске". — Вспоминается Высоцкий: "Надели маски кроликов, слонов и алкоголиков…"

Вообще в этих мы в буквальном смысле наступаем на грабли непонимания психологии людей, на непонимание рисков, в которых мы оказались и даже непонимания того, что наши лидеры часто работают по формуле: самыми благими намерениями выстлана дорога… Все знают, куда, поэтому не произношу.

Мы действительно находимся в ситуации повышенных рисков для каждого. Но в этой ситуации необходимы иные стратегии общения с людьми, причем — разные в разных странах. Сейчас работает группа "Сравнительный анализ реакции на коронакризис в разных странах": в Южной Корее, в Китае, в Европе, в Штатах, в Канаде. Мы анализируем стилистику коммуникаций общения с людьми и ее эффекты.

В разных странах — разные стратегии общения с людьми

— Что это за группа?

— Эта групп была интегрирована в Президентской академии РАНХиГС. Мы создали вместе с ректором академии Владимиром Мау сайт, который называется "Чат совместного общения антивирус". В группу входят психологии самых разных учреждений. В нее, прежде всего, входит мой любимый и родной факультет психологии, на котором я преподаю последние 50 лет, Институт психологии Академии наук и другие достойные психологические учреждения.

Нами уже открыты несколько линий психологической помощи, совместно с Белым домом открыта линия "Стоп коронавирусу". И аналитика, которая разрабатывается этой группой, так или иначе направляется в органы, которые принимают решение о поведении в подобного рода ситуациях.

— Мы в этом далеко не одиноки. Есть опыт Китая, Южной Кореи, Швеции, Америки. Они тоже проводят какие-то тестирования. Но зачем при короновирусе психология?

— По этой теме работают и социологи, и психологии, и различного рода аналитики во всех странах. Когда мы сравнили стили коммуникаций лидеров, то видим уникальные различия.

Что касается Китая — нашего замечательного великого соседа, то там все не так, как нам кажется. Китай, Япония — это страны иного мира. И я бы даже сказал, иной цивилизации. У них — другие этнокультурные стереотипы поведения.

И когда нам говорят, что в Китае "приказали, решили, повелели", это — все равно, что мы замеряем по странам как среднюю температуру по госпиталю. Сейчас мы знаем факты, что пандемия существует в Китае не только там, где она родилась.

Китай выступил с жесткой оппозицией, когда называли коронавирус, как вы помните, китайским вирусом, а у населения появилась приговорка "China virus go go". И так далее, и тому подобное. У китайцев была такая реакция. Всегда мы ищем (мы так устроены) козлов отпущения. В данной ситуации у нас появились китайцы как козлы отпущения.

К сожалению, у нас подчас становятся козлами отпущения те, кто переболел коронавирусом, они попадают как бы в касту неприкасаемых. Иными словами — это своего рода ксенофобские настроения, которые есть в разных странах мира, в том числе в моей родной России. Они не заставляют себя ждать в любой сложной ситуации, выстреливают они, увы, и сейчас.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...