Игорь Зубков: послушав Поля Мориа, вы почувствуете, что всё отлично

Композитор, многократный лауреат фестивалей "Песня года”, "Шансон года”, а также премии "Виктория” Игорь Зубков рассказал Pravda.Ru, как ему и Константину Арсеневу удалось запрыгнуть в последний музыкальный вагон СССР, кто станет отцом русской поп-музыки и почему полезно слушать композиции Поля Мориа.

Кладбище советской музыки

— Игорь, в вашем послужном списке мюзиклы, музыка для театра и кино и более 400 песен. Практически все звезды нашей эстрады вас поют:

  • Алла Пугачева,
  • Михаил Шуфутинский,
  • Татьяна Овсиенко,
  • Филипп Киркоров,
  • Кристина Орбакайте,
  • Лев Лещенко.

Есть ли у вас любимые песни?

— Конечно, есть. Для меня написание песни и эмоциональное состояние сочетаются, и получается эмоция, которую ты запоминаешь. А мы ведь любим то, что любим вспоминать потом. Наши воспоминания греют нас, поэтому мы так любим наше прошлое.

Хочу сказать, что есть много людей, которые написали хорошие песни, но, к сожалению, эти мелодии задерживаются у авторов и они не могут их дать широкому слушателю. Мне повезло, что мы с Константином Арсеневым сели в последний вагон, уходящий из Советского Союза. В Советском Союзе была система музыкального оповещения:

  • "Утренняя почта",
  • концерты,
  • памятные дни.

Система продвижения артистов была отработана. Эту систему окружали многочисленные артистические советы, худсоветы. На худсоветах только 20% Союза композиторов были настроены строго политически, а в остальном это был художественный разбор произведений. Это то, что напрочь сейчас отсутствует. Например, сидел Борис Мокроусов (его песни поёт вся страна), говорил: "Вот запев скучноват, поработать надо". В результате произведения того времени — настоящие песни, которые полезны для душевного состояния людей. И, несомненно, 90-е годы — это было ужасное кладбище для таких людей.

Когда знаменитому Игорю Шаферану сказали, что ему нужно съездить за пуховиками в Турцию, он сказал: "Я понял, что я никчёмный человек, я могу сидеть на кухне, курить сигареты и писать тексты". Это человек, который написал "Ромашки спрятались, поникли лютики", "Одна снежинка ещё не снег, одна дождинка ещё не дождь". Это гениальные люди.

— Игорь, что сегодня на эстраде происходит? Что вам нравится, что не нравится?

— Есть мировой круг музыки, и есть наш, российский.

Они изначально вообще не были синхронизованы, потому что как можно сравнить "All You Need Is Love" у Леннона и "Любовь, комсомол и весна" у нас.

Но Советский Союз закончился, и мы пытаемся встроиться в мировую структуру. Музыкальная культура сегодня, так же как и интернет-пространство, едина. Сегодня мы в общую культуру встраиваемся академической музыкой. Наша эстрадная музыка в большинстве своём не конвертируема на Запад. Может быть, потому, что она не исполняется на английском. С другой стороны, на то, что исполняется на английском, глубоко наплевать нашим слушателям, потому что у нас не все владеют английским. Да и если владеют, хочется русское послушать, а английский язык не родной.

Получается, как в предглинкинскую эпоху. До Михаила Глинки были композиторы двух типов:

  1. одни писали музыку, настолько похожую на итальянцев, что её невозможно отличить от Вивальди (скажем, Бортнянский),
  2. а другие писали оперы типа "Ямщики на подставе", где выходили в лаптях и пели "Ах вы, сени, мои сени, сени новые мои".

Пришёл Глинка и, написав увертюру к "Руслану и Людмиле", сделал синтез: половина увертюры напоминала россиневскую, а побочная партия была русская.

Второе гениальное совмещение — Пётр Чайковский. Русский напевный плагальный мелодизм плюс безукоризненное оркестровое оснащение вагнеро-мендельсоновского типа. То же самое Сергей Рахманинов. У нас нет сейчас такого сочленения.

Тот, кто это соединит, и будет назван отцом русской поп-музыки (как Михаил Иванович Глинка — отец русской музыки). Но нужно написать соответствующую песню. Напишите Besame mucho, её исполнят на всех языках.

Музыка лечит

— Написать хорошую песню мало. Надо ещё её донести до слушателя.

— Хорошая песня сама себя продвигает. Например, наш с Александром Вулыхом мюзикл "12 стульев" идёт уже в шестом театре по всей России:

  • Волгоград,
  • Свердловск,
  • Иваново,
  • Йошкар-Ола.

Они сами нам звонили: "Мы ваш мюзикл посмотрели в интернете, нам так понравилось. У нас денег немного, но мы обязательно поставим этот мюзикл". Например, в Иванове театрик образовали из маленького клуба сталинских времён, там 200 мест, яблоку негде упасть, драки при входе. Сидят люди с огромными букетами цветов, дарят. Это просто потрясающе.

Мюзикл сегодня — это альтернатива во многом прогнившему шоу-бизнесу, отрицательной чертой которого является отсутствие доверия со стороны людей.

Любимые наши певцы были абсолютно доверительны:

  • Анна Герман,
  • Владимир Высоцкий,
  • Марк Бернес.

А если человек изображает из себя что-то, то это не трогает и превращается в таблоид, который можно почитать и выбросить. Оперетта в советское время была любимейшим жанром у людей. И сегодня в мюзикле люди для себя открывают (что меня радует — в провинциях) простые радости. Можно поставить мюзикл, песни послушать, и всё будет хорошо.

— Музыка ведь даже лечит.

— Музыка может всё! Как сказал в фильме "Доживём до понедельника" герой Вячеслава Тихонова: "Бумага всё стерпит, можно на ней написать: "На холмах Грузии лежит ночная мгла", а можно анонимку на соседа. Но души-то у наших ребят не бумажные". И так же музыка может всё:

  • и врачевать,
  • и символизировать время.

Огромное количество музыки сегодня ничего не делает: рэп, R&B — это символ времени, агрессивного, непонятного.

Но этого недостаточно для России, потому что Россия — музыкальный чемпион. Самая популярная восточная мелодия во всём мире — это хор пленниц из оперы "Князь Игорь" Александра Бородина.

Вот это чемпионство. Мы имеем большие возможности и необыкновенный душевный отклик у людей. Кто-то сказал: в нашей стране не нужно быть богатым или бедным, чтобы понять, что такое хит. Можно пьяницу разбудить под забором, спеть ему песню, и он скажет: "Да, песня отличная".

— Игорь, что бы вы пожелали нашим зрителям?

— Я для себя нахожу музыку, которая помогает жить. Потому что музыка — это очень действенный помощник, она настраивает.

Попробуйте отобрать для себя из 200 произведений Поля Мориа десять любимых. Если вы их будете ставить утром и днём, вы почувствуете, что вообще всё отлично, потому что эта музыка говорит о позитиве.

Пусть музыка помогает вам жить, но для этого её нужно искать. Я желаю, чтобы каждый нашёл свою музыку.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.